МОЖЕТ БЫТЬ, МЫ ЕЩЕ ВСТРЕТИМСЯ

Голосов пока нет

 Ночью меня разбудил телефон. Он прозвенел над самым ухом, и сначала мне показалось, что этот звук — продолжение сна, но потом я понял, в чем дело. Мельком я бросил взгляд на часы.

— Я слушаю.

— Сергей, ты? — раздался мужской голос на другом конце провода.

— А кто же еще? — пробормотал я, узнав голос Игоря Комова.

— Извини за столь поздний звонок, — сказал он, — но у меня к тебе очень серьезное дело.

— Какое?

— Только что мне звонил наш шеф из Научно-исследовательского центра и предупредил, что завтра утром я, ты и Олег Лисянский отправимся в сектор 957 пятого времени. Да, в тысяча девятьсот восьмой год, в бассейн реки Подкаменная Тунгуска!.. Наладку аппаратуры закончили раньше, чем ожидалось. Значит, старт завтра.

— Наконец-то! — обрадованно воскликнул я. Мы столько готовились к этому путешествию, столько ждали его, и вот завтра оно произойдет.

В трубке послышались частые гудки, и я положил ее.

Сон теперь долго не шел. Завтра мы, может быть, решим загадку Тунгусского феномена...

В восемь утра я был в Центре. Мои спутники уже поджидали меня.

Наш руководитель, ученый с мировым именем, принял нас в своем строго обставленном кабинете и предложил сесть в кресла.

— Вы долго готовились к экспедиции, — сказал он. — Теперь могу только пожелать вам успеха.

Мы хором поблагодарили.

— Отлично! Ваша задача, как вы знаете, проста: надо заснять Тунгусское тело на пленку. Но если оно окажется инопланетным кораблем, как думают некоторые, соберите о нем как можно больше информации и попытайтесь войти в контакт с его экипажем, если, конечно, он там окажется. Вы должны понимать исключительную важность возложенного на вас дела. Ведь до сих пор ученые не могут объяснить причины явления, которое произошло 30 июня 1908 года в бассейне реки Подкаменная Тунгуска. Если считать, что в этот день Землю посетили инопланетные разумные существа, возникает вопрос: отчего произошел взрыв? Вы должны все выяснить. Предупреждаю, что вы будете находиться в центре события, которое оказалось исключительно опасным для всего живого. Любая ваша оплошность может привести к Трагическим последствиям, поэтому будьте крайне осторожны.

— Мы знаем это, — произнес Комов.

— Ну и прекрасно. Вот вам инструкция и программа исследований, — шеф передал нам пухлый пакет. — Изучите их внимательно. Можете идти...

Сначала мы отправились в костюмерную, где оделись так, как одевались в эпоху пятого времени, и взяли под расписку три револьвера, стреляющих парализующими зарядами, а затем направились в камеру гиперполя.

В ней, возле зеркального шара, напоминающего сильно увеличенную елочную игрушку, сидел оператор в белом халате и производил вычисления на компьютере. Увидев нас, он улыбнулся:

— Заходите в хронопед.

Через люк мы шагнули внутрь шара, а оператор скорректировал аппарат по заданным параметрам и включил гиперполе. Путешествие, которого мы так долго ждали, началось.

...Я взглянул в иллюминатор, но ничего, кроме стволов деревьев, не увидел.

— Включи круговой обзор, — услышал я голос Комова.

Теперь аппарат стал полностью прозрачным. Втроем мы начали разглядывать окружающий мир.

Наш хронопед стоял на большой лужайке между соснами и пихтами. Дул легкий ветерок. Просто не верилось, что через тридцать минут тут произойдет катастрофа и нам, рядовым посланцам Центра, удастся наконец приоткрыть занавес таинственности над великой загадкой века. И, словно угадав мои мысли, Лисянский промолвил:

— Знаете, друзья, мы можем стать первыми людьми в мире, ступившими в контакт с инопланетянами. Комов улыбнулся.

— Если, конечно, Тунгусское тело именно космический корабль. Он взглянул на часы.

— По местному времени без двадцати минут семь. Пора подниматься.

Комов включил ионный двигатель, и аппарат свечой взмыл ввысь.

Хронопед завис на высоте семьдесят километров, и мы начали готовиться к встрече.

Первым делом я включил записывающую и фотографирующую установку, Игорь проверил блокировку аппарата, а Лисянский подготовил ЭВМ к приему информации.

Судя по локатору, объект двигался с юга-востока со скоростью 30 километров в секунду, но его еще не было видно.

— Черт возьми, — нервничал Комов, — ему пора и появиться.

Он максимально повысил увеличение иллюминатора, и мы разглядели яркую крохотную точку, которая медленно приближалась к нам.

— Сергей, выключи круговой обзор, — сказал Комов. Шар снова стал зеркальным.

Игорь проманипулировал кнопками, и хронопед полетел навстречу Тунгусской загадке.

В архиве Центра я читал показания очевидцев, сравнивающих по яркости тело, взорвавшееся над тайгой в 1908 году, с Солнцем, и теперь смог убедиться в этом.

Ослепительный свет, испускаемый летящим объектом, проникал через иллюминаторы и резал глаза, поэтому пришлось спустить светофильтрующую штору.

Он был похож на огненное яйцо колоссального размера, за которым тянулся голубой хвост, напоминающий пламя ядерной сварки.

— Вот ты какой! — воскликнул Лисянский, обращаясь к Тунгусскому телу как к живому существу.

— Ребята, давайте работать! — закричал Комов. — Мы должны выполнить программу исследований.

Каждый из нас склонился над приборами...

Я включил гамматрон. На экране засветилось изображение пустотелого огненного яйца.

— Все-таки космический корабль! — воскликнул я.

— Надо подлететь поближе, — сказал Комов. — Может, удастся вступить в контакт.

— Слишком рискованно, — пробормотал Лисянский. — Хронопед долго не продержится в такой высокой температуре.

— Продержится! Есть ведь защитное поле.

Комов запустил ионный двигатель, и мы подлетели к Тунгусскому телу еще на семь километров. Оно увеличилось в размерах и вросло в иллюминатор солнцеподобным гигантом.

Теперь я занялся интроскопической обработкой объекта. Если верить прибору, в огненном яйце находилось восемнадцать живых существ...

— Корабль изменил траекторию и движется к нам! — воскликнул Комов. — Сергей, максимально повысь энергию защитного поля...

Я не успел этого сделать. У меня вдруг закружилась голова, и я упал на пульт управления...

...Сознание понемногу возвращалось. Теперь я мог ясно различить стеклянный купол над собой и разбитый на квадратики флюоресцирующий потолок: Я хотел приподняться, но не сумел: голову сдавил обруч, от которого тянулись к неизвестному прибору многочисленные провода. Через несколько минут стеклянная оболочка распалась на две половинки, обруч слетел с головы, и неведомая сила приподняла меня над куполом и поставила на ноги.

Передо мной были пять неизвестных. Небольшой рост... Оранжевый цвет кожи... Неестественно выпуклые глаза... И все-таки это были люди! Люди, летевшие к нам неизвестно откуда.

Один из них шагнул ко мне и протянул руку. Я пожал ее и услышал:

— Здравствуй, брат!

Он и рта не раскрыл, слова сами возникли в моей голове.

— Здравствуйте, — ответил растерянно я. — Как я сюда попал? Что с моими друзьями?

— Можешь не говорить. Мы читаем твои мысли. Когда наш корабль переходил на траекторию спуска, мы заметили ваш аппарат. Вы слишком близко подошли к нам и буквально несколько мгновений спустя погибли бы в зоне ядерного излучения. Чтобы спасти вас, пришлось телепортацией перенести к нам на борт. А ваш аппарат, он был слишком велик, его мы спасти не смогли. Чтобы столкновение с ним не принесло вреда нашему кораблю, его пришлось отбросить в сторону, он вошел в нижние слои атмосферы и взорвался. Взрыв оказался необычайной силы. Должно быть, очень велики были запасы энергии.

— Конечно, — пробормотал я, — чтобы преодолевать время, нужны огромные запасы энергии...

И тут меня ошеломила неожиданная мысль. Взрыв был необыкновенной силы. А взорвался, оказывается, наш хронопед, попавший в июнь 1908 года. Мы сами вызвали тунгусскую катастрофу, оказавшуюся загадкой века!

Ошеломленно я пробормотал:

— А где мои друзья?

— Твои друзья живы и невредимы. С ними занимается другая исследовательская группа. Объясни, откуда у вас такая техника? Судя по собранным предварительным данным, у землян подобных вещей со столь сложной аппаратурой нет.

— А вы знакомы с понятием “гиперполе”?

— Значит, ваш корабль был машиной времени?

— Да. А с какой целью вы прилетели на Землю?

— С чисто научной. Наша экспедиция собирает информацию о планетах Галактики, населенных разумными существами или интересными животными. Изучаем и безжизненные планеты, и спутники, на которых есть большие запасы полезных ископаемых. Это необходимо, потому что у нас на родине их не хватает. Пока не изучим вас получше, не будем вступать в контакт. Несколько сотен земных лет — для нас это немного — будем вращаться вокруг планеты, наблюдать. Корабль будет закрыт защитным полем от обнаружения,

— А что же мы? — вырвалось у меня.

— Вас мы немедленно отправим на то место, откуда вы поднялись нам навстречу. Мы спасли вас не для того, чтобы вы стали нашими пленниками.

Меня отвели в просторный салон, где стоял чечевицеобразный аппарат. Комов и Лисянский уже были тут.

— Заходите поскорее внутрь аппарата! Там нажмете красную кнопку, и аппаратом будет управлять автопилот. А вот в этой капсуле,— мне протянули коробочку, — на магнитную проволоку записана вся информация о нас. Дома познакомьтесь с ней и... ждите. Может быть, мы еще встретимся, может быть, мы придем к вам, именно в ваше время...

Инопланетяне вышли. Одна стена корабля отошла вбок, обнажив полоску голубого неба.

Комов нажал красную кнопку, и аппарат, набирая скорость, беззвучно полетел прочь от яйцеобразной громадины.

И вот уже почти десять часов мы втроем сидим возле чечевицеобразного аппарата и ждем.

За нашим полетом во времени наблюдали в Центре, значит, скоро за нами пришлют другой хронопед, мы вернемся к себе. Я прижимаю к груди небольшую коробочку, в которой спрятана информация о пришельцах. Загадка тунгусской катастрофы разгадана. Правда, очевидцы ее об этом не узнают, разгадка ждет человечество в наше время. А мы, может быть, действительно еще с ними встретимся!

Рисунок А. НАЗАРЕНКО