День чудес

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)

 

Фантастический рассказ
Печатается в сокращении

1

     Дэнни скрючился на ступеньках, прислушиваясь к разговору взрослых в гостиной. Место ему было в постели: он только выздоравливал после ветряной оспы. Но скучать в спальне, в одиночестве, надоело, и на свой страх и риск, в пижаме, он пробрался на лестницу, чтобы послушать, о чем говорят папа и мама, сестра, дядя Бен и тетя Анна.
     Папа — доктор Норкросс, — мама и гости играли в бридж. Сестра, она училась в школе, зубрила латынь и не принимала участия в разговоре.
     — Локасвилль, — вздохнула мама, — конечно, городок милый, тут и река, и луга, и леса, у Тома хорошая практика, но люди! Некоторых следовало бы хорошенько встряхнуть, чтобы показать им, какие они мелочные и скверные.
     — В том числе Нетти Питерс, — сухо добавил папа. Дэнни знал мисс Питерс. Она постоянно сплетничала о ком-нибудь с соседями. И все шепотом-шепотом-шепотом — Если и есть женщина, — продолжал папа, — у которой язык закреплен посередине и болтается с обоих концов, то это Нетти Питерс.
     Дядя Бен рассмеялся и сказал:
     — Жизнь была бы куда лучше, если б деньги среди жителей распределялись равномернее. Вот если б Джейкобу Эрлу не принадлежала чуть ли не половина недвижимости в городе, люди говорили бы откровеннее и были бы терпимее друг к другу. А так его должники не решаются и рта открыть...
     — Забавно, однако, — продолжил папа, — как некоторым удается делать деньги за счет других. Чего бы ни коснулась рука Джейкоба Эрла, все приносит ему прибыль. Деньги так и норовят выпрыгнуть из карманов остальных, чтобы оказаться в его сундуках. Возьмите, к примеру, песчаный карьер, который он купил у Джона Уиггинса. Хотел бы я, чтобы хоть иногда было наоборот.
     — Но кто уж настоящий скряга, — подала голос тетя Анна, — так это Льюк Хаукс. Как-то я видела его в магазине на Светлой площади, где он что-то покупал для своих детишек. С какой же неохотой он расставался с деньгами!
     — Еще вопрос, — возразил папа, — что хуже, скупость или леность? Я полагаю, скупость, потому что ленивые люди по крайней мере добродушны. Как Генри Джонс. Он мечтает о многом, но не ударит пальцем о палец, чтобы реализовать хоть что-нибудь. Если б каждая мечта обращалась в лошадь, у Генри был бы самый большой табун по эту сторону Миссисипи.
     — В Локасвилле есть и хорошие люди, — вмешалась в разговор сестра. — Я думаю, мисс Эвери, моя учительница по английскому и физкультуре, просто душка. Она, конечно, не красавица, но очень мила. Когда она говорит, в голосе у нее звенят серебряные колокольчики, и если бы Билл Морроу, папаше которого принадлежит инструментальный завод, не был круглым идиотом, то давным-давно приударил бы за ней. Она от него без ума, но слишком горда, чтобы это показать, а глупая Бетти Нортон постоянно с ним кадрится, внушая ему, что он — герой-супермен. Если он женится на Бетти, городок, того и гляди, лишится миссис Нортон. Она и так раздулась, как воздушный шар, оттого, что замужем за председателем правления банка. А если ее зятем станет сын владельца «Морроу Имплемент Компани», она уж точно надуется еще больше и ее унесет ветром.
     Все рассмеялись, и разговор перешел на других жителей городка.
     Мама вскользь упомянула, что она терпеть не может двуличную Минерву Бенсон, которая улыбается людям в лицо, а за спиной говорит всякие гадости.
     Сестра заявила, что мистер Уиггинс, владелец книжного магазина, очень приятный человек и должен жениться на мисс Уилсон, портнихе, женщине вроде бы простенькой, но на самом деле очень миловидной, лишь не умеющей себя подать.
     — Но он никогда не сделает ей предложения, — добавила сестра, — потому что беден и ему стыдно говорить с женщиной о замужестве, раз он не может прокормить семью.
     Тут взрослые замолчали, сосредоточившись на бридже, а Дэнни поспешил в постель, пока мама не поймала его на лестнице. Забравшись под одеяло, он сунул руку под подушку и вытащил весьма странный предмет, найденный недавно в старом шкафу, где хранились его игры, коньки и игрушки.
     Дэнни нашел его за одним из ящиков. На чехле была надпись: «Йонас Норкросс». Папиного дедушку звали Йонас, так что чехол и его содержимое, конечно, принадлежали ему.
     Предмет этот напоминал кончик слоновьего бивня, остроконечный и с круглым основанием. Однако вдобавок он завивался спиралью, словно ракушка улитки, так что Дэнни подумал, что скорее всего бивень этот принадлежал не слону, а другому животному, которое он однажды видел в книге — похожему на лощадь, но с одним длинным рогом на носу. Как называлось это животное, Дэнни вспомнить не мог.
     Рог пожелтел от старости, а на основании был вырезан какой-то рисунок, хитроумное переплетение линий. Возможно, китайский иероглиф. Йонас Норкросс был капитаном клипера, ходившего в Китай, так что этот рог он мог привезти оттуда.
     Лежа в постели, Дэнни зажал рог в руке. Он приятно согревал пальцы. Крепко сжимая его, Дэнни подумал о картинке в книжке о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, изображающей королеву Гиневру с золотыми волосами. Возможно, и мисс Уилсон, о которой говорила сестра, приодевшись, выглядела бы точно так же.
     Дэнни зевнул. Да, это было бы забавно. Он вновь зевнул, сон сморил его, он закрыл глаза. Но лишь после того, как еще одна мысль пронеслась у него в голове.
     И как раз в то самое мгновение словно весенний ветерок ворвался в комнату. Закачались занавески Дэнни даже показалось, что в комнате он не один. Но все успокоилось, и Дэнни заснул, улыбаясь своей последней забавной мысли.
 

2

     Следующим утром Генри Джонс проснулся от запаха жарящейся ветчины. Зевнул, потянулся. На ночном столике у кровати стояли часы, но на них он не взглянул, а посмотрел на солнечные лучи, падающие в окно и уже коснувшиеся ковра. И без часов понял, что уже девять утра.
     Внизу гремели кастрюли. Марта, как обычно, встала рано и давно хозяйничала на кухне. И ему, похоже, опять достанется за то, что он долго валялся в постели.
     — Хо-хо-хо! — Генри сладко зевнул и отбросил одеяло. — Как бы я хотел быть уже на ногах и одетым!
     И словно эхо от его зевка, с большого, неухоженного заднего двора донеслось лошадиное ржание. Не обратив на него внимания, Генри надел брюки, рубашку, носки и ботинки, завязал галстук, пробежался расческой по волосам и спустился в столовую.
     — Наконец-то! — Марта, его жена, появилась в дверях с тарелкой, едва он успел плюхнуться на стул. — Уже десятый час. Если ты собираешься и сегодня искать работу, начать следовало куда раньше.
     Генри с сомнением покачал головой, а она поставила перед ним яичницу с ветчиной.
     — Не знаю, стоит ли мне сегодня выходить из дому. Неважно себя чувствую. М-м-м. Выглядит неплохо. Но хотелось бы для разнообразия сосиску.
     Снова ржание во дворе, опять же оставшееся незамеченным.
     — Сосиски стоят дорого, — ответствовала Марта. — Когда у тебя будет постоянная работа, тогда, возможно, мы будем их покупать.
     — А вон и Хаукс, — Генри уставился в окно, мимо которого прошел высокий, худощавый мужчина с перекошенным, словно от боли, лицом, сопровождаемый миловидной, но бедно одетой женщиной. — Кажется, Милли уговорила-таки его выложить несколько долларов на обновки для детей. По крайней мере хоть раз в год ей это удается.
     — Ты только посмотри на его физиономию, — добавила жена Генри. — Можно подумать, что он умирает. И все потому, что он должен купить две пары ботинок по два доллара для двух симпатичных малышей. Он, должно быть, попрекает их каждым съеденным куском.
     — И все же, — Генри кивнул головой, полностью соглашаясь с женой, — хотел бы я иметь деньги, которые он складывает в чулок.
     — Мечты, мечты, мечты! — взорвалась Марта. — Но только не работа! О, Генри, ты выведешь из себя кого угодно.
     — Марта, я недостоин тебя, — вздохнул Генри. — Ты заслуживаешь куда более лучшего мужа. Я говорю это вполне серьезно.
     Ржание во дворе становилось все громче. Марта подошла к окну. Генри услышал ее крик:
     — Боже! Лошади! Они бьют землю копытами!
     Столь удивительное известие вывело Генри из привычной утренней сонливости. Он присоединился к жене, стоявшей у кухонного окна, и его глаза едва не вылезли из орбит.
     Похоже, Марта ошиблась. Это были не лошади, но и не пони. Для лошадей животные были слишком мелкие, для пони — крупными. Туловища их покрывала длинная шерсть, гривы развевались на ветру, а копыта, казалось, были столь крепкими, что могли сломать челюсть тигру.
     — Черт побери! — в замешательстве воскликнул Генри. — Хотел бы я знать, откуда взялись эти создания.
     — Генри! — Марта схватила мужа за руку. — Их уже пять!
     Только что их было четыре. Они рысцой трусили по двору, обнюхивали ржавеющий остов автомобиля, на котором когда-то ездил Генри, били копытами в деревянный забор.
     — О боже, — Генри шумно глотнул. — Мы, должно быть, сбились со счета. Откуда, по-твоему, они взялись?
     — Что это за лошади, Генри? — Марта прижалась к мужу, словно искала в нем защиты, чего не случалось уже многие годы. — И чьи они? Их шесть!
     — Семь, — поправил Генри. — Только что появились еще две.
     Они смотрели на мохнатых существ, ни секунды не стоящих на месте, то и дело тыкающихся носом в забор, словно в поисках выхода.
     Число их больше не менялось, и Генри с Мартой постепенно успокоились.
     — Генри, — Марта сурово взглянула на мужа, — произошло что-то из ряда вон выходящее. Никто никогда не видел таких лошадей в Индиане.
     — Может, они из цирка? — предположил Генри.
     — А может, они наши?
     — Наши? — У Генри отвисла челюсть. — Как они могут быть нашими?
     — Генри, ты должен выйти и посмотреть, есть ли на них клеймо. Я где-то читала, что каждый может объявить дикую лошадь своей, если на ней нет клейма. А это дикие лошади, если я правильно представляю.
     Разумеется, Марта никогда не видела диких лошадей, даже на картинке, но рассуждала логично. Однако муж не спешил к двери черного хода, чтобы выйти во двор.
     — Послушай, Марта, оставайся здесь и приглядывай за ними. Во двор никого не пускай. А я приведу Джека Гаррисона. Раньше он торговал лошадьми. Он скажет, кого занесло к нам во двор и можем ли мы считать их своими.
     — Хорошо, Генри, — впервые за два года совместной жизни Марта хоть в чем-то согласилась с мужем, — но поторопись!
     — Будь уверена, — и, забыв взять шляпу, Генри выскочил из дома.
     Джек Гаррисон, когда-то торговец лошадьми, а теперь хозяин собственной конюшни, с явной неохотой согласился прогуляться к дому Генри. Но сразу оживился, выглянув из кухонного окна во двор, полный лошадей.
     — Господи! — ахнул он. — Генри, где ты их взял?
     — Неважно, — отмахнулся Генри. — Только скажи мне, что это за лошади?
     — Монгольские пони, — сообщил ему Гаррисон. — На них воины Чингисхана покорили едва ли не весь известный тогда мир. Я видел их изображения в книгах. Подумать только! Монгольские пони здесь, в Локасвилле!
     — Так, может, вы все-таки выйдете и посмотрите, есть ли на них клеймо? — поинтересовалась Марта. — Или вы оба боитесь маленьких пони?
     — Полагаю, они не причинят нам вреда, — изрек владелец конюшни, — если мы будем осторожны. Пошли, Генри, убедимся, что я еще не разучился бросать лассо. Миссис Джонс, вы не станете возражать, если я воспользуюсь вот этой бельевой веревкой?
     Генри открыл дверь черного хода и вслед за Джеком Гаррисоном вышел во двор. При их появлении все семь пони остановились и повернули головы к людям.
     Джек сделал петлю на конце бельевой веревки и стал раскручивать ее над головой. Пони фыркали и пятились, подозревая подвох. Выбрав самую маленькую, Гаррисон бросил лассо, и петля охватила шею животного.
     Пони негодующе заржал. Вздыбился, передние копыта сердито рассекали воздух. Остальные испуганно метнулись к дальнему концу двора.
     Джек Гаррисон, крепко натянув веревку, направился к пони, голосом успокаивая его. Тактика эта возымела успех, пони позволил положить руку себе на голову.
     — Да, — воскликнул владелец конюшни. — Настоящий монгольский пони. Эта длинная шерсть позволяет сохранить тепло на большой высоте в горах Тибета. Давай-ка поглядим, есть ли какое клеймо. На боку ничего. Теперь осмотрим копыто.
     Пони позволил ему поднять его левую ногу, и Генри, наклонившись, издал радостный вопль.
     — Смотри, Джек. Мое имя. Эти лошади мои!
     Наклонился и Джек.
     На кости были аккуратно выбиты буквы: ГЕНРИ ДЖОНС. Джек Гаррисон выпрямился.
     — Твои, согласен. А теперь, Генри, кончай мутить воду и скажи, откуда они у тебя взялись?
     Улыбка слетела с лица Генри. Он покачал головой.
     — Честное слово, Джек, я не знаю. Хотел бы я... Гляди!
     Джек Гаррисон круто обернулся. Рядом с ними стоял восьмой пони. Так близко, что касался их боком.
     — От-т-куда... — Гаррисон попятился к калитке, его рука уже искала задвижку. — Откуда...
     — Именно этого я и не знаю, — Генри шел за ним. — Именно это я и хотел бы... нет, ничего я не хотел! И ничего больше не хочу!
     И в то же мгновение внезапно появившийся перед ними пони так же внезапно исчез, словно растворился в воздухе.
     Генри вытер потное лицо.
     — Ты видел то же, что и я?
     Джек, шумно глотнув, кивнул.
     — Стоит т-тебе что-то пожелать, как п-появляется... — он распахнул калитку. — Пошли отсюда.
     — Когда я начинаю высказывать жела... о мой бог! — простонал Генри. — Так вот откуда они взялись. Когда я чего-то желал. Ты думаешь, что...
     Побледнев, они переглянулись. Хозяин конюшни медленно кивнул.
     — О боже! — прошептал Генри. — Я никогда не верил, что такое возможно. Как бы хотел, чтобы...
     Слова еще не слетели с губ, а перед ними возник девятый пони.
     И Генри не выдержал. Повернулся и побежал. Джек тут же последовал его примеру. Пони, решивший, что это какая-то игра, поскакал за ними. Его собратья, не желая оставаться одни, с радостным ржанием также воспользовались калиткой и устремились следом.
     Генри и Джек остановились у угла дома, обернулись. Как раз вовремя, чтобы увидеть последнего из животных, скачущих к Главной улице. Громкое ржание разрывало утреннюю тишину городка. Маленькие копыта мерно били по земле.
     — Они убегают! — завопил Генри. — О, Джек, мы должны их поймать до того, как они тут все порушат. Господи, как бы я хотел, чтобы ничего этого не было!
     Десятый пони бросился вдогонку за остальными, обдав их комьями земли.
 

3

     Примерно в те минуты, когда Генри Джонс отправился за Джеком Гаррисоном, Льюк Хаукс мял пальцами шерстяной костюмчик для мальчика.
     — Это самый дешевый? — спросил он у продавца и получил утвердительный ответ: все продавцы Локасвилля знали, что показывать ему дорогую вещь — напрасная трата времени.
     — Я его возьму, — он полез в карман брюк.
     — Не кажется ли тебе, что материал тонковат, Льюк? — попыталась остановить его Эмили Хаукс с ноткой мольбы в голосе. — В прошлую зиму Билли постоянно болел, а Нед...
     Ее муж даже не потрудился ответить. Достал из туго набитого бумажника двадцатидолларовый банкнот.
     — Вот. И вы должны вернуть мне тридцать долларов и сорок центов.
     Взявшись за банкнот, продавец потянул его к себе и повернулся к кассе, а затем удивленно посмотрел на Льюка Хаукса: казалось, тот вырвал банкнот из руки продавца.
     — Вы хотите взять что-нибудь... — продавец не договорил, потому что Хаукс так и стоял с протянутым банкнотом.
     — Возьмете вы деньги или нет? Сколько еще я должен здесь стоять?
     — Да, сэр, — виновато ответил продавец и покрепче взялся за банкнот. Но не смог вырвать его из пальцев Льюка Хаукса. Потянул сильнее. Рука Хаукса дернулась вперед. Хаукс тут же убрал ее. Вместе с банкнотом.
     — В чем дело, Льюк? — спросила Эмили. Ее муж ответил сердитым взглядом.
     — Наверное, какой-то клей. Банкнот прилип к пальцам. Я достану другой, молодой человек.
     Двадцатку он убрал в бумажник — на этот раз банкнот с готовностью отлепился — и вытащил две купюры по десять долларов. Но и они не захотели расставаться с хозяином, приклеившись к пальцам.
     Лицо Льюка Хаукса пошло красными пятнами. Он переложил деньги в левую руку. Купюры без возражений согласились поменять руки, но не желали отлепляться, когда продавец потянул их к себе. Они словно срослись с кожей Льюка Хаукса.
      Красные пятна исчезли, Льюк Хаукс побледнел как мел. И не мог заставить себя встретиться со взглядом жены.
     — Я... ничего не получается, — промямлил он. — Я положу их на прилавок. А вы их возьмете.
     Осторожно он опустил десятидолларовую купюру на прилавок, широко растопырил пальцы, поднял руку. К его ужасу, зелененькая бумажка поднялась вместе с пальцами.
     — Льюк Хаукс, — сурово молвила жена, — это божья кара. Господь проклял твои деньги.
     — Тише! — процедил Хаукс. — Разве ты не видишь, что Нетти Питерс зашла в магазин и смотрит на нас. Она же разнесет твои слова по всему городу. И каждый будет повторять эту ерунду.
     — Никакая это не ерунда! — возразила Эмили. — А чистая правда. Твои деньги не могут оторваться от твоих пальцев!
     Льюк Хаукс побледнел еще больше. Выругавшись, он вытащил из бумажника все деньги и попытался бросить их на прилавок. Упала лишь одна зелененькая бумажка, остальные остались толстой пачкой в его руке.
     — Ну, слава богу! — выдохнул Хаукс. — Молодой человек, посмотрите, что за купюра?
     Продавец взял бумажку.
     — Это... это талон на бензин, сэр, — с каменным лицом сообщил он.
     Льюка Хаукса передернуло. Он засунул деньги в бумажник, протянул его жене.
     — Возьми! — распорядился он. — Расплатись с ним, Эмили.
     Эмили Хаукс сложила руки на груди и заглянула прямо в испуганные глаза мужа.
     — Льюк Хаукс, — говорила она громко и отчетливо, чтобы слышали все покупатели и продавцы, — восемь лет своей скаредностью ты сводил меня с ума, превращал мою жизнь в сущую муку. А теперь ты не можешь потратить ни единого цента. Ты умрешь от голода, потому что тебе будет не на что купить даже горбушку хлеба. Жители нашего города будут смеяться до упаду, видя, как ты ходишь по улицам с руками, полными денег, и умоляешь дать тебе что-нибудь поесть. Но от них ты не получишь и хлебной крошки.
     Льюк Хаукс знал, что так оно и будет. Сверху вниз он смотрел на жену, которая никогда ранее не смела так себя вести.
     — Эмили, прошу тебя, не говори так. Вот, возьми деньги. Трать, сколько захочешь. Купи все, что нужно. Ты... можешь купить даже что-то подороже для мальчиков.
     — Ты хочешь, чтобы теперь деньгами в нашей семье распоряжалась я? — Эмили желала расставить все по местам.
     Хаукс кивнул.
     — Да, Эмили, — просипел он. — Возьми их. Пожалуйста, возьми.
     Эмили взяла бумажник. Безо всяких усилий пересчитала вложенные в него деньги.
     — Пятьсот долларов, — итог она подвела вслух. — А теперь, Льюк, ты можешь идти домой, — посоветовала мужу Эмили. — Я займусь покупками. Ты мне для этого не нужен.
     — Как же ты донесешь их до дома? — Хаукс схватился за последнюю соломинку.
     Эмили Хаукс стояла уже у двери, за которую минутой раньше выскользнула Нетти Питерс — ей было что рассказать горожанам. Эмили обернулась и лучезарно улыбнулась своему бедолаге-мужу.
     — Я отвезу их в такси.
 

4

     Мисс Уилсон оторвалась от швейной машинки, услышав конский топот. Подойдя к окну, успела заметить последнего пони, пронесшегося мимо ее маленького ателье. А потом, прежде чем попыталась ответить на вопрос, откуда взялись в их маленьком городке такие лошади, поймала взглядом свое отражение в зеркале, перед которым примеряли готовые наряды ее клиенты.
     Звали ее Алиса Уилсон. Но уже давно никто не обращался к ней по имени. Тридцати трех лет, небольшого росточка, простенькая, серенькая, словно церковная мышка…
     Но нет! Мисс Уилсон в изумлении уставилась на себя в зеркало. Она... она перестала походить на мышку. Она да, да стала если не красавицей, то интересной.
     Как зачарованная, Алиса поднесла руку к лицу. Что случилось? Что за шутку сыграли с ней ее глаза? Каким образом…
     К двери приблизились чьи то торопливые шаги. От неожиданности мисс Уилсон даже подпрыгнула. В ателье ворвалась Нетти Питерс, с горящим от возбуждения лицом, наклоненной вперед головой. Шея у Нетти была тощая, как у цыпленка.
     — Мисс Уилсон, — голос ее срывался от быстрой ходьбы, —  что вы думаете…
     — Она думает, что ты прилетела сюда, чтобы поделиться с ней какой-то сплетней, вот о чем она думает, — прервал Нетти Питерс пронзительный, сварливый голос. Она сурово посмотрела на портниху.
     — Мисс Уилсон, если вы находите в чревовещании что-то забавное, позвольте сказать вам...
     — ...как ты намерена сказать всем, — вновь вмешался голос, и Нетти Питерс едва не грохнулась в обморок. Теперь-то сомнений не было — слова срывались с ее собственных губ!
     Она прижала руки к груди, страх парализовал мозг, но язык двигался сам по себе, не желая остановиться.
     — Я только что видела Льюка Хаукса...
     — ...как ты видишь все и вся, — второй голос, резкий, пронзительный, не желал отставать от ее нормального голоса, тоже не слишком приятного на слух.
     — В магазине на Светлой площади они...
     — Занимались своими делами и не лезли в чужие, в отличие от тебя...
     — Когда мистер Хаукс попытался заплатить продавцу...
     — ...а ты во все глаза глядела, сколько же они потратят...
     — ...деньги не отлипали от его пальцев...
     — Ты знаешь, сколько людей порадуется, если слова когда-нибудь не отлипнут от твоего рта?
     И городская сплетница запнулась. Два голоса наползали друг на друга, предложения не имели смысла. И во рту ей что-то мешало. Было впечатление, что у нее два языка и каждый болтает сам по себе.
     Мисс Уилсон как-то странно смотрела на нее, и тут Нетти Питерс впервые заметила удивительное сияние волос мисс Уилсон, необъяснимые перемены в ее лице.
     Глаза Нетти наполнились ужасом. Она повернулась и, всхлипывая, выбежала на улицу.
     Алиса Уилсон еще недоуменно смотрела ей вслед, когда на пороге возникла новая фигура. Мистер Уиггинс, владелец книжного магазина, практически не приносящего прибыли и расположенного в одном доме с ателье мисс Уилсон.
     Обычно тридцативосьмилетний мистер Уиггинс, бледнолицый, сутулящийся, в толстых очках, держался очень робко, не решаясь лишний раз подать голос. Он часто улыбался, но так застенчиво, словно боялся, что каждая улыбка ему дорого обойдется. Но сегодня, в день необычайных событий, плечи мистера Унггинса распрямились, очки сбились набок, глаза возбужденно сияли.
     — Мисс Уилсон! — вскричал он. — Произошло нечто невероятное! Я должен кому-то рассказать об этом. Надеюсь, вы не в обиде, что я вот так ворвался к вам?
     Снаружи доносились топот копыт, лошадиное ржание, крики.
     — В городе появился табун диких лошадей, — пояснил мистер Уиггинс. — Одна едва не сшибла меня с ног. Она скакала по тротуару мне навстречу. Мисс Уилсон, вы никогда не поверите тому, что я сейчас вам скажу, если вы не увидите все это собственными глазами. Иначе вы подумаете, что я сошел с ума.
     Мистер Уиггинс схватил ее за руку и потащил за собой. От прикосновения его руки на лице мисс Уилсон затеплился румянец.
     Они вылетели из ателье и, пробежав по улице двенадцать ярдов, вошли в полумрак его неухоженного книжного магазина.
     Затем мистер Уиггинс, все еще вне себя от волнения, усадил ее в огромное старое кресло.
     — Мисс Уилсон, я сидел на этом самом месте, когда пришел Джейкоб Эрл, не более чем пятнадцать минут назад. Вы знаете, как он ходит, большой, самодовольный, словно ему принадлежит вся земля. Я знал, зачем он явился ко мне. Хотел получить тысячу долларов, которую я занял у него, чтобы купить очередную партию книг. А у меня... у меня их не было. Ни единого доллара.
     Вы помните, когда в прошлом году умерла моя тетушка, она оставила мне участок земли на берегу реки, внизу по течению, который я продал Джейкобу Эрлу за полторы тысячи долларов. Он притворился, что оказывает мне услугу, помогает открыть собственное дело.
     А потом на моем участке обнаружились приличные запасы золотоносного песка стоимостью никак не меньше пятнадцати тысяч долларов. Я выяснил, что Эрл с самого начала знал об этом песке. И тем не менее он хотел получить с меня одолженную тысячу.
     — Еще бы! — воскликнула мисс Уилсон. — Он никогда своего не упустит. И что же вы сделали, мистер Уиггинс?
     Мистер Уиггинс запустил пятерню в свои и без того растрепанные волосы.
     — Сказал, что у меня таких денег нет. А он снял перчатку, правую, и процедил, что возьмет мои книги и мебель, если не получит деньги на следующий день. А потом он положил руку на мою бронзовую китайскую статуэтку. Догадайтесь, что произошло?
     — Не знаю! — воскликнула мисс Уилсон. — Даже представить себе не могу.
     — Смотрите! — Голос Уиггинса дрогнул. Он сдернул покрывало, под которым на прилавке, прямо перед глазами мисс Уилсон, стояла приземистая статуэтка китайского божка, с фуг высотой. Божок сидел, скрестив ноги, и держал перед собой чашу.
     И пока мисс Уилсон смотрела на божка, маленькая золотая монетка выскочила из его рта и с мелодичным звоном упала в чашу.
     — Китайские деньги, — подтвердил Уиггинс. — И чаша уже заполнилась. Золотая монетка выскакивает изо рта каждую минуту. Первая появилась, как только мистер Эрл положил руку на голову божка. Смотрите!
     Он выгреб содержимое чаши и вывалил его на колени мисс Уилсон. Не веря своим глазам, она взяла одну монетку.
     — Такое впечатление, — прошептал мистер Уиггинс, — что он... он их чеканит.
     — Это же прекрасно! О, Джон, я так рада за вас. Теперь вы сможете расплатиться с Эрлом.
     — Той же монетой, — Уиггинс хохотнул. — Потому что началось все с него. Наверное, он привел в действие потайной механизм, позволяющий вытащить из божка спрятанное в нем золото. Но самое забавное — сам он не мог взять в руки ни одной монетки. Попытался притвориться, что уронил первые две, но они выскакивали из чаши и укатывались на пол, едва он подносил к ним пальцы. Это его потрясло. Он схватил шляпу и перчатки и ретировался.
     Тут Джон Уиггинс замолчал. На Алису он смотрел сверху вниз и впервые заметил происшедшие с ней разительные перемены.
     — Кстати... кстати... вы знаете, что ваши волосы того же цвета, что и монеты?
     — О, не может быть! — Мисс Уилсон зарделась. Еще бы, первый комплимент от мужчины за последние десять лет.
     — Именно такого цвета, — настаивал мистер Уиггинс. — И вы... вы очаровательны, Алиса. Никогда раньше я не осознавал этого. Вы... вы такая красивая!
     Их взгляды встретились, и, не отводя глаз, он наклонился и взял Алису за руки. А потом поднял с кресла. Алиса Уилсон стояла перед ним все еще пунцовая от удовольствия.
     — Алиса, — продолжил мистер Уиггинс, — Алиса, я знаю вас бог знает сколько лет, и все эти годы я был слепцом. Наверное, слепили меня заботы и хлопоты. О, если бы мне прозреть раньше и заметить, как вы прекрасны. Я понимаю, что не достиг особых успехов в жизни, но... Алиса, вы согласны стать моей женой?
     Алиса Уилсон чуть слышно ахнула и спрятала лицо на его плече, чтобы он не увидел выступивших на ее глазах слез. Прошедшие годы не баловали ее счастливыми минутами, но этот миг вознаградил за все прежние горести.
     Джон Уиггинс обнял ее, а за его спиной маленький божок улыбался и выплевывал изо рта монетку за монеткой.
 

5

     Джейкоб Эрл влетел в библиотеку своего дома и запер за собой дверь. Руки его слегка дрожали.
     Поневоле занервничаешь, если кладешь руку на холодный металл, чувствуешь, как он шевелится у тебя под рукой, потом ощущаешь пальцами нечто, напоминающее электрический разряд, и кусок металла начинает сыпать... золотыми монетами!
     Но… тут Джейкоб глянул на свои холеные пальцы чуть ли не с испугом — монеты не давались ему в руки. Увертывались.
     Он сердито отложил только что раскуренную сигару. Галлюцинация! А может, все ему лишь привиделось. Или Уиггинс сыграл с ним злую шутку. Ну, разумеется, это был ловкий фокус!
     Ну и наглец же этот Уиггинс, так разыграть его! Ну да ничего, он ему отомстит. Он... он...
     Конкретный план мщения можно разработать и позже.
     А пока лучше заняться другим делом. Провести инвентаризацию содержимого сейфа. Ничто так не успокаивает, как созерцание принадлежащих тебе акций, бонов, золота.
     Он набрал нужную комбинацию на диске замка, распахнул тяжелую наружную дверцу, открыл внутреннюю, вытащил тяжелый стальной контейнер с массивным висячим замком.
     Тяжелый. В нем лежало золото. Слитки чистого золота, стоимостью пятьсот долларов каждый. Всего на пятнадцать тысяч.
     Он приобрел их задолго до того, как правительство потребовало продать государству все имеющееся у граждан золото. И собирался оставить у себя. А если б его уличили, то сказал бы, что совершенно забыл о существовании слитков, а потом вот случайно нашел...
     Джейкоб Эрл отомкнул замок, поднял крышку контейнера. И его обычно румяное лицо посерело. В верхнем слое не хватало двух слитков!
     Никто не мог залезть в его сейф. Никто, кроме него самого. Да и невозможно представить себе, чтобы вор взял только два...
     И тут серый цвет лица Джейкоба Эрла сменился мертвенной бледностью. Прямо на глазах исчез третий слиток. Растворился в воздухе. Словно невидимая рука схватила его и унесла неизвестно куда.
     Затем исчез четвертый. Перепуганный, разъяренный Джейкоб Эрл опустил руки на желтые бруски, придавив их ко дну контейнера.
     Пятый слиток ускользнул в никуда прямо из-под его пальцев. Только что чувствовал твердый металл, а мгновение спустя он сменился пустотой.
     С глухим криком Джейкоб Эрл уронил контейнер с золотыми слитками. Волоча ноги, пересек комнату, снял телефонную трубку, набрал номер.
     — Доктор? — просипел он. — Доктор Норкросс? Это Джейкоб Эрл. Я... я...
     Он опомнился. Такого просто не могло быть. Это безумие. Если он кому-то скажет...
     — Извините, доктор, что побеспокоил вас, — пробубнил в трубку Джейкоб Эрл. — У меня все в порядке.
     Трубку он бросил на рычаг, а остаток дня провел, наблюдая, как один за другим исчезают разбросанные по полу сверкающие золотые брусочки.
     В другой части города еще одна рука зависла над телефонной трубкой и тут же отдернулась. Рука Минервы Бенсон. Минерва Бенсон обнаружила свое уродство поздним утром, лишь поднялась с постели. На ее затылке появилось... второе лицо — злобное, перекошенное, как у гарпии!
     Дрожащими руками она ощупывала его снова и снова, в тщетной надежде, что оно исчезнет. А затем свернулась в комочек в уголке дивана, заперев дверь на замок и опустив шторы.
     Она не могла никому позвонить. Никто, никто не должен видеть ее такой. Никто. Даже доктор...
     И Нетти Питерс сидела дома одна. Она боялась...
     Сжимая пальцами шею, Нетти чувствовала, как внутри шевелится что-то живое.
 

6

     Миссис Эдвард Нортон не шла, а плыла по тенистой улице, словно фрегат, возвращающийся в гавань под всеми парусами.
     Женщина она была дородная, пышная, хорошо сложенная — так характеризовала она себя и одевалась лучше всех в городе, если иметь в виду цену нарядов. Дорогие одежды как нельзя лучше соответствовали ее положению.
     Миссис Нортон на секунду остановилась. Ее охватило ощущение легкости, этакой... воздушности. И может, у нее голова пошла кругом?
     Она ухватилась за подвернувшийся под руку фонарный столб. Раскачивать перестало. Но...
     Она посмотрела на пальцы. Они раздулись, словно сардельки.
     Кольца больно врезались в пальцы. Неужели она подхватила какую-то ужасную бо...
     Такое ощущение, будто тело сжимает со всех сторон. И одежда стала на пару размеров меньше.
     Свободной рукой она ощупала себя. Поначалу с недоумением потом — с ужасом.
     Нет это невозможно. Она раздувалась — заполняя одежду!
     Игривый ветерок подталкивал и подталкивал ее, и она уже качалась взад-вперед, словно пьянчужка.
     Пальцы миссис Нортон соскользнули со столба. И она неспешно всплыла над тротуаром, как под дуновением ветерка воздушный шар.
     Если бы кто-нибудь увидел ее в эту минуту. Если бы кто-то увидел! Ужас!
     И миссис Нортон, подгоняемую ветерком, понесло на север, к окраине Локасвилля.
     Слезы текли по ее лицу. Какая же она бедная, несчастная! Разве теперь имеет значение, сколь высоко ее положение в обществе? Ей так хотелось на землю!
     Тут-то миссис Нортон поняла, за что наказана. Она раздувалась от гордости. «Я — плохая женщина, — говорила она себе, — и если удастся благополучно приземлиться, я в корне изменю свое поведение».
     Под влиянием покаянных мыслей она начала снижаться и, сама того не заметив, оказалась на ветвях старой вишни, спугнув стайку дроздов.
     Там она и застряла. И просидела довольно долго, прежде чем высмотрела Джейнис Эвери, возвращавшуюся из школы домой.
     Джейнис Эвери и помогла ей спуститься. С помощью Билла Морроу. Вихрем примчавшись в школу за подмогой, она первым делом натолкнулась на него.
     Билл садился в машину, чтобы поехать на стадион, на очередную тренировку школьной команды, готовящейся к чемпионату штата. Поначалу он даже не понял, что она такое говорит.
     Слышал только голос Джейнис, нежный, журчащий, как весенний ручеек. И звучащие в нем серебряные колокольчики.
     Когда же сообразил, что к чему, то развил бурную деятельность.
     Нашел лестницу и понес ее в заброшенный сад. Глаза у него едва не вылезли из орбит, когда он увидел сидевшую на ветке толстую женщину.
     Пару минут спустя миссис Нортон стояла на земле. Другого объяснения, кроме того, что она дала Джейнис Эвери, они от нее не услышали.
     — Я собирала вишни и застряла.
     Даже такая дикая выдумка казалась куда правдоподобнее того, что произошло на самом деле.
     Билл Морроу подогнал машину к саду, и Джейнис усадила миссис Нортон в кабину, в рваной одежде, поцарапанную, с красными от слез глазами. Они отвезли ее домой.
     Билл Морроу облегченно вздохнул, вытер пот со лба, посмотрел на Джейнис Эвери. Конечно, не красавица... но что-то в ней есть. Такая милая. А голос? Да такой голос можно слушать всю жизнь!
     — О Господи! — сказал он, садясь за руль. — Если Бетти Нортон с годами будет выглядеть, как ее мамаша... Уф! Джейнис, вы даже представить себе не можете, каким же я был дураком. Я даже собирался... Да ладно, не будем об этом. Куда вас повезти?
     Он улыбнулся Джейнис Эвери, та ответила такой же улыбкой, ее глаза сияли.
     А Билл тем временем завел мотор.
     — Но у вас же тренировка, — слабо запротестовала Джейнис.
     — Тренировка отменяется, — решительно заявил Билл Морроу и тронул машину с места. — Мы поедем куда-нибудь и поговорим.
     Джейнис Эвери не возражала.
 

7

     Наверху, в своей комнате Дэнни Норкросс с трудом разлепил глаза. Спал он крепко, но беспокойно. Еще окончательно не проснувшись, пошарил рукой и нащупал витой рог, с которым заснул прошлым вечером.
     Тут ему вспомнилось, как он пробрался на лестницу и слушал, разговоры взрослых Странные какие-то разговоры — о лошадях, деньгах, серебряных колокольчиках. Потом он вернулся в постель. Немного поиграл с рогом. Да еще, кажется, загадал желание.
     И чтобы все, о чем говорили папа, мама, сестра и их гости, стало явью хоть на один день. Вот уж было бы смеха, если б...
     Каждая новая мечта Генри Джонса превращалась в лошадь.
     Деньги прилипали к пальцам Льюка Хаукса.
     А все, к чему прикасались руки Джейкоба Эрла, обращалось в деньги, но попадали они не к нему, а к кому-то другому.
     У Нетти Питерс язык крепился бы посередине и болтался с обоих концов.
     У миссис Бенсон появилось второе лицо.
     Миссис Нортон раздулась бы и взлетела, как воздушный шар.
     Мисс Уилсон стала бы хорошенькой.
     А в голосе мисс Эвери слышались бы серебряные колокольчики.
     Вот сколько было желаний.
     Но теперь, проснувшись и глядя на багровый закат, он вряд ли бы вспомнил их.

     Свернувшись калачиком на диване, в темной комнате с зашторенными окнами и запертой дверью, Минерва Бенсон, наверное, в сотый раз коснулась затылка. И испытала невыразимое облегчение. Ужасное, отвратительное второе лицо исчезло.
     Но до конца дней своих она помнила о нем, и частенько лицо это являлось ей во сне.

     Нетти Питерс смотрела на себя в зеркало с широко раскрытыми от испуга глазами. Медленно она поднесла руки к шее. Что-то живое, шевелящееся в ее горле пропало без следа. Она снова могла говорить. Второй голос больше не перебивал ее.
     Но и потом, начав фразу, она часто останавливалась на полуслове, опасаясь услышать этот резкий, пронзительный голос.

     Жалобный стон вырвался из груди Джейкоба Эрла. Последний золотой брусок исчез с пола библиотеки.

     Джон Уиггинс обернулся. Мелодичное позвякивание, продолжавшееся весь день, прекратилось. Китайский божок продолжал улыбаться, но монетки больше не сыпались из его рта.
     — Он иссяк, — объявил Джон раскрасневшейся, сияющей Алисе. — И слава богу. Посмотри, сколько мы получили от него денег. Никак не меньше пятнадцати тысяч долларов. Алиса, мы отправимся в кругосветное путешествие. И мы отвезем его в Китай, откуда он попал в нашу страну! Разве он не заслужил награду?

     Когда багровый отсвет заката окрасил воду маленького озерца, возле которого стояла машина, Билл Морроу повернулся и обнял Джейнис Эвери за плечи.
     Ему не составило труда привлечь ее к себе и крепко поцеловать.

     Дверь в комнату Дэнни открылась. Он услышал, как вошли папа и мама, но еще минуту притворялся спящим.
     — Ну как ты, сынок? — папа склонился над постелью.
     — Все отлично. — Дэнни сел. — Посмотри, что я вчера нашел в моем шкафу. Что это, папа?
     Доктор Норкросс взял из рук Дэнни витой рог, внимательно разглядел его.
     — Будь я проклят! — воскликнул он, посмотрев на жену. — Дэнни нашел старый китайский талисман, который дедушка Йонас привез из последнего плавания на «Янки стар». Он подарил его мне тридцать лет назад. Сказал, что талисман принадлежит китайскому волшебнику. И сила его в том, что, если зажать покрепче, он обратит в явь любое твое желание. Но при условии — об этом говорит надпись на основании,— что разум твой чист, душа невинна, а побуждение — бескорыстно.
     Сколько раз я ни загадывал желания, ничего не выходило. Наверное, потому, что человек я очень практичный и хотел получить велосипед или что-то в этом роде.
     — Дэнни взял талисман.
     — Папа, а я загадывал желание.
     — Правда? — улыбнулся доктор Норкросс. — И оно стало явью?
     — Не знаю, — признался Дэнни. — Я не помню, что загадал.
     Доктор Норкросс хохотнул.
     — Тогда, наверное, оно так и осталось желанием. Ну да ничего, загадаешь что-нибудь еще. А если и не исполнится, тужить не стоит. Ты всегда можешь рассказать какую-нибудь связанную с талисманом забавную историю. Люди это любят...
     Дэнни оставил талисман у себя. Потом он не раз загадывал новые желания. Но никогда они не исполнялись, и в конце концов со вздохом он убрал витой рог в чехол из мягкой кожи и засунул в ящик старого шкафа. И всегда сожалел, что не мог вспомнить то свое первое, загаданное перед тем, как заснуть.
     Папа с мамой рассказывали, как расцвела после свадьбы Алиса Уилсон, какой серебристый голосок у миссис Боб Морроу... Но нет, Дэнни так и не вспомнил.

Перевел с английского В. ВЕБЕР

Рисовала Г. ЗАСЛАВСКАЯ

Юный техник, 1992, № 2-3,С. 34 -42,
1992, № 4-5, С.34 - 45.