Отец-основатель

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.1 (9 votes)
Обложка: 

Перед самыми сумерками Уинстон-Кэрби возвращался домой по заросшей вереском пустоши и думал, что природа показывает себя сейчас во всей красе. Солнце медленно погружалось в пурпурную пену облаков, и на низины уже пал серебристо-серый туман. Порой ему казалось, что сама вечность притихла, затаила дыхание.
      День выдался хороший, и было приятно возвращаться домой, где все уже ждут его: стол накрыт, камин пылает, бутылки откупорены. Как жаль, что никто не составил ему компании в прогулке, хотя именно сейчас он был рад этому. Иногда хочется побыть одному. Почти сто лет провел он на борту космического корабля и почти всегда - на людях.

      Но теперь это было позади, и они все шестеро могли поселиться здесь и вести жизнь, о которой мечтали. Прошло всего несколько недель, а планета уже кажется домом; пройдут годы, и она на самом деле станет их домом, даже более родным, чем Земля. 
      И вот уже в который раз он радовался и удивлялся, как им вообще все удалось. Невероятно, как это Земля могла выпустить шестерых бессмертных из своих цепких рук. Земля действительно очень нуждалась в своих бессмертных, и то, что не один, а шестеро могли ускользнуть, чтобы начать жить так, как им хочется, было совершенно непостижимым. И все-таки это произошло.
      "Есть тут что-то странное", - говорил себе Уинстон-Кэрби. Во время своего векового полета от Земли они часто говорили об этом и удивлялись, как все случилось. Помнится, Крэнфорд-Адамс был убежден, что это хитрая ловушка, но прошло сто лет, а никакой ловушки и в помине нет; Крэнфорд-Адамс, пожалуй, ошибался.
      Уинстон-Кэрби поднялся на вершину небольшого холма и в сгущавшихся сумерках увидел дом, - именно о таком он мечтал все эти годы, только такой дом и надо было строить в этом прекрасном крае, разве что роботы перестарались и сделали его слишком большим. Но он утешал себя: таковы уж эти роботы - работящие, добросовестные, услужливые, но порой невыносимо глупые.
      Он стоял на вершине холма и разглядывал дом. Сколько раз, собравшись за обеденным столом, он и его товарищи обсуждали план будущего дома! Как часто сомневались они в том, насколько точны сведения об этой планете, которую они долго выбирали по "Картотеке исследований", как боялись, что в действительности она окажется совсем не такой, какой ее описывали.
      И наконец вот оно - что-то от Харди, что-то из "Баскервильской собаки" - давняя мечта, ставшая явью.
      Вот усадьба - во всех окнах горит свет, - темная громада пристроек для скота, который они привезли с собой в корабле в виде замороженных эмбрионов и сейчас поместили в инкубатор, там - равнина, на которой через несколько месяцев будут поля и сады, а на севере стоит корабль, проделавший огромный путь. И вдруг на глазах Уинстона-Кэрби прямо над носом корабля загорелась первая яркая звездочка. Корабль и звезда были в точности похожи на традиционную рождественскую свечу.
      Ликующий от переполнявшего его счастья, Уинстон-Кэрби стал спускаться с холма; в лицо повеяло ночной прохладой, в воздухе стоял знакомый издревле запах вереска.
      "Грешно так радоваться", - думал он, но на это есть причины. Летели удачно, сели на планету успешно, и вот он здесь, - полновластный хозяин целой планеты, на которой когда-нибудь станет основателем рода и династии. И у него масса времени впереди - нет нужды торопиться. Впереди, если понадобится, целая вечность.
      И, что лучше всего, - у него хорошие товарищи.
      Они будут ждать момента, когда он появится на пороге. Они посмеются и сразу выпьют, потом не спеша пообедают, а позже будут пить бренди перед пылающим камином. И разговаривать неторопливо, задушевно, дружелюбно.
      Именно разговоры лучше, чем что бы то ни было, помогли им не потерять рассудка за время векового космического полета. Именно это - их приязнь, согласие по поводу наиболее утонченных сторон человеческой культуры, понимание искусства, любовь к литературе, интерес к философии. Нечасто шестеро людей могут прожить вместе сотню лет без единой ссоры, без размолвок.
      В усадьбе они уже ждут его; свечи зажжены, коктейли готовы, идет беседа, и в комнате тепло от дружелюбия и полного взаимопонимания.
      Крэнфорд-Адамс сидит в большом кресле перед камином, глядит на пламя и думает - ведь в группе он самый глубокий мыслитель. А Эллин-Бэрбидж стоит, облокотившись на каминную доску и сжимая в руке стакан, с блестящими от хорошего настроения глазами. Козетта-Миддлтон разговаривает с ним и смеется, потому что она хохотушка. У нее легкий, как у эльфа, нрав и золотистые волосы. Анна-Куинз, вероятнее всего, читает, свернувшись в кресле, а Мери-Фойл просто ждет его, радуясь жизни и друзьям.
      Это товарищи по долгому путешествию - такие отзывчивые, терпимые и добрые, что и в целый век не потускнела красота их дружбы.
      Подумав о пятерых, которые ждут его, Уинстон-Кэрби против своего обыкновения побежал; ему страстно захотелось быть с ними, рассказать о прогулке по пустоши, обсудить некоторые детали совместных планов.
      Он перешел на шаг. Как обычно, ветер с наступлением темноты стал холодным, и Уинстон-Кэрби поднял воротник куртки, чтобы хоть как-то защититься от него.
      Он подошел к двери и немного постоял на холоде, в который раз любуясь массивной деревянной конструкцией и приземистой солидностью здания. Усадьба построена на века, дабы внушить будущему поколению чувство прочности существования.
      Он нажал на защелку, надавил дверь плечом, и она медленно отворилась. Изнутри пахнуло теплым воздухом. Уинстон-Кэрби вошел в прихожую и закрыл за собой дверь. Сняв шапку и куртку, он стал искать, куда бы повесить их, нарочно топая и шаркая ногами, чтобы дать знать другим о своем возвращении.
      Но его никто не приветствовал, не слышно было счастливого смеха - там, в комнате, царила тишина.
      Уинстон-Кэрби повернулся так резко, что рукой задел куртку и сорвал ее с крючка. Она шурша упала на пол.
      Он было побежал, но ноги стали как ватные, и он зашаркал ими, обмирая от страха.
      Дошел до двери в комнату и остановился, не решаясь от ужаса двинуться дальше. Расставив руки, он вцепился в дверные косяки.
      В комнате никого не было. Мало того - комната совершенно переменилась. И не просто потому, что исчезли товарищи - исчезла также богатая обстановка комнаты, исчезли ее уют и благородный вид.
      Не было ни ковров на полу, ни занавесей на окнах, ни картин на стенах. Ничем не украшенный камин сложен из необработанного камня. Мебель (то немногие, что было) примитивная, грубо сколоченная. Перед камином - небольшой стол на козлах, а у того места, где стоял прибор на одну персону, - трехногий табурет.
      Уинстон-Кэрби пытался кого-нибудь позвать, но слова застряли в горле. Он сделал еще одну попытку, на этот раз удачную:
      - Джон! Джон, где ты?
      Откуда-то из глубины дома прибежал робот.
      - Что случилось, сэр?
      - Где остальные? Куда они ушли? Они должны были ждать меня!
      Джон слегка покачал головой.
      - Мистер Кэрби, их тут не было.
      - Не было?! Но утром, когда я уходил, они же были. Они знали, что я вернусь.
      - Вы не поняли меня, сэр. Здесь никого никогда не было. Только вы, я и другие роботы. И эмбрионы, конечно.
      Уинстон-Кэрби опустил руки и сделал несколько шагов вперед.
      - Джон, ты шутишь?
      Но он знал, что ошибается: роботы никогда не шутят.
      - Мы старались оставить их вам как можно дольше, - произнес Джон. - Нам очень не хотелось отнимать их у вас, сэр, но оборудование нам понадобилось для инкубаторов.
      - А эта комната?! Ковры, мебель...
      - И это тоже, сэр. Все это димензино.
      Уинстон-Кэрби медленно подошел к столу, придвинул трехногий табурет и сел.
      - Димензино? - переспросил он.
      - Вы, конечно, помните, что это такое.
      Он поморщился, показывая, что не знает. Но кое-что он уже начал вспоминать, медленно, нехотя пробиваясь сквозь туман многих лет забытья.
      Уинстон-Кэрби не хотел ни вспоминать, ни знать. Он попытался задвинуть все в темный угол сознания. А это уже было кощунство и предательство - это было безумие.
      - Человеческие эмбрионы перенесли путешествие хорошо, - доложил Джон. - Из тысячи только три нежизнеспособны.
      Уинстон-Кэрби потряс головой, словно разгоняя туман, которым заволокло его мозг.
      - Все инкубаторы установлены в пристройках, сэр, - продолжал он: - Мы ждали сколько могли, а потом забрали оборудование димензино. Мы дали вам попользоваться им до последней минуты. Было бы легче, сэр, если бы мы могли это делать постепенно, но не получилось. Или димензино есть, или его нет.
      - Разумеется, - с трудом выдавил из себя Уинстон-Кэрби. - Вы очень любезны. Большое спасибо.
      Он встал, пошатнулся и провел рукой по глазам.
      - Это невозможно, - сказал он, - этого просто не может быть. Я жил вместе с ними сто лет. Они такие же настоящие, как и я. Говорю тебе - они были из плоти и крови. Они...
      Комната по-прежнему была голая и пустая. Насмешливая пустота. Злая насмешка.
      - Это возможно, - мягко сказал Джон. - Так оно и было. Все идет по плану. Вы здесь и по-прежнему в здравом уме благодаря димензино. Эмбрионы перенесли путешествие лучше, чем ожидалось. Оборудование не повреждено. Месяцев через восемь из инкубаторов начнут поступать дети. К тому времени мы разобьем сады и засеем поля. Эмбрионы домашнего скота тоже помещены в инкубаторы, и колония будет обеспечена всем необходимым.
      Уинстон-Кэрби шагнул к столу и поднял единственную тарелку из легкого пластика, стоявшую на нем.
      - Скажи, у нас есть фарфор? Есть у нас хрусталь или серебро?
      У Джона был почти удивленный вид, если только робот вообще мог удивляться.
      - Конечно нет, сэр. На корабле у нас было место только для самых необходимых вещей. Фарфор, серебро и все прочее подождут.
      - Значит, у меня был скудный корабельный рацион?
      - Естественно, - сказал Джон. - Места было мало, а взять надо было так много...
      Уинстон-Кэрби стоял с тарелкой в руке, постукивая ею по столу, вспоминая прошлые обеды (и на борту корабля, и после посадки): горячий суп в приятной на ощупь супнице, розовые сочные ребрышки, громадные рассыпчатые картофелины, хрустящий зеленый салат, сверканье начищенного серебра, мягкий блеск хорошего фарфора.
      - Джон, - сказал он.
      - Да, сэр?
      - Значит, это все была иллюзия?
      - К сожалению, да, сэр. Простите, сэр.
      - А вы, роботы?
      - Все мы в прекрасном состоянии, сэр. С нами другое дело. Мы можем смотреть действительности в глаза.
      - А люди не могут?
      - Иногда их лучше защитить от нее.
      - Но не теперь?
      - Больше нельзя, - сказал Джон. - Теперь вы должны посмотреть действительности в глаза, сэр.
      Уинстон-Кэрби положил тарелку на стол и повернулся к роботу.
      - Я пойду в свою комнату и сменю костюм. Надеюсь, обед будет готов скоро. И, несомненно, корабельный рацион?
      - Сегодня особый обед. Иезекия нашел лишайники, и я сделал кастрюлю супа.
      - Превосходно! - сказал Уинстон-Кэрби, пряча усмешку.
      Он поднялся по лестнице к двери своей комнаты. Но тут внизу протопал еще один робот.
      - Добрый вечер, сэр, - сказал он.
      А ты кто?
      - Я Соломон, - ответил робот. - Я строю ясли.
      - Надеюсь, звуконепроницаемые?
      - О, нет. У нас не хватает ни материала, ни времени.
      - Ладно, продолжайте, - сказал Уинстон-Кэрби и вошел в комнату.
      Это была вообще не его комната. Вместо большой кровати на четырех ножках, в которой он спал, висела койка, и не было ни ковров, ни большого зеркала, ни кресел.
      - Иллюзия! - воскликнул он, но сам не поверил. Это была уже не иллюзия. От комнаты веяло холодом мрачной действительности, которую надолго не отсрочить. Оказавшись в крохотной комнатенке один, он остался лицом к лицу с этой действительностью - и еще больше ощутил потерю. Это был расчет на очень далекое будущее, так надо было сделать - не из жалости, не из осторожности, а в силу холодной, упрямой необходимости. Это была уступка человеческой уязвимости.
      Потому что ни один человек, даже самый приспособленный, даже бессмертный, не мог бы перенести такое долгое путешествие и сохранить здоровыми тело и дух. Чтобы прожить век в космических условиях, нужны иллюзии, нужны спутники. Они обеспечивают безопасность и полноту жизни изо дня в день. И спутники должны быть не просто людьми. Спутники-люди, даже идеальные, будут давать поводы для бесчисленных раздражений, которые приведут к смертельной космической лихорадке.
      Тут может помочь только димензино - спутники, порожденные им, приспосабливаются к любому настроению человека. Кроме того, создается обстановка для такого товарищества; жизнь, в которой исполняются все желания, обеспечивает безопасность, какой человек не знал даже в нормальных условиях.
      Уинстон-Кэрби сел на койку и стал развязывать шнурки тяжелых ботинок.
      Он подумал, что человеческий род практичен, причем до такой степени, что надувает себя ради достижения цели, создает оборудование димензино из деталей, которые затем, по прибытии, могут быть использованы при сооружении инкубаторов.
      Человек охотно ставит все на карту только тогда, когда в этом есть необходимость. Человек готов держать пари, что выживет в космосе, проживет целое столетие, если его изолируют от действительности - изолируют при помощи кажущейся плоти, которая, в сущности, живет только милостью человеческого мозга, подталкиваемого электроникой.
      До сих пор ни один корабль не забирался так далеко с колонизаторской миссией. Ни один человек не просуществовал и половины такого срока под влиянием димензино. Но было всего несколько планет, где человек мог основать колонию в естественных условиях, без громадных дорогих сооружений, без мер предосторожности. Ближайшие планеты были уже колонизированы, а разведка показала, что эта планета, которой он наконец достиг, особенно привлекательна.
      Поэтому Земля и человек держали пари. Особенно один человек, сказал себе с гордостью Уинстон-Кэрби, но в его устах слова эти прозвучали не гордо, а горько. Когда голосовали, вспомнил он, за его предложение высказались только трое из восьми.
      И все же, несмотря на горечь, он понимал значение того, что совершил. Это был еще один прорыв, еще одна победа маленького неуемного мозга, стучавшегося в двери вечности.
      Это значило, что путь в Галактику открыт, что Земля может оставаться центром расширяющейся империи, что димензино и бессмертный могут путешествовать на самый край космоса, что семя человека будет заброшено далеко - замороженные эмбрионы пронесутся сквозь холодные черные бездны, о которых даже подумать страшно.
      Уинстон-Кэрби подошел к небольшому комоду, нашел чистую одежду и, положив ее на койку, стал снимать прогулочный костюм.
      Все идет согласно плану, как сказал Джон.
      Дом и впрямь больше, чем он того хотел, но роботы правы: для тысячи младенцев понадобится большое здание. Инкубаторы действуют, ясли готовятся, подрастает еще одна далекая колония Земли.
      А колонии важны, подумал он, припоминая тот день, сто лет назад, когда он и многие другие изложили свои планы. Там был и его план - как под влиянием иллюзии сохранить разум. В результате мутаций появляется все больше и больше бессмертных, и недалек тот день, когда человечеству понадобится все пространство, до которого оно только сможет дотянуться.
      И именно появившиеся в результате мутаций бессмертные становятся руководителями колоний: они отправляются в космос в качестве отцов-основателей и в начальной стадии руководят каждый своей колонией, пока она не встанет на ноги.
      Уинстон-Кэрби знал, что дел хватит на десятки лет: он будет отцом, судьей, мудрецом и администратором - своего рода старейшиной совершенно нового племени.
      Он натянул брюки, сунул ноги в туфли и встал, чтобы заправить рубашку в брюки, и по привычке повернулся к большому зеркалу.
      Зеркало оказалось на месте!
      Изумленный, глупо раскрыв рот, он смотрел на собственное отражение. И в зеркале же он увидел, что позади стоят кровать на четырех ножках и кресла.
      Он круто повернулся - кровать и кресла исчезли. В противной комнатенке остались только койка да комод.
      Он медленно присел на край койки и до дрожи стиснул руки.
      Это неправда! Этого не может быть! Димензино больше нет. И все же оно с ним - оно притаилось в мозгу, совсем рядом, надо только поискать.
      Найти его оказалось легко. Комната сразу изменилась и стала такой, какой он помнил ее: большое зеркало, массивная кровать (вот он сидит на ней), пушистые ковры, сверкающий бар и со вкусом подобранные занавеси.
      Он пытался прогнать видение, просто отыскав в каком-то далеком темном чулане своего сознании воспоминание о том, что он должен прогнать его.
      Но видение не исчезло.
      Он делал все новые и новые попытки, но оно не исчезало, и он чувствовал, как желание прогнать видение ускользает из его сознания.
      - Нет! - закричал он в ужасе, и ужас сделал свое дело.
      Уинстон-Кэрби сидел в маленькой голой комнате.
      Он почувствовал, что тяжело дышит, словно карабкался на высокую крутую гору, руки сжаты в кулаки, зубы стиснуты, по спине течет холодный пот.
      "А было бы так легко, - подумал он, - так легко и приятно скользнуть обратно туда, где покойно, где царит настоящая теплая дружба, где нет настоятельной необходимости что-то делать".
      Но он не должен так поступать, потому что впереди работа. Пусть это кажется неприятным, скучным, отвратительным - делать все равно надо. Потому что это не просто еще одна колония, а прорыв, прямая дорога к знанию и уверенность в том, что человек больше не скован временем и расстоянием.
      И все же надо признать, что опасность велика; сам человек оградить разум от нее не может. Надо сообщить все клинические симптомы этой болезни, чтобы на Земле ее изучили и нашли какое-нибудь противоядие.
      Но что это - побочный эффект димензино или прямое следствие его? Ведь димензино всего лишь помогает человеческому мозгу, причем весьма любопытным образом: создает контролируемые галлюцинации, отражающие исполнение желаний.
      Вероятно, за сотню лет человеческий мозг так хорошо овладел техникой создания галлюцинаций, что отпала необходимость в димензино.
      Надо во всем разобраться. Он совершил длительную прогулку, и за много часов одиночества иллюзия не потускнела. Нужен был внезапный шок тишины и пустоты, встретивших его вместо ожидаемых теплых приветствий и смеха, чтобы развеять туман иллюзии, который окутывал его многие годы. И даже теперь иллюзия затаилась, действовала на психику, стерегла за каждым углом.
      Когда она начнет тускнеть? Что надо сделать, чтобы полностью избавиться от нее? Как ликвидировать то, к чему он привыкал целый век? Какова опасность... может ли сознание преодолеть ее или придется снова невольно уйти от мрачной действительности?
      Он должен предупредить роботов. Предусмотреть какие-нибудь решительные действия на случай, если к нему вернется иллюзия, если понадобится защитить его против его же воли.
      Впрочем, хорошо бы выйти из комнаты, спуститься вниз по лестнице и обнаружить, что остальные ждут его: вино откупорено, разговор уже начался...
      - Прекратить! - закричал Уинстон-Кэрби.
      Выбросить иллюзию из головы - вот что он должен сделать. Не надо даже думать о ней. Необходимо очень много работать и сильно уставать, чтобы не оставалось времени на размышления, а сразу валиться в постель и крепко засыпать.
      Уинстон-Кэрби припомнил, что надо делать; наблюдать за работой инкубаторов, готовить почву под сады и поля, обслуживать атомные генераторы, заготавливать лес для строительства, исследовать и наносить на карту прилегающую территорию, капитально отремонтировать корабль и послать его с роботами на Землю.
      Он думал только об этом. Он намечал все новые дела, планировал их на многие дни, месяцы и годы вперед. И наконец почувствовал, что доволен.
      Он владел собой.
      Снизу донеслись голоса, и нить размышлений оборвалась.
      Страх захлестнул его, потом исчез. Вспыхнула радость, и он быстро направился к двери.
      На лестнице он остановился и взялся рукой за перила.
      Мозг бил в набат, и радость исчезла. Осталась только печаль невыносимая, жуткая тоска.
      Он видел часть нижней комнаты: занавеси, картины и одно инкрустированное золотом кресло, на полу лежал ковер.
      Уинстон-Кэрби со стоном повернулся и убежал в свою комнату. Он захлопнул дверь и прислонился к ней спиной.
      Комната была такой, какой ей и полагалось быть, - голой, бедной, холодной.
      "Слава Богу, - подумал он. - Слава Богу!"
      Снизу донесся крик:
      - Уинстон, что с вами? Уинстон, идите сюда скорей!
      И другой голос:
      - Уинстон, у нас праздник! На столе молочный поросенок!
      И еще один голос:
      - С яблоком во рту!
      Он не ответил.
      "Они исчезнут, - думал он. - Им придется исчезнуть".
      Но даже когда он подумал это, ему страстно захотелось отворить дверь и броситься вниз по лестнице. Туда, где его снова ждал покой и старые друзья...
      Уинстон-Кэрби почувствовал, что руки его за спиной сжимают дверную ручку так, будто промерзли к ней.
      Он услышал шаги на лестнице и голоса, счастливые голоса друзей, которые шли за ним.