ПУТЬ ДЕЛЬФИНА. Гордон Диксон

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.5 (4 голосов)

Dickson Gordon Rupert (1923)

Гордон Диксон


ПУТЬ ДЕЛЬФИНА

Разумеется, не было причины, по которой женщина, посетившая путь Дельфина, - так покойный д-р Эдвин Найт назвал островную исследовательскую станцию, - не могла быть красивой. Просто Мэл совсем не ожидал, что такое могло случиться.
Кастор и Поллукс не появились в бассейне станции этим утром. Возможно, они покинули станцию, как это сделали в прошлом другие дикие дельфину, а Мэл последнее время испытывал страх, что фонд Виллерни воспользуется любым подвернувшимся поводом для прекращения финансирования дальнейших исследований. С момента прихода к руководству Корвина Брейта этот страх не отпускал Мэла, хотя Брейт ничего не говорил. Собственно, это ощущение возникало просто от присутствия этого высокого, с холодным выражением лица мужчины. И так получилось, что, когда Мэл наблюдал за океаном, морское такси доставило с материка посетительницу.
Он смотрел, как она сошла на пирс, затем помахала ему рукой, как старому знакомому, и быстро поднялась по ступенькам на террасу перед дверью главного здания станции.
- Хелло, - сказала она, улыбаясь. - Вы Корвин Брейт?
Мэл как-то сразу почувствовал собственную худобу и ординарную внешность перед ее ошеломляющей красотой. Она была шатенкой и для девушки высокой - но не это было в ней главное. Ощущение ее совершенства поражало, а ее улыбка странно волновала его.
- Нет, - ответил он. - Я - Малколм Синклер. Корвин внутри.
- Меня зовут Джейн Вилсон, - сказала она. - Бэкграунд Мансли ждет от меня интересной истории о дельфинах. Вы ведь работаете с ними?
- Да, - сказал Мэл. - А начинал вместе с доктором Найтом.
- О, отлично, - сказала она. - Тогда вы мне должны кое-что рассказать. Вы были здесь, когда д-р Брейт занял место д-ра Найта после его смерти?
- Мистер Брейт, - автоматически поправил Мэл. - Да.
Волнение, которое она возбудила в нем, было столь сильное и глубокое, что она должна была его почувствовать. Но она ничем этого не показала.
- М-р Брейт? - повторила она. - О! Как к нему относится персонал?
- Хорошо, - сказал Мэл, - все его любят.
- Понятно. Он хорошо себя проявил в роли руководителя исследованиями?
- Он хороший администратор, - ответил Мэл. - Он не занимается исследованиями.
- Нет? - Она удивленно посмотрела на него. - Разве он не замещает д-ра Найта?
- Нет, почему же, - ответил Мэл, с усилием концентрируя внимание на беседе. Никогда ни одна женщина не действовала на него так, как эта. - Но только в качестве администратора. Понимаете, большая часть средств, обеспечивающих проведение исследований, поступает из фонда Виллерни. Они верили в д-ра Найта, но когда он умер... им захотелось иметь здесь своего человека. Никто из нас, собственно, не имел ничего против.
- Фонд Виллерни, - сказала она. - Я ничего о нем не знаю.
- Он был основан человеком по имени Виллерни в Сент-Луисе, Миссури, - сообщил Мэл. - Он сколотил капитал на производстве кухонной утвари. После смерти он оставил завещание, согласно которому был создан фонд, предназначенный для поддержки фундаментальных исследований. - Мэл улыбнулся. - Не спрашивайте меня, какая здесь существует связь. Но вам не слишком интересно?
- Во всяком случае, теперь я знаю больше, чем минуту назад, - улыбнулась она в ответ. - Вы знали Корвина Брейта раньше, до его появления здесь?
- Нет, - Мэл покачал головой. - У меня мало знакомых вне круга людей, занятых биологическими и зоологическими проблемами.
- Думаю, теперь вы знаете его достаточно хорошо, после б месяцев его руководства.
- Ну, - заколебался Мэл, - не скажу, что хорошо. Понимаете, он весь день проводит в офисе, я - внизу с Поллуксом и Кастором - двумя дикими дельфинами, регулярно приплывающими на станцию. Мы с Корвином видимся не часто.
- На таком-то маленьком острове?
- Вероятно, это звучит забавно, но мы оба заняты по горло.
- Не сомневаюсь, - она улыбнулась снова. - Я хочу осмотреть весь остров.
- Хорошо. Я провожу вас в офис. Пойдемте.
Он провел ее по террасе и через дверь в прохладу оборудованного воздушными кондиционерами помещения. Корвин Брейт никогда не выключал кондиционеры, как будто его собственная холодноватая сущность требовала все время соответствующей обстановки. Мэл провел Джейн вниз по короткому коридору и, открыв еще одну дверь, пригласил в просторный офис с широкими окнами. Высокий, широкоплечий мужчина с черными волосами оторвал свой взгляд от бумаг на столе и поднялся навстречу Джейн.
- Корвин, - сказал Мэл. - Это мисс Джейн Вилсон из Бэкграунд Мансли.
- Да, - обратился Корвин к Джейн, выходя к ним из-за стола. - Меня известили вчера о вашем предполагаемом прибытии. - Он не ждал, пока Джейн подаст ему руку, но сам протянул свою. Их пальцы встретились.
- Мне надо спуститься к Кастору и Поллуксу, - пробормотал Мэл, поворачиваясь к выходу.
- Увидимся позже, - сказала ему Джейн.
- О, да. Может быть, - ответил Мэл и вышел. Закрыв за собой дверь, он на мгновение задержался в темном и прохладном холле и закрыл глаза. - Не будь дураком, - сказал он себе, - такая девушка уж найдет себе кого-нибудь получше тебя. Скорее всего, уже нашла.
Он открыл глаза и пошел назад к бассейну, расположенному позади станции, в мир дельфинов.
Когда он туда пришел, Кастор и Поллукс уже ждали. Их бассейн был открытым, с выходом в голубые воды Карибского моря. На начальном этапе работы станции дельфины находились в закрытом бассейне, как другие пойманные дикие животные. И только позднее, когда исследования столкнулись с препятствиями, характер которых д-р Найт определил как "барьер среды", восторжествовала концепция открытого бассейна, со свободным выходом в море, так, чтобы дельфины могли покидать станцию или оставаться по собственному усмотрению.
Они покидали станцию, затем возвращались. В конце концов, они ушли навсегда. Но, странно, дикие дельфины время от времени приплывали на старое место, и практически всегда на станции кто-то из них был.
Кастор и Поллукс были последней парой. Они впервые появились месяца четыре назад, вскоре после того, как куда-то пропал дельфин-одиночка, часто до этого гостивший на станции. Свободные, независимые - они были наиболее коммуникабельны. Но барьер не был сломан.
Сейчас они скользили под водой в разных направлениях, используя всю 30-ярдовую длину бассейна, проходя рядом, выше и ниже один другого, при этом их семифутовые тела почти, но только почти, задевали друг друга. Магнитофонная лента свидетельствовала, что они разговаривали между собой в ультразвуковом диапазоне от 80 до 120 кГц. Такого их движения в воде ему еще не доводилось видеть. Оно было ритмичным и имело характер ритуального танца.
Он сел и надел наушники, подключенные к гидрофонам в воде с каждой стороны бассейна. Он сказал в микрофон несколько слов, спросив дельфинов о характере их движений, но они проигнорировали его, продолжая танец.
Звук шагов за спиной заставил его повернуться. Он увидел Джейн Вилсон, спускающуюся по бетонным ступеням от задней двери в сопровождении грузного Пита Аданта, механика на станции.
- Вот и он, - сказал Пит, когда они подошли. - А я должен возвратиться.
- Спасибо, - она улыбнулась Питу той улыбкой, которая так взволновала Мэла перед этим. Пит развернулся и стал подниматься по ступенькам. Джейн повернулась к Мэлу. - Надеюсь, я вам не помешала?
- Нет. - Он снял наушники. - Я все равно не получил никакого ответа.
Она посмотрела на двух дельфинов, подводный танец которых образовывал водовороты на поверхности, когда они круто поворачивались.
- Ответа? - спросила она. Он улыбнулся слегка печально.
- Мы так это называем. - Он кивнул в сторону двух обтекаемых тел, кружащих под водой. - Иногда нам удается задавать вопросы и получать ответы.
- Информативные ответы?
- Иногда. Так о чем вам рассказать?
- Обо всем. Похоже, вы тот человек, с кем мне лучше всего поговорить, не с Брейтом. Он послал меня сюда. Насколько я могу судить, вы единственный, кто владеет теорией".
- Теорией? - спросил он разочарованно, чувствуя, как сердце у него опускается.
- Ну, концепцией, - сказала она. - Той идеей, что в случае существования межзвездной цивилизации людям, возможно, предстоит себя квалифицировать, прежде чем вступать в контакт. И соответствующий тест, вероятно, будет иметь не технологический характер, подобно развитию средств передвижения быстрее света, а социологический...
- Подобный умению общаться с чужой культурой, скажем, дельфиньей, - прервал он ее грубо. - Вам это рассказал Корвин?
- Я слышала об этом раньше. Я полагала, что автором теории является Брейт.
- Нет, - ответил Мэл. - Это моя теория, - он посмотрел на нее. - Вы не смеетесь?
- А надо? - она внимательно следила за движениями дельфинов. Внезапно он ощутил острую ревность к дельфинам за то, что они удерживали ее внимание, и это чувство толкнуло его совершить действие, на которое иначе у него не хватило бы смелости.
- Слетаем вместе на материк, - сказал он, - и пообедаем. Я расскажу тебе о них все.
- О'кей, - она оторвалась от дельфинов и посмотрела наконец на него, и он был удивлен, увидев ее нахмуренной. - Я что-то многого не понимаю, - прошептала она. - Я полагала, что интересоваться мне следует Брейтом. А оказывается - вами и дельфинами.
- Может быть, мы проясним это за обедом, - сказал Мэл, не совсем понимая, что она имеет в виду, впрочем, не слишком огорчаясь. - Вертолетная площадка находится на северной стороне.
Перелетев на вертолете через Капурано, они зашли в кафе полюбоваться видом кораблей на фоне лазурного моря. Вокруг них за столами слышался вежливый испанский говор венесуэльцев.
- Почему я должна смеяться над твоей теорией? - спросила она вновь, когда они уселись и принялись за еду.
- Большинство людей видят в этом попытку прикрыть общую неудачу работы станции, - сказал он.
Ее круто изогнутые брови поднялись. - Неудачу? Я полагала, у вас тут устойчивый прогресс.
- И да, и нет, - ответил он. - Еще до смерти д-ра Найта мы столкнулись с явлением, названным им "барьером среды", или, проще, БС.
- БС? - переспросила она.
- Да. - Мэл потыкал вилкой креветку в своем морском коктейле. - Вся эта наша работа вырастает из работы д-ра Джона Лилли. Ты читала его книгу "Человек и дельфин"?
- Нет, - ответила она, чем вызвала его удивленный взгляд.
- Он был пионером в области исследований, касающихся изучения дельфинов, - сказал Мэл. - По-моему, первое, что тебе надо было сделать, прежде чем ехать сюда, это прочесть эту книгу.
- Первое, что я сделала, - сказала она, - так это попыталась узнать хоть что-нибудь о Корвине Брейте. Откровенно говоря, без всякого успеха. Вот почему я здесь, полагая, что он, а не ты, тот человек, кто реально работает с дельфинами.
- Поэтому ты меня спросила, много ли я о нем знаю?
- Да, - ответила она. - Но расскажи мне лучше об этом барьере.
- Тут немного рассказывать, - сказал он. - Как и большинство других больших проблем, эту достаточно просто сформулировать. Первым исследователям, изучавшим дельфинов, показалось, что успех рядом, и до установления связи с дельфинами - рукой подать, надо только научиться интерпретировать издаваемые ими звуки в диапазоне восприятия человеком и выше, и научить дельфинов человеческой речи.
- И выяснилось, что этого-то и нельзя сделать?
- Они смогли. Они это сделали - или настолько близко, что практически нет разницы. Но тут они столкнулись с тем фактом, что наличие связи не означает понимание, - он посмотрел на нее. - Вы и я говорим на одном языке, но понимаем ли мы однозначно смысл, вкладываемый в слова другим?
Она смотрела на него секунду, затем медленно покачала головой, не отрывая глаз от его лица.
- Именно в этом, по сути, и состоит проблема общения с дельфинами, только все, конечно, серьезней. Дельфины могут разговаривать со мной, а я с ними, но мы не можем понять друг друга настолько, чтобы об этом стоило говорить.
- Ты имеешь в виду интеллектуальное понимание, да? - сказала Джейн. - Не просто механическое?
- Да, именно так, - ответил Мэл. - Мы договариваемся по поводу обозначения слуховых или иных символов, но не об их смысле. Я могу сказать Кастору: "Гольфстрим является сильным океанским течением", и он согласится, но никто из нас не имеет ни малейшего понятия, какой же смысл реально другой вкладывает в сказанное. Мой образ Гольфстрима - это не образ Кастора. Мое понимание слова "сильный" связано с фактом, что мой рост 6 футов, вес 175 фунтов, и я могу поднять вес, равный моему собственному. Кастор соотносит его с тем, что длина его тела составляет 7 футов, он может развить скорость до 40 миль в час, а что такое вес он вообще не знает, поскольку его 400 фунтов полностью уравновешиваются весом вытесняемой им воды. И поднимание чего-либо также не входит в круг его понятий. Мой "океан" отличен от его, и наши понятия того, что представляет собой течение, могут совпадать, а могут и полностью отличаться в значении. И до сих пор мы не можем найти способов наведения мостов над пропастью, разделяющей нас.
- Дельфины столь же добросовестно ищут понимания, как и вы?
- Я верю, что да, - сказал Мэл. - Но я не могу этого доказать. Невозможно доказать что-либо убежденным скептикам, прежде чем я научусь у дельфинов тому, что до настоящего времени не было достоянием человеческого разума. Или прежде чем дельфины продемонстрируют, что они сумели овладеть некоторыми видами интеллектуальной деятельности человека. А вот здесь-то сплошные неудачи из-за, как считаю я и считал д-р Найт, смысловой бреши, которая является прямым результатом БС.
Она сидела и смотрела на него. Он был, вероятно, болваном, рассказывая ей все это, но уже давно, со времени сердечного приступа у д-ра Найта, случившегося 8 месяцев назад, ему не с кем было поговорить, и слова сами сыпались с языка.
- Мы должны научиться думать, как дельфины, - сказал он, - или дельфины должны научиться думать, как мы. Почти шесть лет усилий, но ни одна сторона не преуспела, ~ тут он добавил одну мысль, которую предполагал держать при себе. - Боюсь, финансирование будет прекращено в ближайшее время.
- Прекращено? Фондом Виллерни? - сказала она. - Но почему?
- Потому что мы топчемся на месте вот уже долгое время. Боюсь, время прошло и никогда не вернется. Шесть лет назад дельфины вызывали общий интерес. Сегодня они забыты
- Вы не можете быть уверенными в том, что исследования никогда не возобновятся.
- Но я чувствую это, - сказал он. - Это часть моей концепции, что способность установить контакт с внеземной цивилизацией реальна для нас, людей. Мне кажется, мы получили этот единственный шанс, и если мы его упустим, то больше он нам не представится. - Он мягко стукнул кулаком по столу. - Хуже всего то, что я знаю - дельфины стараются изо всех сил пройти свою часть пути. Если бы я только мог понять, что они делают, как они пытаются заставить меня понять.
Джейн сидела, продолжая смотреть на него.
- Такая уверенность, она на чем-то основана?
- Вы когда-нибудь видели челюсти дельфина? - спросил он - Они вот такие длинные. - Он развел руки в стороны для иллюстрации. - И каждая пара челюстей содержит 88 острых зуба. Более того, дельфин типа Кастора весит несколько сотен фунтов и способен плыть со скоростью, почти невероятной, с точки зрения человека. Он может с легкостью убить вас, размазав по борту бассейна, если не предпочтет разорвать зубами или переломать все кости ударами хвоста. - Он посмотрел на нее угрюмо. - Несмотря на все это, несмотря на то, что люди ловили и убивали дельфинов, даже мы убивали их на ранних этапах исследований, неизвестен ни один случай нападения дельфина на человека, а ведь дельфины с легкостью используют зубы и силу против врагов в море. Аристотель в IV веке до Рождества Христова говорил о "мягкой и доброй" натуре дельфинов.
Он замолчал и быстро взглянул на Джейн.
- Вы не верите мне, - сказал он.
- Нет, - ответила она. - Я верю. - Он глубоко вздохнул.
- Извините, - сказал он. - Я уже рассказывал все это другим, а потом жалел. Я рассказал это одному человеку, который ответил, что дельфины инстинктивно признают превосходство человека и ценность его жизни. - Мэл улыбнулся с грустью. - Простой инстинкт. "Как у собак", - заявил он мне. "Собаки инстинктивно обожают людей, любят их", - и он собрался рассказать мне о своей таксе по кличке Пучи, которая читала утренние газеты и не приносила ему их, если там на первой странице рассказывалось о какой-нибудь трагедии. Он мог подтвердить это многочисленными случаями, когда ему приходилось самому идти за газетой.
Джейн засмеялась. Это был приглушенный веселый смех, и он моментально снял горечь с души Мэла.
- Во всяком случае, - сказал Мэл, - сдержанность дельфинов по отношению к людям является одним из доказательств, которые, как и дельфины здесь на станции, убедили меня в том, что они пытаются тоже нас понять. И пытаются, может быть, целые века.
- Я не понимаю, почему вас беспокоит обстановка, сложившаяся вокруг исследований, - сказала она. - Зная все это, неужели вы не можете убедить людей...
- Убедить я должен одного человека - Корвина Брейта. И не похоже, что у меня это здорово получается. Я просто чувствую, чувствую, как он сидит и готовит приговор мне и моей работе. Я чувствую... - Мэл заколебался, - как будто у него в руках топор палача.
- У него его нет, - сказала Джейн. - И не может быть. Я это узнаю, если вы позволите. У меня уже был бы ответ, если бы я считала его с самого начала администратором, а не ученым.
Мэл нахмурился недоверчиво.
- Вы действительно хотите узнать это для меня? - спросил он.
Она улыбнулась.
- Подождите, и вы увидите, - ответила она. - Мне самой интересно, что у него на уме.
- Это может быть важно, - сказал он обеспокоенно. - Я понимаю, что это звучит фантастично, но если я прав, исследования с дельфинами могут оказаться очень важными, более важными, чем что-либо еще в мире.
Она неожиданно встала из-за стола.
- Я начну прямо сейчас, - сказала она. - Почему вы не возвращаетесь на остров? Через несколько часов я туда отправлюсь на водном такси.
- Но вы даже не закончили ланч, - возразил он. - В действительности вы даже к нему не приступали. Давайте сначала поедим, а уж затем займемся делами.
- Я хочу кое-кому позвонить и попробовать перехватить их, пока они еще на работе, - сказала она. - Надо учитывать разницу во времени. Извини, мы еще пообедаем вместе.
Она погасила его разочарование одной из своих очаровательных улыбок и направилась к выходу.
  Когда она ушла, Мэл почувствовал, что, собственно, не голоден. Он позвал официанта и отменил основной заказ. Посидел еще, выпил два бокала, что случалось с ним довольно редко. Затем вышел и на вертолете вернулся на остров.

* * *

Пит Адант повстречался с ним по дороге от вертолетной площадки к дельфиньему бассейну.
- А, вернулся, - сказал Пит. - Корвин хочет видеть тебя через час, - то есть, когда он вернется. Он тоже отправился на материк.
Обычно такая информация пробудила бы в нем предчувствие грядущего прекращения исследований. Но три тоника и отсутствие обеда притупили несколько его чувствительность. Он кивнул и отправился к бассейну. Дельфины все еще были там, продолжая свой танец. Или, быть может, ему только казалось, что в их движениях есть заданность? Мэл сел на стул рядом с бортиком бассейна перед магнитофоном, записывающим визуальный образ издаваемых дельфинами звуков. Он включил наушники гидрофонов.
Неожиданно его поразила мысль о тщетности всего этого. Он проделывал одно и то же вот уже 4 года. И какова сумма результатов, которую он может представить? Виток за витком магнитной ленты с записью неудачи установить продуктивную беседу с дельфинами.
Он снял наушники и отложил их в сторону. Затем закурил и сел, наблюдая полуприкрытыми глазами подводный дельфиний балет. Движение дельфинов точнее всего было действительно определить как танец. По своему изяществу, целенаправленности движений, они, поддерживаемые соленой водой, превосходили все, что доступно человеку в воздухе или на земле. Мэл снова подумал о том, что он рассказал Джейн Вилсон об отказе дельфинов нападать на людей, даже когда те били или убивали их. Он думал о том установленном факте, что дельфины приходят на помощь в случае, если один из них будет ранен или потерял сознание, и поддерживают его на поверхности воды, чтобы он не утонул, - дыхательный процесс дельфинов требует контроля со стороны сознания, прекращаясь, если дельфин сознание теряет.
Он думал об их жизнерадостности, нежности, широком и сложном речевом диапазоне. В каждой из этих категорий обычный человек выглядел по сравнению с ними крайне бледно. В дельфиньей культуре не было видимых импульсов к войне, убийству, ненависти и злу. Ничего удивительного, думал Мэл, что нам так трудно понять друг друга.
В иной среде, в иных условиях они стали такими, какими стремятся стать люди. У нас технологии, способность использовать орудия труда, но при всем этом во многих отношениях мы больше животные, чем они. Можно ли судить о том, кто из нас лучше, думал он, глядя сквозь воду на их движения. Я мог быть счастливее, если бы был дельфином. На секунду идея показалась привлекательной: бескрайнее синее море, свобода, конец всей сложной структуре человеческой культуры на земле. Несколько поэтических строк пришли ему на ум.
- Плывите, ребята, быстрее сюда, - продекламировал он громко сам себе. - Умчимся в неведомый край!
Он увидел, что два дельфина приостановили свой подводный балет, и заметил, что микрофон перед ними был включен. Их головы повернулись под водой в сторону микрофона. Он вспомнил следующие строки и громко произнес их для дельфинов.
Где в гавани плещутся наши друзья,
Где море штурмует в прилив берега,
Где белые кони грызут удила,
И ржут и резвятся средь брызг волшебства.
Внезапно он прервал декламацию, чувствуя неловкость, и посмотрел вниз на дельфинов. На мгновенье они просто зависли на месте лицом к микрофону. Затем Кастор развернулся и поднялся на поверхность. Его лоб с дыхалом, а затем и вся голова, показались над водой, и Мэл услышал, как Кастор квакающим голосом, формируемым чувствительными губами и мускулатурой дыхала, произносил слова на человеческом языке.
- Плыви, Мэл, - квакал он, - быстрее сюда! Умчимся в неведомый край!
Голова Поллукса показалась рядом с головой Кастора. Мэл ошеломленно смотрел на них. Затем он резко перевел взгляд на ленту магнитофона. На ней была видна ритмическая запись его собственного голоса, как он звучал в бассейне, и ниже, на двух отдельных дорожках выписывались параллельные ритмы дельфинов. Они копировали его речь в неслышимом диапазоне во время его декламации.
Мэл встал на ноги, не отрывая взгляда от дельфинов, дрожа от предположения столь невероятного, что не осмеливался его сформулировать явно. Словно оглушенный Мэл прошел к ближнему концу бассейна, где три ступеньки вели в неглубокую часть. Глубина здесь составляла только три фута.
- Плыви, Мэл, - квакал Кастор, пока они вдвоем сохраняли в воде свое положение, высунув головы из воды и глядя на него, - быстрее сюда! Умчимся в неведомый край!
Ступенька за ступенькой Мэл сошел в бассейн. Он ощутил прохладу воды, замочившей его брюки и достававшей до пояса, когда он встал, наконец, на дно бассейна. В нескольких футах прямо перед ним два дельфина смотрели на него в ожидании. Стоя в воде, слегка колыхавшейся несколько выше пряжки его ремня, Мэл смотрел на них, ожидая, в свою очередь, какого-нибудь сигнала, который бы подсказал ему, чего они от него хотят.
Они не сделали никакого намека. Они просто ждали. Инициатива была отдана ему.
Он шагнул с шумом вперед на глубину, опустил голову, задержал дыхание, и ушел под воду.
Прямо перед глазами у него были расплывчатые очертания зернистого бетонного дна бассейна, над которым он медленно плыл, слегка поднимаясь вверх. Неожиданно оба дельфина оказались совсем рядом, скользя над ним, снизу и сбоку его тела, слегка задевая его иногда, делая его участником подводного танца. Он услышал скрип среди других подводных звуков, издаваемых ими, и понял, что они, вероятно, переговаривались между собой в недоступном ему диапазоне. Он не мог знать, о чем они говорили, и не мог понимать смысл их движении вокруг себя, но чувство, что они старались передать ему какую-то информацию, было ясным. Он начал ощущать недостаток кислорода. Продержавшись сколько смог, он поднялся на поверхность. Две дельфин и головы возникли рядом, наблюдая за ним. Он нырнул под воду снова. Я - дельфин, - говорил он себе почти с отчаяньем. - Я не человек, а дельфин, и для меня все это значит... что?
Несколько раз он нырял, и каждый раз настойчивые и дисциплинированные движения дельфинов убеждали его, что он был на верном пути. Вынырнув окончательно, он отдышался. Он не слишком переусердствовал в своих стараниях быть, как они, подумал Мэл. Развернувшись, он поплыл назад к ступеням, к мелкому концу бассейна, и начал выбираться.
- Плыви, Мэл, быстрее сюда! - заквакал голос дельфина сзади него, и он повернулся, чтобы увидеть головы Кастора и Поллукса над водой, следящие за ним с напряженно открытыми ртами.
- Плывите, ребята, умчимся в неведомый край! - повторил он успокаивающе, насколько это ему удалось.
Торопливо он поднялся наверх в шкаф-раздевалку в ближайшем конце бассейна и открыл дверцу секции оборудования для подводного плаванья. Ему необходимо было сделать себя более дельфиноподобным. Он осмотрел акваланги и маску дыхательного аппарата и отказался от них: дельфины не могли дышать под водой. В поисках нужного он стал выбрасывать вещи из шкафа.
Примерно через минуту он вернулся на ступени в плавках, со стеклянной маской и ластами, надетыми на ноги. В руке он держал два куска мягкой веревки. Он сел на ступени и веревкой связал - колени и лодыжки вместе. Затем неуклюже с шумом упал в воду.
Лежа в бассейне лицом вниз и глядя на дно сквозь стекло, он попытался двигать связанными ногами, имитируя движения дельфиньего хвоста, и достичь при этом перемещения с небольшим наклоном по отношению к поверхности воды.
Через несколько мгновений ему это удалось. Через секунду дельфины были рядом с ним, пока он пробовал плыть под водой по дельфиньи. Скоро у него кончился воздух, и он был вынужден вынырнуть на поверхность. Выплыв, как дельфин, он лежал на поверхности, наполняя воздухом легкие, прежде чем уйти под воду ударом хвостоподобных ласт.
- Думай, как дельфин, - повторял он себе снова и снова. - Я - дельфин. И это - мой мир.
... И Кастор, и Поллукс все время были рядом с ним. Солнце опускалось далеко в океан, когда он, наконец, взобрался по ступенькам вверх и сел на бортик бассейна. Его пропитанному водой телу вечерний бриз казался ледяным. Он освободил ноги, снял ласты и маску и устало поплелся в раздевалку. Из ближнего шкафчика он взял полотенце и вытерся досуха, затем напялил старый халат, который висел здесь же. Усевшись на алюминиевый стул рядом с раздевалкой, устало вздохнул.
Мэл посмотрел на красное солнце, погружающееся а море, и почувствовал теплую радость внутри себя. В бассейне стемнело, а два дельфина продолжали свое челночное плаванье. Он наблюдал заход солнца.
- Мэл!
Звук голоса Корвина Брейта заставил его повернуть голову. Увидев высокого человека с холодным лицом, идущего к нему, а рядом с ним изящную фигуру Джейн, Мэл быстро встал со стула.
- Почему ты не зашел ко мне? - резко бросил Брейт. - Я просил Пита передать тебе это. Я даже не знал, что ты вернулся с материка, пока морское такси не доставило мисс Вилсон сюда, и она не сказала мне об этом.
- Извините, - сказал Мэл. - Я наткнулся на кое-что интересное...
- Не стоит мне сейчас что-либо рассказывать. - Тон Брейта был тороплив и резок от раздражения. - У меня к тебе серьезный разговор, но нет времени - я хочу успеть на самолет до Сент-Луиса, - он повернулся к Джейн. - Вы извините меня, мисс Вилсон? Частное дело. Если вы подождете несколько секунд...
- Конечно, - сказала она, развернулась и пошла от них вдоль бассейна в сгущающиеся сумерки. Солнце только что зашло, и с внезапным наступлением тропической ночи на небе стали видны звезды.
- Всего несколько слов, - начал Мэл. - Это по поводу исследований.
- Извини, - сказал Брейт. - Не стоит об этом сейчас. Меня не будет неделю и я хочу, чтобы ты присмотрел здесь за этой Джейн Вилсон,
- он слегка понизил голос. - Я говорил с редактором Бэкграунд Мансли по телефону днем, и он сказал мне, что ничего не знает о статье и ему незнакомо ее имя...
- Может быть, новый, - возразил Мэл. - Кто-нибудь, кто ее не знает.
- Не имеет значения, - сказал Брейт. - Как я уже говорил, извини, что мне приходится говорить тебе об этом в такой обстановке, но Виллерни решил прекратить финансирование станции. Я лечу в Сент-Луис для уточнения деталей, - он заколебался. - Я уверен, что ты подозревал что-нибудь в этом роде, Мэл.
Мэл ошеломленно смотрел на него.
- Это было неизбежно, - отчеканил Брейт холодно. - Ты знал это, - он помолчал. - Извини.
- Но станция будет закрыта без поддержки фонда Виллерни! - сказал Мэл, вновь обретя голос. - Вы это понимаете. И только сегодня я понял, где находится ответ. Именно сегодня. Послушайте, - он схватил Брейта за руку, когда тот начал отворачиваться. - Дельфины пытались вступить с нами в контакт. Не с самого начала, нет, не тогда, когда мы экспериментировали с пойманными, но после того, как мы сделали бассейн открытым. Единственное затруднение состояло в том, что мы пытались найти только звуковой контакт - но это оказалось для них просто невозможным.
- Прошу прощения, - бормотал Брейт, пытаясь освободить свою Руку.
- Послушайте, - закричал Мэл в отчаянии. - Они обладают исключительно богатыми коммуникативными способностями. Как если бы мы использовали при общении между собой все инструменты симфонического оркестра. Они не только используют звук в диапазоне от 4 до 150 килоциклов в секунду, они используют движения, прикосновения - и все это в соответствии с меняющимися условиями океанской среды.
- Я должен идти.
- Один момент. Вспомните гипотезу Лилли о дельфиньих методах навигации. Он предположил, что это метод многих переменных, учитывающий температуру, скорость и вкус воды, положение звезд, солнца и т.д., - и все это анализируется в их мозгу одновременно и мгновенно. Ясно, что это так, и ясно, что метод их общения также основан на учитывании многих переменных: звука, касаний, позиций, места и движения. И сейчас, когда мы это знаем, мы можем идти вместе с ними в море и пытаться прощупать весь коммуникативный спектр Ничего удивительною, что до этого наши достижения ограничивались примитивным обменом, раз мы использовали только звук. Это все равно, что ограничивать речевые возможности человека, допуская в структуре предложения только существительные.
- Я очень прошу меня извинить, - сказал Брейт твердо. - Я уже сказал тебе, Мэл. уже ничего не изменишь. Решение фонда обусловлено финансовыми причинами. Уже и так столько потрачено, да и деньги, предназначавшиеся станции, уже перераспределены.
Он освободил, наконец, руку.
- Прошу извинить, - вновь повторил он. - Я вернусь через неделю. Тебе следует заняться подготовкой к закрытию станции.
С этим он повернулся и ушел в направлении вертолетной площадки. Мэл, ошеломленный, смотрел вслед высокой стройной и широкоплечей фигуре, уходящей в темноту.
- Не стоит переживать, - произнес мягкий успокаивающий голос Джейн около его уха. Он посмотрел вбок и увидел ее рядом. - Тебе не нужен будет фонд Виллерни.
- Это он сказал? - Мэл увидел, как она покачала головой, улыбаясь в сгущающейся темноте. - Ты все слышала?
- Да, - ответила она. - И ты был прав насчет Брейта. Я узнала ответ. У него был топор - его послали люди Виллерни с целью узнать, следует ли продолжать финансирование.
- Но оно нам необходимо! - воскликнул Мэл. - И не на длительный период. Мы должны в море отработать способы общения с дельфинами в их режиме. Нам следует повышать наш коммуникативный уровень, а не снижать их до нашего. Пойми, днем мне удалось...
- Я знаю, - сказала она. - Я знаю все об этом.
- Ты знаешь? - он недоуменно смотрел на нее. - Что ты знаешь?
- Ты был под наблюдением весь день. И ты прав. Ты преодолел БС. Отныне вопрос только в методах.
- Под наблюдением? Но как? - внезапно это показалось ему совсем несущественным. - Но мне нужны деньги, - сказал он. - Понадобится время и снаряжение, а все это стоит денег...
- Нет, - ее голос звучал бесконечно мягко. - Тебе не потребуется вырабатывать собственные методы. Твоя работа завершена, Мэл. Сегодня днем ты и дельфины сломали барьеры, стоявшие на пути общения между двумя цивилизациями, - впервые в истории. Это была твоя работа, и ты с ней справился. Ты должен быть счастлив.
- Счастлив? - он вдруг почти закричал на нее. - Я не понимаю, о чем ты говоришь.
- Извини, - до него донесся еле слышный вздох. - Мы научим тебя разговаривать с дельфинами, Мэл, если это нужно людям. Так же, как и некоторым другим вещам, возможно. Ее лицо было поднято к нему под звездным небом с последней полоской света на западе. - Ты был прав кое в чем больше, чем дельфины, Мэл. Твоя идея о том, что способность общаться с другой разумной цивилизацией является тестом, который необходимо пройти, прежде чем произойдет контакт с наиболее выдающимися представителями этой планеты, - тоже правильна.
Он в оцепенении смотрел на нее. Она была совсем близко к нему, он мог чувствовать живое тепло ее тела, хотя тела их не соприкасались. Он видел ее, чувствовал ее, стоящую перед ним; и он чувствовал всю странную глубину эмоций, которые она породила в нем в момент, когда он впервые увидел ее. Глубину эмоций, которую он чувствовал до сих пор. Неожиданно понимание пришло к нему.
- Ты хочешь сказать, что ты не с Земли... - его голос был хриплым и неуверенным. - Но ты человек! - закричал он в отчаянии.
Она помолчала секунду, прежде чем ответить. Темнота могла его и обмануть, но ему почудился блеск слез в ее глазах.
- Да, - сказала она, наконец, медленно. - В том смысле, который ты вкладываешь, можно сказать, что я человек.
Огромная и почти непереносимая радость забурлила в нем. Радость человека, который в момент, как ему казалось, потери всего находит нечто, имеющее несравнимо большую ценность.
- Но как? - сказал он возбужденно, показывая пальцем на звезды.
- Если ты пришла оттуда, как ты можешь быть человеком?
Она посмотрела в сторону.
- Прости, но я не могу сказать тебе этого.
- Не можешь мне сказать? О, - сказал он с легким смешком, - я что-то не пойму.
- Нет, - ее голос был почти не слышен. - Мне запрещено говорить тебе об этом.
- Запрещено... - он ощутил холодок у сердца. - Но, Джейн... - он лихорадочно искал слова. - Я не знаю, как это точно выразить, но мне важно знать. С первого момента, как я увидел тебя здесь, я... может быть, ты не чувствуешь ничего похожего, не знаешь вообще, о чем это я тут говорю...
- Нет, - прошептала она. - Я знаю.
- Тогда... - он посмотрел на нее. - Ты можешь, по крайней мере, сказать что-нибудь, что успокоит меня. Я хочу сказать... это только вопрос времени. Мы ведь будем вместе, твой народ и я, не так ли?
Она посмотрела на него из темноты.
- Нет, - сказала она, - не будем, Мэл. Никогда. Именно поэтому я не могу тебе ничего сказать.
- Не будем? - вскричал он. - Не будем? Но ты пришла и увидела, как мы общаемся. Почему нет?
Она посмотрела на него в последний раз и все рассказала ему. Он, услышав сказанное ею, стоял неподвижно, как камень, поскольку ничего другого ему не оставалось. И она, медленно повернувшись к бортику бассейна, сошла по ступеням в мелкую воду, где дельфины встретили ее, оставляя пенный след, белый, как снег.
Затем все трое, как по волшебству, пересекли бассейн и покинули его, уходя в сторону океана, теряясь в темноте мерцающей поверхности залитых звездным светом волн.
И тут Мэл понял, что дельфины все это время ждали ее. Они знали, возможно, уже века, что только к ним одним на Земле придут долгожданные посланники с других звезд.
 

Перевод с английского А.Елькова, Ю.Копцова

Чужая агония: Сб. научно-фант. рассказов; Пер. с англ. - М.: Отечество, 1991, С. 203 - 222.

OCR Andy Kay
Jan. 2002
Проект <Старая фантастика>