СБОРНИКИ

РАЗГОВОР ШЕЛ О ФАНТАСТИКЕ

Голосов пока нет

Кобо Абэ известен советскому читателю по фантастической повести «4-й ледниковый период», вошедшей в «Библиотеку современной фантастики», и по роману «Женщина в песках», опубликованному в журнале «Иностранная литература» № 5, 1966 г. Во время своего пребывания в СССР Кобо Абэ посетил нашу редакцию. Разговор шел о том, что такое фантастическая литература, каково ее прошлое, настоящее и будущее.
     Мы попросили Аркадия и Бориса Стругацких прокомментировать состоявшуюся беседу.

ПОЧЕМУ Я СТАЛ ФАНТАСТОМ…

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

 

ПОЛ АНДЕРСОН (США)

     Боюсь, что я не смогу назвать конкретных причин, побудивших меня стать писателем-фантастом; не помню, чтобы я когда-нибудь принимал решение им стать. Я защитил диплом по физике и намеревался посвятить себя науке. Я всегда с удовольствием читал научную фантастику и для развлечения сочинял фантастические рассказы, но был очень удивлен, когда их напечатали. Лишь со временем мне открылось, что литература — мое истинное призвание.

НА СТО ЛЕТ ВПЕРЕД

Голосов пока нет

ЖАН МАРАБИНИ


     О деятельности «Рэнд корпорейшн» — организации, планирующей будущее на сто лет вперед, рассказывает и Жан Марабини, рецензируя на страницах французского журнала «Ар» недавно вышедшую в США книгу Т. С. Гордона и О. Хелмера — двух профессоров, экспертов этой организации. Текст его статьи мы ниже публикуем в сокращенном виде.
     Знаменательно, что сегодня в конечном итоге планируется уже не война, а мир. Мир изобилия материальных благ, достигнутого благодаря техническому прогрессу, эра покорения космоса, эра бессмертия человека. (Характерно, что американские ученые предполагают, что советские космонавты окажутся на Луне первыми. )
     Однако путь к миру, согласно этим планам, ведет, в сущности, через войну — войну за мировое господство. Любопытно, что американские ученые предсказывают такой момент в будущем, когда снабженные особым устройством дельфины будут охотиться за последними подводными лодками. Но примечательно и их представление о том, кто «запрограммирует» этих борцов за разоружение в «научно-индустриальном обществе», возглавляемом кликой власть имущих, ученость которой отнюдь не служит гарантией ее гуманности. Судя по тому, какие методы воздействия предусматриваются по отношению к тем, кто окажется не способным к «признанию вещей такими, как они есть», эта гуманность более чем сомнительна. Речь идет об «абсолютно убеждающем психологическом оружии», не убивающем человека, но безотказно действующем на его психику, — газах, парализующих, волю, а также о многом другом — от напалма и ядерной бомбы до луча смерти включительно.

ЭЛЕКТРОННЫЙ ОРАКУЛ

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

РОБЕРТ ЮНГ

 

     Роберт Юнг известен советским читателям как автор книги «Ярче тысячи солнц». Книга «Будущее уже началось. Всесилие и бессилие Америки», отрывок из которой мы публикуем ниже, впервые была издана в 1952 году, а переработана и дополнена в 1964. Проблемы, поднятые писателем, жизнь не сняла с повестки дня. Лаборатория технического прогресса, явный и скрытый от глаз механизм ее действия сегодня интересуют читателя не меньше, чем вчера. Тем более что речь идет о таком волнующем всех предмете, как научное планирование будущего.
Даже одна глава из этой книги, которую мы печатаем в сокращении за недостатком места, позволит советскому читателю составить представление о том, чьим интересам, каким общественным силам служат в США открытия ученых в области кибернетики.

Мир 2000 года будет принадлежать похитителям огня

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

АРМАН ЛАНУ


     Нет на свете предприятия более  химерического, чем попытка представить себе, каким будет завтрашний день. И однако человеку свойственно заглядывать в будущее — так же, как ему свойственно вспоминать прошедшее. Более того, если он хочет жить, он должен предвидеть будущее — так же как он должен вспоминать прошедшее.
     В этом едва различимом будущем проглядывают некоторые вероятности, и они отнюдь не настолько банальны, как это могло бы показаться с первого взгляда. Например, абсолютная необходимость для человека созидать самого себя, а также абсолютная необходимость быть существом коллективным. Вероятно, именно здесь и следует искать наиболее характерную примету нашего завтра. В самом деле, во имя бесконечного развития наших познаний человеческая наука с каждым днем становится все более аналитической. Леонардо да Винчи мог объять и объял  всю совокупность знаний своего времени. Это же мог сделать Декарт, правда, уже с меньшим успехом. Уже энциклопедистам довелось составить то, что мы сейчас назвали бы «командой» ученых. На Западе Поль Валери был, без сомнения, последним из тех, кто мог охватить человека своего времени почти во всех его измерениях. Ныне познание может осуществляться лишь группами людей, одновременно разнородными и однородными — разнородными в своих специальностях и однородными по своим устремлениям. Чтобы «схватить» самих себя и «схватить» мир в этой игре в жмурки, когда по мере увеличения наших знаний Вселенная  расширяется,— люди должны все больше и больше мыслить себя как «мы», а не как «я».

И ВСЕ ЖЕ...

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

ДАНИИЛ ГРАНИН


      Будущим интересуются все больше. О нем пишут, его смотрят в кино, его   обсуждают с цифрами в руках. Будущее специализировалось — есть будущее авиации, генетики, кибернетики, энергетики. У каждой специальности есть свои прогнозы, своя фантастика, свои астрологи. Такой повышенный интерес к будущему часто вызван необходимостью предвидения. Открытия следуют одно за другим, повороты слишком круты, а скорость велика. Прогнозирование позволяет оглянуться на соседей — простор будущего как-то компенсирует угнетающую специализацию современного познания.

КУДА ИДЕШЬ, МИР?

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

СТАНИСЛАВ ЛЕМ

Итак, еще одна попытка заглянуть в будущее нашей планеты. Попытки эти сейчас в моде, перо ученых и публицистов уже выбило вполне ощутимую колею, в результате их совместных усилий наметилось янусово обличье современного пророчества: его орлом является техническое совершенство, автоматизированная роскошь грядущей цивилизации, решкой же — невидимый огонь радиации, тотальная гибель. Вероятно, будущему придется выбирать между этими крайностями, однако есть ли полная уверенность в том, что перед нами нет ничего; кроме автоматизированного рая либо водородного ада? Уже выработался стереотип: пишущий, в зависимости от обстоятельств, превращается либо в апологета, либо в Кассандру — можно подумать, что будущее, хорошее или плохое, будет простым, как в конечном счете просты оба приведенные решения. Мои намерения скромны: просмотреть некоторые предпосылки, присмотреться к фактам, быть может, подвергнуть сомнению выводы, не говорить ничего без достаточного обоснования, наконец, если это понадобится, поставить вопросительные знаки там, где до сих пор мы ставили только восклицательные; мне думается, отдаляющееся от нас прошлое, кажущееся нам все более маленьким в обрамлении скромных гекатомб неатомных войн, содержит в себе некое зерно, некий терпкий корень познания уже только потому, что оно представляет собою собрание фактов, нерушимую реальность и в его окаменевших извилинах можно прочесть многие из тех закономерностей, которые сформируют нашу будущую судьбу.

ФАНТАСТИКА В ДВИЖУЩЕМСЯ МИРЕ

Голосов пока нет

Е. БРАНДИС, В. ДМИТРЕВСКИЙ


     После второй мировой войны западная фантастика, прежде всего англо-американская, превратилась в крупную отрасль современной литературной индустрии. Специализированные издательства и специальные журналы с параллельными изданиями в Англии, Франции, Италии, Японии и скандинавских странах. Стремительный поток все новых и новых книг, рассчитанных на читателей разных категорий, разного возраста, разных вкусов. Ежегодные сборники «лучшего из лучшего», «самого лучшего» и просто «лучшего» в научной фантастике. Тщательно разработанная система присуждения литературных премий, из которых премия Хьюго (в честь Хьюго Гернсбека, «отца» американской фантастики) считается наиболее почетной. Клубы любителей фантастической литературы со своими библиотеками, бюллетенями, международными и региональными конференциями; конгрессы и диспуты писателей-фантастов; профессиональные критики, референты, обозреватели, рекламные агенты и служащие торговых фирм, изучающие читательские интересы и конъюнктуру книжного рынка.

ЧЕЛОВЕК И БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.6 (5 votes)

Ю. КАГАРЛИЦКИЙ


     Каким будет мир? Пойдут ли  перемены на пользу или во вред человеку? Каким должен быть человек, чтобы стать вровень с миром, созданным им самим?
     Эти и подобные вопросы накапливались прежде веками. Сейчас они нарастают и множатся ежегодно. Размышления о будущем — уже не праздные мечтания, не услада ленивца. Будущее наступает на нас стремительно. Его приходится учитывать, принимаясь за тысячи сегодняшних дел. Вопросы, которые оно задает, так значительны, что, отвечая на них, приходится задумываться и над нашим сегодня, и над нашим вчера.
     В этом, думается, одна из причин популярности научной фантастики. Ведь научная фантастика, во всяком случае хорошая научная фантастика, это интеллектуальный роман, переставший быть романом для интеллектуалов — потому хотя бы, что значимость обсуждаемых проблем неимоверно возросла и число людей, ими занятых, необычайно расширилось.

Фантастический юмор

Голосов пока нет

АНТОН ДОНЕВ

 

Перевод с болгарского Т. КАРПОВОЙ

Несовершенная конструкция

Клокочущая лава доходила ему до колен. Вокруг поблескивали синеватые огоньки. А внутри скафандра поддерживалась среднеевропейская температура. Вулканолог Грау медленно спускался в растопленную породу, ругаясь про себя:

     — Идиоты. Нашли, где приземлиться. Мало им ровных площадок, мало океанов, а они...
     Несколько дней назад поступило сообщение, что из системы Сириус приземляется корабль, предпочитающий эластичную почву. В этот момент вулкан Этна снова начал извержение, и сирианцы угодили прямо в его кратер. Где их сейчас искать? А если они пролетели Землю насквозь и выскочат на поверхность где-нибудь в Исландии? Может ли он пешком догнать их?
     Расплавленная лава доходила ему до груди. Грау раскинул руки и нырнул. Вулкан продолжал действовать, снова и снова выбрасывая его наверх. Хотя вулканолог был прекрасным пловцом, он должен был напрячь все свои силы, чтобы добраться до первого бокового канала. Здесь он отдохнул и заморил червячка, съев две газообразные свиные отбивные, а затем уже продолжил спуск.

Ленты новостей