Свадьба в Атомицах

Голосов пока нет

Ах, далеко у нас техника шагнула, далеко...
     У жениха возле леса неплохой кусок лаборатории и что-то около двух реакторов возле тракта, в самой же усадьбе небольшой, но чистенький институт химического синтеза. Невесте отец давал в приданое целую подстанцию в хорошем месте, в самом центре села, возле костела. А кроме того, у нее были припрятаны в раскрашенном сундуке, пожалуй, штук шесть патентов в области биохимии. Ничего удивительного, что молодые друг друга стоили и родители обоих сразу согласились на брак. И была объявлена в Атомицах свадьба.

     Я как раз занимался холодной обработкой металла, когда брат невесты пришел звать меня на свадьбу. Это был видный ученый, мой коллега еще по факультету. Похвалил бога, вытер босые ноги о солому и присел на табурет.
     Немного трудно было нам разговаривать, так как в этом году прилетело много реактивных самолетов и они устроили себе стартовое поле за овином и как раз то один, то другой взлетал в воздух и своим ревом заглушал наши слова.
     — Так вот, выдаем ее замуж, — вздохнул гость. — Как бы скандала какого на свадьбе не вышло, — добавил он озабоченно.
     — А что бы могло выйти? — спросил я. — Ведь это свадьба мира, правда?
     Посидели мы еще четверть часика, посмотрели, как дети возвращаются домой из университета, как старый Юзва свозит в овин топливо, а потом он попрощался и ушел.
     Наступил день свадьбы. Немного неудачно получилось — у нас в это время как раз начали природу преображать, те места, которые были покрыты лесом, вырубили, затем вспахали, а луга и пустоши засадили лесом. Реку повернули, чтобы текла в другую сторону. В связи с этим дорога к костелу стала намного дальше, у меня же во дворе встала большая дамба серьезного хозяйственного значения, так что двери до конца не открывались и с трудом можно было выйти из дома.
     Когда я пришел на место, как раз начинали надевать на невесту повойник. Дружки пели:

Как тебя оденут,
Встань одна в сторонке,
Чтоб у деток были
Черные глазенки.

     Потом сделали невесте электролиз и проводили в камеру давления.
     Тем временем гости прибывали. Все были в нарядных термостатах, надетых поверх синих теннисных костюмов. У некоторых уже дым шел из скафандров. Во дворе подвыпившие летчики выпускали из сопла газ. Лаяли собаки.
     Но только после костела началось настоящее веселье.
     Я стал на пороге, чтобы подышать вечерней прохладой. Из избы доносились бодрящие звуки музыки, то додекафонической, то синтетической. То и дело раздавались припевки и притоптывания. На небе появилась звезда. Дети бросали в нее камнями.
     Гулянье было в разгаре, когда около одиннадцати выскочил на середину молодой Смыга из-за реки, знаменитый танцор, песельник и балагур. Покружился несколько раз, стал перед оркестром и запел:

На селе у нас не знают
Люди нетипичные:
Раньше счастье общества,
А там уж счастье личное.

     Это всем очень понравилось. Раздался смех и аплодисменты. Но тут выскочил молодой Пег, пристукнул каблуками, сдвинул на бок шапку и запел в ответ:

С неба звездочка упала
Ясная, хрустальная,
К счастью общества приводит
Чистота моральная.

Тут снова смех и аплодисменты. Некоторые гости начали кричать Смыге, чтобы он Пегу показал. Но тот ничего не ответил, только потихоньку обошел Пега и вдруг как выпалит в него атомным зарядом, который был у него спрятан за пазухой. Пег закрылся и начал посылать лучи, а из ракетной установки, которая была у него спрятана в правом голенище, пустил ракету среднего действия, прямо тому в лоб. Тут, без сомнения, был бы Смыге конец, если бы не одно обстоятельство — последняя ступень ракеты не зажглась, и благодаря этому она сошла с курса. Шарахнулся Смыга, зашатался и оперся о тепловой барьер, но он рухнул, и Смыга полетел в глубину температуры, при все возрастающем ее коэффициенте.
     — Люди, что вы делаете?! — закричал отец невесты, показывая на допотопный стенной счетчик Гейгера.
     Но шум и переполох все усиливались, и вот уже на середине избы начали вырастать огромные голубые папоротники — обычная вещь при повышенной радиоактивности в закрытом помещении. Уж и другие ракеты начали летать. Один только Баньбула, сохранил хладнокровие и по старинке пырнул кого-то ножом. Тут пошел визг. Это хозяин, видя, что иначе гостей не успокоить, подскочил к домовому резервуару, отвернул кран и пустил в избу отравляющие вещества. Все бросились к комбинезонам, но мой оказался дырявым, кроме того, меня уже немного клонило ко сну, и вот я решил покинуть гулянье и помаленьку собираться до дому.
     Ночь была ясная, из-за ограды двора, где была свадьба, вставало такое зарево, что я без труда находил дорогу...

Перевели с польского М. ПАВЛОВА и Вл. БУРИЧ
Знание - сила, 1965, № 3, С. 43.