Запретная зона

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.1 (8 votes)
Фантастический рассказ

I

     После затхлого воздуха корабля атмосфера безымянной планеты казалась благоуханной. Тянувшийся с гор бриз был ровен, легок и свеж.
     Капитан Килпеппер скрестил  руки на груди и с наслаждением вздохнул. Четыре человека команды прогуливались, разминая ноги и дыша полной грудью. Ученые стояли вместе, раздумывая, с чего начать. Симмонс нагнулся и сорвал несколько стеблей.
     — Посмотрите, — худощавый биолог поднял стебли, — совершенно ровные, и клеток совсем нет. Подождите-ка... — Он наклонился над красным цветком.
     — Эй! Смотрите, кто к нам пожаловал! — космонавт по имени Флинн первый заметил обитателей планеты. Они шли из рощи через луг к кораблю.
     Капитан Килпеппер обернулся назад. Корабль стоял в полной боевой готовности. Капитан проверил, на месте ли пистолет, и замер в ожидании.

     Впереди шагало создание с длинной, как у жирафа, шеей, футов восемь в длину и короткими толстыми, как у гиппопотама, ногами. Его алая шкура была усыпана белыми пятнами.
     За ним следовало пять маленьких, величиной с терьера, существ, покрытых ослепительно белым мехом. Толстая маленькая чушка с красной шерстью и зеленым хвостом замыкала шествие.
     Они подошли к людям и поклонились. Прошла тягостная пауза, космонавты рассмеялись.
     Казалось, что смех послужил сигналом. Пять белых пушистых существ прыгнули на спину гиппожирафа. Немного помешкав, они стали карабкаться друг другу на плечи. Через минуту все пятеро балансировали друг на друге, как акробаты.
     Чушка тут же сделала стойку на хвосте.
     — Браво! — закричал Симмонс. Пушистые акробаты прыгнули с гиппожирафа и пустились в хоровод вокруг чушки.
     — Ура! — прокричал бактериолог Моррисон.
     Гиппожираф сделал неуклюжее сальто и глубоко поклонился.
     Команда аплодировала. Арамик достал магнитофон и начал записывать издаваемые животными звуки.
     Капитан Килпеппер хмурился. Их поведение было непонятно.
     — Все, — сказал Килпеппер. — Команда возвращается.
     — Морена! — крикнул Килпеппер. Второй помощник выбежал на мостик. — Вы пойдете разведать металлические массивы. Возьмите с собой человека и держите постоянную радиосвязь с кораблем.
     — Есть, сэр, — ответил Морена, широко улыбаясь.
     Капитан Килпеппер сел и задумался об опасностях, которые, возможно, подстерегают их на этой планете.
     Большую часть следующего дня Килпеппер составлял отчет. К вечеру он отложил в сторону ручку и вышел размять ноги.
     — У вас не найдется  минуты,  капитан? — спросил Симмонс. — Мне хотелось бы показать вам кое-что в лесу.
     Ворча по привычке, Килпеппер отправился за биологом. Ему и самому интересно было побывать там.
     Трое туземцев сопровождали их по дороге к лесу. Все трое ничем не отличались от собак, разве что цвет другой, как у мятных леденцов, красный с белым.
     — Ну вот, — с нескрываемым нетерпением начал Симмонс, как только они добрались до леса, — посмотрите на деревья.
     Ветки сгибались под тяжестью плодов. Плоды висели внизу, поражая разнообразием красок, размеров, форм. Некоторые походили на виноград, другие — на бананы, третьи ничем не отличались от дынь, четвертые...
     — Вот ведь что невероятно, — сказал Симмонс. — Это не моя область, конечно, но я могу твердо сказать, что все они совершенно разнородны. Это не смесь недозрелых и перезрелых.
     — И как вы это объясняете? — спросил Килпеппер.
     — Да пока никак.
     Когда они возвращались назад, подлетело несколько птиц. Птицы сверкали оперением: горошек, полоска, крапинка, — и ни одной темной или серой.
 

 

II

     Помощник Морена и космонавт Флинн шли сквозь рощу. Над ними, весело щебеча, парили, переносясь с места на место, красно-золотые птицы. Ветер колыхал высокую траву и мелодично гудел в ветвях деревьев. Трое странных туземцев шли по их следу. Внешне они не отличались от лошадей, но имели зеленую с белыми горошинами шкуру. Наконец роща кончилась, и они оказались у подножия холма.
     — Как ты думаешь, стоит на него взбираться? — со вздохом спросил Флинн. Он сгибался под тяжестью громадной камеры, висевшей у него за плечами.
     — Судя по этой стрелке, должны, — Морена кивнул на шкалу. Прибор показывал, что за холмом находится металл.
     По ту сторону холма, стройная и прямая, тянулась вверх металлическая колонна, От корабля ее скрывали облака и серо-голубая окраска, сливающаяся с цветом неба. Запрокинув головы, они смотрели на нее. Колонна возносилась вверх и вверх, ее вершина терялась в облаках. По ее серо-голубому цвету Морена решил, что металл представляет собой какой-нибудь сплав стали.
     — Но какое же напряжение выдерживает эта громадина?! — воскликнул Морена. Они с трепетом посмотрели на гигантский столб.
     — Ладно, — сказал Флинн, — я сделаю снимки.
     Он снял камеру и сфотографировал колонну три раза с двадцати футов, а потом щелкнул еще раз, поставив рядом Морену для сравнения. Следующими тремя снимками он закончил съемку.
     — Как ты думаешь, что это такое? — спросил Морена.
     — Не представляю, — ответил Флинн. — Тут есть над чем голову поломать. Он закинул за плечи камеру.
     — А теперь, наверное, самое время убираться восвояси.
     Его взгляд упал на зеленых в горошек лошадей.
     — Интересно, а я удержусь на такой?
     — Иди, если хочешь свернуть себе шею, — сказал Морена.
     — Сюда, ребята, давайте сюда, — поманил Флинн. Одна из лошадей подошла и опустилась на колени. Флинн осторожно взобрался на нее.
     — Подожди секунду, — сказал Морена и поманил другую лошадь. — Иди-ка сюда, приятель. — Лошадь опустилась на колени, и он сел на нее.
     — Ну и ну, вот это жизнь! — воскликнул Флинн, похлопывая блестящую шкуру лошади. — Эй, помощник, давай наперегонки до лагеря!
     — Давай! — ответил Морена. Но как они ни понукали, лошади продолжали идти медленно, как на прогулке.
     Килпеппер после возвращения Морены и Флинна взялся за их донесения. Он положил перед собой доставленные ему фотографии.
     Колонна была круглая, гладкая и наверняка искусственная. А любая раса, которая могла возвести такую колонну, могла доставить хлопот. Кто возвел колонну? Конечно, не эти веселые и дурашливые звери, прыгающие вокруг корабля.
     — Вы говорите, что вершина уходит за облака? — спросил Килпеппер.
     — Да, сэр, — сказал Морена, — эта проклятая громада, должно быть, высотой с милю.
     — Идите назад, — сказал Килпеппер. — Возьмите радиолокатор. Возьмите инфракрасное оборудование. Мне надо знать ее высоту и что находится на вершине, Быстро!
     Флинн и Морена сошли с мостика.
     Килпеппер с минуту посмотрел на все еще мокрые фотографии, затем отбросил их. Преследуемый смутными опасениями, он вышел из лаборатории корабля. Килпеппер на горьком опыте убедился, что все в мире совершается по определенной схеме, и, если не открыть ее вовремя, результаты могут оказаться плачевными.
 

 

III

     Бактериолог Моррисон был тщедушный, докучливый человек. Сейчас он казался продолжением микроскопа, в который неотрывно смотрел.
     — Нашли что-нибудь? — спросил Килпеппер.
     — Нашел, что ничего нет, — ответил Моррисон, приподняв голову и мигая. — Нашел, что нет черт знает скольких вещей. В речной воде меньше примесей, чем в дистиллированном спирте. Земля планеты чище, чем прокипяченный скальпель. Единственные бактерии — это те, которые мы привезли с собой. Да и они обезврежены.
     — Каким образом?
     — В воздухе планеты я обнаружил три бактерицидных агента, а их там, наверное, еще с дюжину. Вода и почва обладают бактерицидными свойствами тоже! Эта планета стерильна.
     — Ладно, — сказал Килпеппер. Он еще не мог до конца понять всю силу этого открытия. — Что все это значит?
     — Я говорю серьезно. Жизнь невозможна без микроорганизмов. В жизненном процессе планеты выпущен целый цикл.
     — Увы, планета существует, — сказал Килпеппер, вежливо указывая на нее. — Какие еще теории?
     — Есть и еще, но мне хотелось бы сперва закончить опыты. Я скажу вам еще только одну вещь, а выводы вы, может быть, сами сделаете.
     —Давайте.
     — На всей планете я не нашел ни одного камня.
     Ученые принялись сопоставлять факты.
     Факт, что у туземцев (или животных) нет внутренностей, органов размножения и выделительных органов. То же и с растениями.
     Факт, что планета была стерильна и сама же эту стерильность поддерживала.
     Факт, что у туземцев был язык, но обучить им других они не могли. Не могли они выучить и чужой язык.
     Факт, что вокруг не было ни камней, ни горных пород.
     Факт, что здесь находилась громадная стальная колонна, поднимающаяся вверх по меньшей мере на полмили, ее точная высота выяснится при получении новых фотографий. Хотя на культуру машинного производства здесь не было и намека, башня, несомненно, была продукцией машин. Кто-то создал и установил ее здесь.
     Тем же вечером были отпечатаны новые фотографии стальной колонны, и ученые сразу же приступили к их изучению. Верх колонны уходил в небо почти на милю и прятался в облаках. На обеих сторонах вершины различались выступы, отходящие от колонны под прямым углом на восемьдесят футов.
     — Похоже на наблюдательную вышку, — сказал Симмонс.
     — Что можно увидеть с такой высоты? — спросил Моррисон. — Куда ни посмотри, одни облака.
     — А может быть, им нравится смотреть на облака, — предположил Симмонс.
     — Я пошел спать, — устало и зло заявил Килпеппер.
 

 

IV

     Проснувшись на следующее утро, Килпеппер почувствовал неладное. Он оделся и вышел. Казалось, что-то неуловимое витало в самом воздухе планеты. Или это всего лишь нервы? Он верил своим предчувствиям. Они означали подсознательное завершение целой цепи рассуждений.
Около корабля все, казалось, было в порядке. Животные лениво бродили рядом.
     Где-то в полдень к нему подошел Арамик, лингвист. Одну за другой он швырнул свои книги в борт корабля.
     — Спокойствие, — сказал Килпеппер.
     — Хватит, — процедил Арамик. — Это зверье теперь и не смотрит на меня. Только и делают, что разговаривают. Даже фокусы свои бросили.
     Килпеппер встал и подошел к животным. Действительно, веселыми их назвать было нельзя. Они ползали так, будто находились на последней степени истощения.
     Рядом стоял Симмонс и делал пометки в блокноте.
     — Что стряслось с нашими маленькими друзьями? — спросил Килпеппер.
     — Не знаю, — сказал Симмонс. — Может быть, они так переволновались, что не спали всю ночь.
     Гиппожираф неожиданно сел. Потом медленно сполз на бок и лег без движения.
     — Как странно, — сказал Симмонс. — Впервые вижу, чтобы они проделывали такое. — Он наклонился над животным. Через несколько секунд Симмонс выпрямился.
     — Никаких признаков жизни, — сказал он.
     Двое маленьких зверьков с блестящим белым мехом повалились на спину.
     — Господи, — сказал Симмонс, — неужели еще что-нибудь?
     — Боюсь, что я знаю, — сказал, побледнев, Моррисон. — Капитан, я чувствую себя убийцей. Я думаю, мы виновники гибели этих бедных зверьков, Помните, я говорил, что на планете совсем нет микроорганизмов. А сколько мы привезли их с собой? Целый поток бактерий стекал с нас на хозяев планеты. Хозяев, у которых нет никакой сопротивляемости, запомните.
     — Но вы, кажется, говорили, что в воздухе планеты присутствуют бактерицидные агенты? — сказал Килпеппер.
     — Они наверняка не могут действовать так быстро, — сказал Моррисон, нагибаясь и рассматривая одного из маленьких зверьков.
     Капитан Килпеппер озабоченно оглянулся по сторонам.
     Один из космонавтов, задыхаясь, подбежал к ним. Он еще не обсох после купания.
     — Сэр, — с трудом произнес он, — там, у водопада... животные...
     — Я знаю, — сказал капитан. — Звать всех назад!
     — Это еще не все, сэр, — сказал космонавт, — Водопад...
     — Ну, говори же!
     — Он остановился, сэр. Вода больше не идет.
     — Звать всех назад!
     Космонавт понесся к водопаду. Сам не зная зачем, Килпеппер посмотрел вокруг. Коричневый лес был тих. Слишком тих.
     Ответ был почти найден...
     Килпеппер почувствовал, что мягкий бриз, который постоянно дул с момента их приземления, стих.
     Космонавты, посланные сделать анализ колонны, неслись назад с такой скоростью, будто сам дьявол гнался за ними по пятам.
     — Что еще? — спросил Килпеппер.
     — Эта проклятая колонна, сэр! — кричал Морена. — Она вертится! Она вертится, эта крепчайшая махина!
     — Что вы намерены предпринять? — спросил Симмонс.
     — Всем на корабль, — рассеянно сказал Килпеппер. Он чувствовал, что ответ становится все отчетливей. Это было только лишнее доказательство, в котором он нуждался. Еще одна вещь и...
     Животные вскочили на ноги! Красно-золотые птицы вновь полетели, порхая высоко в воздухе. Гиппожираф поднялся, фыркнул и убежал. За ним последовали и остальные животные. Кавалькада диковинных зверей из леса выбежала на луг.
     На полной скорости они понеслись на запад, прочь от корабля.
     — Всем на корабль! — неожиданно закричал Килпеппер. Этого достаточно. Теперь все было ясно, и он лишь надеялся, что сможет вовремя увести корабль в глубокий космос.
     — Радуйтесь, если останетесь целы, — сказал Килпеппер, когда все были уже на корабле. — Неужели до сих пор не поняли? Закройте люк. Приготовьтесь!
    — Вы говорите о вращающейся колонне? — спросил Симмонс, натыкаясь в коридоре корабля на Моррисона. — С ней все очевидно. Это, я полагаю, какая-то сверхчеловеческая раса...
     — Вращающаяся колонна — это ключ, вставленный в планету, — бросил, выбегая на мостик, Килпеппер. — Она им заводится. Животные, реки, ветер — все заводное.
     Он задал корабельной ЭВМ программу резкой траектории.
     — Затяните ремни, — приказал он. — И подумайте сами. Место, где лучшие яства висят на деревьях. Где нет бактерий, нет даже камешка, о который можно споткнуться. Место, населенное чудесными существами. Где все создано, чтобы развлечь тебя.
     — Площадка для игр!
     Ученые удивленно обернулись.
     — Колонна — это ключ. Завод уже почти кончился, когда мы сделали наш недозволенный визит. Но сейчас кто-то вновь заводит планету.
     За бортом корабля на тысячи футов потянулись вдоль зеленого луга тени.
     — Держитесь, — сказал Килпеппер, нажимая кнопку взлета. — Не хочется мне, подобно игрушечным зверям, забавлять играющих здесь детей. А уж их родителей и подавно!

Сокращенный перевод с английского
А. ЧАПКОВСКОГО

Юный техник, 1970, № 11, С. 28 - 31.

  • Мастера зарубежной фантастики: