ЗОВИТЕ ЕГО “ПОВЕЛИТЕЛЬ”

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.5 (2 голосов)

Он призвал меня и командовал мне,

Потому я узнал его,

Но потом он меня обманул, обманул!

Потому убил его.

Песня щитоносца.

Солнце встало над холмами Кентукки, и Койл Арном встал вместе с ним. Впереди было одинадцать часов и сорок минут долгого дня.

Он оделся, вышел и стал седлать серого мерина и белого жеребца. Жеребца пришлось погонять, пока его белоснежную выгнутую шею не оставила первая ярость. Затем он отвел обеих лошадей и привязал возле двери в кухню.

Письмо, пришедшее неделю назад, лежало у тарелки с беконом и яичницей. Тина, жена Койла, стояла возле доски для резки хлеба, спиной к нему. Он сел и стал есть, одновременно перечитывая письмо.

“ …Принц путешествует инкогнито под одним из фамильных титулов, (граф Hope), и к нему не следует обращаться Ваше Величество. Зовите его “Повелитель”… ”

— Почему это должен быть ты? — спросила жена.

Он оглянулся, но увидел лишь ее спину.

— Тина… — печально сказал он.

— Почему?.

— Мои предки были телохранителями его предков — еще тогда, в войнах против пришельцев. Я рассказывал тебе, — сказал он.

— Мои прадеды спасали жизнь его прадедам, много раз.

— Но все пришельцы теперь мертвы, а у Императора сотня других миров! Может его сын устроить свой Большой Поход на них? Зачем ему обязательно Земля — и ты?!

— Земля только одна.

— Ты тоже только один?

Неслышно вздохнув, он замолчал. После смерти матери его растили отец и дядя, и в спорах с Тиной он всегда чувствовал свое бессилие. Встав из-за стола, он подошел к ней взял ее локти и мягко стал поворачивать лицом к себе. Но она сопротивлялась.

Он снова вздохнул про себя и пошел в оружейную. Выбрав заряженный пистолет, засунул его в кобуру, и пристегнул ее к своему поясу так, чтобы закрыть полой кожаной куртки. Потом взял нож с черной рукояткой и шестидюймовым лезвием и опустил его в ножны, вшитые в голенище сапога.

— Нет у него права ехать сюда, — яростно сказала Тина хлебной доске. — Туристам следует оставаться в музейных зонах и туристских городках!

— Он не турист. И ты это знаешь, — терпеливо ответил Койл — Он старший сын Императора; его пробабушка родом с Земли. И его жена тоже будет отсюда. Каждое четвертое поколение императорской линии обязано жениться на Земле. Это закон Тина!

Она не ответила.

— Тина!.. — повторил он. Шагнул к ней, положил руки ей на плечи, и вновь попробовал повернуть лицом к себе. Она опять воспротивилась, но на этот раз он не обратил на это внимания.

Он был невелик — среднего роста, круглолиц, с покатыми, непримечательными, хотя массивными, плечами. Но силы был необыкновенной. Мог поставить белого жеребца на колени одной рукой, вцепившись в гриву — никто другой не мог сделать этого Он легко довернул ее, чтобы она смотрела ему в глаза.

— А теперь послушай — начал было он. Но прежде чем он договорил, напряжение оставило женщину и она, дрожа, приникла к нему.

— Он принесет тебе несчастье! — всхлипывала она, уткнувшись ему в грудь — Койл, не уезжай! Нет закона, по которому ты должен!

Он погладил ее мягкие волосы, в горле у него было сухо и жестко. Ему было нечего ответить, потому что она просила о невозможном. С тех пор, как солнце впервые взошло для мужей и жен, жены просят мужей о том, чего нельзя. А мужья всегда обнимают их вот так, будто бы понимание можно передать не словами, а теплом родного тела, и ничего не говорят, потому что сказать тут нечего.

Койл подержал ее еще немного, а затем повернулся и вышел. Трогая белого жеребца (мерин в поводу), он увидел сквозь кухонное окно, что она так и стоит, как он ее оставил. Даже не плачет, просто стоит, опустив руки, опустив голову.

X X X

Он сказал по лесистым холмам Кентукки. Чуть больше двух часов заняла дорога до охотничьего домика. Спускаясь к нему по склону холма, он увидел, как к воротам бревенчатого, деревенского вида дома, вышел высокий бородатый человек.

Подскакав поближе, Койл различил, что борода у него с проседью. Над прямым тонким носом горели глаза, покрасневшие, очерченные темными кругами, как будто человек долго не спал.

— Он во дворе, — сказал седобородый, когда Койл подъехал —Я Монловен, его наставник. Он готов ехать. — Сумрачные глаза почти умоляюще взглянули на Койла.

— Держитесь подальше от морды жеребца, — сказал Койл, — и проводите меня.

— Такая лощадь не для него — сказал Монловен, попятившись и недоверчиво глядя на жеребца.

— Нет, — сказал Койл — Он поедет на мерине.

— Он захочет белого.

— Он не сможет ехать на белом, — сказал Койл. — Если даже я позволю ему, он не усидит. Я один могу справиться с ним. Проводите меня.

Наставник повернулся и пошел в заросший травой двор. У спуска к бассейну сидел высокий юноша с гривой светлых волос. На вид ему не было и двадцати. Рядом с ним стояли две туго набитых седельных сумки. Он поднялся, когда Койл и наставник подошли к нему.

— Ваше величество, — остановившись, сказал наставник, — это Койл Арном, ваш телохранитель на эти три дня.

— Доброе утро, телохранитель Койл — Принц ухмыльнулся. — Уже светло Пора ехать.

— Вы поедете на мерине, Повелитель, — сказал Койл.

Принц взглянул на него, закинул свою красивую голову и расхохотался.

— Я умею ездить, приятель! — сказал он — Я отлично езжу.

— Но не на таком коне, — бесстрастно ответил Койл — Никто не может ездить на нем, кроме меня.

Глаза сверкнули, смех умолк — и затем раздался снова.

— Что я могу поделать? — Пожатие широких плеч. — Я сдаюсь. Я всегда сдаюсь. Почти всегда — Он снова усмехнулся, глянув на Койла — Ладно.

Повернувшись к мерину, он одним прыжком взлетел в седло. Мерин захрапел и рванулся от испуга, затем замер, когда тонкие пальцы юноши умело натянули повод, а другая ладонь потрепала серую шею. Принц вскинул брови, оглянувшись на Койла, но Койл сидел не двигаясь.

— Я полагаю, ты вооружен, мои добрый Койл? — спросил Принц — Защитишь меня от туземцев, если они взбесятся?

— Ваша жизнь в моих руках, повелитель, — ответил Койл. Он раздвинул полы куртки так, чтобы на секунду показался пистолет в кобуре. Затем снова прикрыл его.

— Уилл… — Наставник положил руку на колено юноши — Не будь задирой, мальчик. Это Земля, и люди здесь не считаются с титулами и традициями так, как мы. Подумай, прежде чем…

— Ох, да оставь это, Монти! — рявкнул Принц — Меня здесь никто не знает. Я такой же спокойный, архаичный и независимым, как все прочие. Ты думаешь, что я ничего не понимаю? Все равно это только на три дня, пока мой царственный родитель не присоединится к нам. Отпусти меня!

Он отдернул колено, повернулся, пригнутся к луке седла и резко послал мерина в ворота. Койл жестко натянул поводья, когда огромный белый конь заплясал, стремясь вдогонку.

— Дайте мне его сумки, — сказал Койл. Он закрепил их поверх своих. А потом, взглянув вниз, увидел в глазах бородатого слезы.

— Он хороший мальчик. Вы увидите.

— Я знаю, что он из хорошей фамилии, — медленно произнес Койл — Я сделаю для него все, что смогу. — И он поскакал к воротам.

Когда он выехал, Принца нигде не было видно, но взрытая коричневая земля и растоптанная трава указывали, куда он поехал. Койл проскакал мимо нескольких сосен к открытому травянистому склону, и там сидел Принц, разглядывая небо сквозь коробочку с линзой.

Когда Койл подъехал, Принц опустил инструмент и без слов передал его телохранителю. Койл поднес его к глазу и посмотрел в небо. Сквозь мерцающие отблески следящего устройства он увидел, как в поле зрения прибора вплывает одна из трех орбитальных станций.

— Отдай обратно, — сказал Принц — Я никак не мог раньше посмотреть на нее, — сказал юноша, когда Койл протянул ему прибор — А мне хотелось. Довольно дорогой подарок, сам видишь — эта и две других таких же. Из имперской сокровищницы. Чтобы не дать вольной планетке сползти в новый ледниковый период А что мы получаем за этo?

— Землю, повелитель, — ответил Койл — Какой она была до того, как человек отправился к звездам.

— А, музейные зоны обошлись бы одной станцией и полумиллионом смотрителей, — отмахнулся Принц — Я говорю о миллиарде нахлебников. Вот чем я займусь, как только стану Императором. Ну что, едем!

— Как пожелаете, повелитель, — Койл дернул поводья жеребца, и два коня понесли всадников по склону.

— И еще одна вещь, — сказал Принц, когда они въехали в сосновый бор — Я не хочу, чтобы ты заблуждался. Я правду привязан к старому Монти. Просто я не собирался вообще ехать сюда — СМОТРИ НА МЕНЯ, ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ!!!

Койл повернулся и увидел горящие синие глаза, — неизменный признак всей императорской фамилии. Затем они неожиданно смягчились. Принц засмеялся.

— А тебя нелегко испугать Койл, по-моему? — сказал он. — Кажется, ты мне нравишься. Но смотри на меня, когда я говорю.

— Да, повелитель.

— Вот так, мои добрый Койл. Теперь я объясняю тебе. Я вовсе не собирался ехать сюда в свои Большой Поход. Я не видел смысла навещать ваш пыльный мир, мир старых музеев, где люди стараются жить так, как они жили в средние века. Однако мой царственный родитель уговорил меня.

— Ваш отец, повелитель? — спросил Койл.

— Да Можно сказать, он меня под купил, — задумчиво сказал Принц. — Предполагалось, что через три дня мы встретимся с ним здесь. А сейчас он пишет, что слегка задерживается, но это не важно. Суть в том, что он принадлежит к породе стариков, считающих, что ваша Земля есть нечто ценное и жизненно важное для всех нас. Ну, а я при учен любить своего отца и восхищаться им, Койл. Ты одобряешь?

— Да, повелитель.

— Я так и думал. Да, он единственный из землян, с кем я считаюсь. Чтобы сделать ему приятное, я совершаю эту поездку по Земле. Чтобы сделать ему приятное — только ему, Койл — я собираюсь быть для тебя покладистым принцем, которому ты покажешь чудеса природы, водные просторы и прочее Теперь ты понял, как будет проходить наше пyтeшecтвиe? — Он уставился на Койла.

— Я понял, — ответил Койл.

— Вот и отлично, — сказал Принц, опять улыбнувшись. — Теперь можешь начинать рассказывать мне обо всех этих деревьях, животных и птицах, чтобы я мог запомнить их имена и порадовать отца, когда он появится. Что это за птички, которых я видел под деревьями — коричневые сверху, светлые снизу?

— Это вири, повелитель, — сказал Койл — Птица густых лесов и тихих мест Послушайте. — Он протянул руку к узде мерина и остановил обоих коней. Во внезапной тишине, справа от себя, они услышали серебристый птичий голосок, взлетающий и падающий переливами и затихающий наконец совсем. Когда песенка стихла, Принц секунду молча смотрел на Койла, потом как будто встряхнулся, возвращаясь к жизни.

— Интересно, — сказал он. Поднял брошенные Койлом поводья, и кони снова двинулись вперед — Расскажи еще.

X X X

Больше трех часов, пока солнце катилось к полудню, они ехали по лесистым холмам, Койл называл ему птиц, животных, насекомых, деревья и камни. И все три часа Принц слушал — внимание его было мгновенным, но глубоким. Но когда солнце поднялось над головой, эта глубина иссякла.

— Довольно, — сказал он. — Мы собираемся есть? Койл, здесь что, нет городов пo6лизocти?

— Есть, повелитель, — сказал Койл. — Мы уже проехали несколько.

— Несколько? — Принц взглянул на него — Почему мы до сих пор не заехали ни в один? Куда ты ведешь мeня?

— Никуда, повелитель, — ответил Койл. — Ведете вы. Я лишь следую.

— Я? — спросил Принц. Впервые за все время он, кажется, начал понимать, что держал повод мерина так, чтобы ехать рядом с белым жеребцом — Ну да, конечно Только теперь время есть.

— Да, повелитель, — сказал Койл — Сюда, прошу вас.

Он повернул жеребца к подножию холма, по которому они ехали. Принц повернул за ним.

— А теперь слушай, — сказал Принц, поравнявшись — И скажи мне, правильно ли я запомнил — К удивлению Койла, он стал почти слово в слово повторять все, что рассказывал ему Койл — Это все? Все, что ты сказал мне?

— Абсолютно, повелитель, — сказал Койл.

Принц, хитро глянул на него:

— Ты можешь так же, Койл. — Но ведь это то, что я знаю с детства.

— Видишь? — Принц усмехнулся. — В этом наше различие, мой добрый Койл. Ты потратил всю свою жизнь, учась чему-то — я потратил несколько часов и знаю об этом столько же, сколько ты.

— Не столько же, повелитель, — медленно сказал Койл.

Принц моргнул, затем почти гневно взмахнул рукой, будто отбрасывая что-то.

— Остается так мало, что можно не считать, —сказал он.

Они съехали вниз и выехали к небольшой деревне. До их слуха донеслись звуки музыки.

— Что это? — Принц привстал на стременах. — Э, да там танцы!

— Это пивная, повелитель. Сегодня суббота — здесь праздник.

— Отлично. Здесь и перекусим. Они объехали сад вокруг пивной, отыскали столы прямо у края веранды для танцев. Хорошенькая юная служанка подошла к ним, они сделали заказ, и Принц лучезарно улыбался ей, пока она не улыбнулась в ответ — и затем в легком смущении заторопилась прочь. Принесли еду. Принц жадно ел и выпил полторы больших кружки темного пива. Койл был куда умереннее и пил только кофе.

— Так-то лучше, — сказал наконец Принц, откидываясь на спинку стула — Я нагулял аппетит. Взгляни туда, Койл! Гляди, там пять, шесть... уже семь платформ Значит, не все у вас ездят вepxoм?

— Нет, — сказал Койл. — Каждый выбирает сам. — Но если у вас есть платформы, почему нет других признаков цивилизации?

— Что-то нам подходит, что-то нет, повелитель, — отвветил Койл. Приц захохотал:

— Ты хочешь сказать, что вы стараетесь подогнать цивилизации под вашу старомодную жизнь? — спросил он — Но разве это верный образ действии при… — Он умолк на полуслове. — Что это они там играют? Мне нравится. Держу пари, что смогу это станцевать — Он поднялся. — В самом деле смогу!

Помедлив, он взглянул на Койла.

— И ты не собираешься меня предостеречь? — спросил он.

— Нет, повелитель, —ответил Койл — Все, что вы предпринимаете, касается только вас.

X X X

Юноша резко повернулся. Служанка, подававшая им, как pаз проходила недалеко. Принц нагнал ее у перил веранды для танцев. Койл видел, что девушка возражает, но Принц нависал над нею, глядя с высоты своего роста и улыбаясь. Скоро она развязала свой фартук и вышла с ним на веранду, показывая ему па танца. Это была полька. Принц учился с фантастической быстротой. Через минуту он уже кружил служаночку среди других танцоров, его ноги отбивали повороты, белые зубы сверкали. Наконец оркестр смолк, музыканты положили свои инструменты и начали сходить со сцены.

Принц, хотя девушка старалась удержать его, прошел к дирижеру. Койл быстро встал из-за своего стола и зашагал к веранде.

Дирижер отрицательно тряс головой. Он резко повернулся и пошел прочь. Принц бросился за ним, но девушка ухватилась за его руку, что-то горячо объясняя ему.

Он оттолкнул ее, и она едва не упала. Парень, сидевший за столиком у дальнего конца веранды, был немногим старше Принца и почти такой же рослый. Отставив свои поднос, он вспрыгнул через перила на полированный паркет, подошел к Принцу сзади и, взяв его за руку, повернул к себе.

— Здесь так не делают, — расслышал Койл его слова, подходя к ним. Принц ударил, мгновенно — как тренированный боксер — тремя быстрыми левыми свингами в лицо.

Парень рухнул. Койл, добежав до Принца, вытолкал его через боковой выход. Лицо юноши было белым от ярости. На танцверанде собирались люди.

— Кто это был? Как его имя? — выкрикивал Принц сквозь стиснутые зубы — Он коснулся меня! Ты видел? Он коснулся меня!

— Вы уложили его, — сказал Койл — Что вам еще нужно?

— Он прикоснулся ко мне — ко мне!.. — рычал Принц. — Я хочу знать, кто он такой! — Ухватившись за бревно, к которому были привязаны лошади, он не давал вести себя дальше — Он узнает, как касаться будущего Императора!

— Никто не назовет вам его имени, — сказал Койл. Холодная нотка в его голосе отрезвила Принца. Он уставился на Койла.

— Включая тебя? — поинтересовался он наконец.

— Включая меня, повелитель, — сказал Койл.

Принц смотрел на него еще мгновение, затем отвернулся. Он подошел к мерину, разобрал поводья и вскочил в седло. Койл уселся и поехал следом.

В молчании они въехали в лес. Спустя некоторое время Принц заговорил, не поворачивая головы.

— А еще назвался телохранителем, — сказал он

— Ваша жизнь в моих руках, повелитель, — сказал Койл. Принц повернул мрачное лицо.

— Только моя жизнь? — спросил он. — То есть пока меня не убивают, они могут делать, что хотят? Ты это хочешь сказать?

Койл бесстрашно встретил его взгляд.

— Именно так, повелитель, — ответил он.

В голосе Принца зазвучала скверная нотка.

— А ведь ты мне не нравишься, Койл, — сказал он — Думаю, даже, что ты мне совсем не нравишься.

— Я здесь не затем, чтобы нравиться вам, повелитель, — ответил Койл.

— Возможно, что и нет, — хрипло сказал Принц. — Но твое-то имя я знаю!

Они ехали в тянувшемся молчании около получаса. Но затем бремя гнева мало-помалу сползло с юных плеч, а сжатые губы разгладились. Скоро Принц принялся напевать про себя на языке неизвестном Койлу, пока он пел, к нему вернулось хорошее настроение. И вот он уже говорил с Койлом так, будто между ними ничего не было.

Мамонтова Пещера была близко, и Принц попросил проводить его. Они доехали туда и некоторое время бродили по пещере. После этого они поскакали вдоль левого берега Грин Ривер. Принц, казалось, позабыл инцидент в пивной и словно старался очаровать всех кто попадался навстречу. Когда солнце, клонясь на запад, указало время ужина, они наконец добрались до маленькой деревушки за рекой, где в искусственном озере отражалась придорожная гостиница.

— Выглядит хорошо —сказал Принц — Останемся здесь на ночь Койл.

— Как угодно повелитель, — ответил Койл.

X X X

Они спешились, и Койл повел коней в стойло, затем вошел в гостиницу, чтобы увидеть, как Принц уже возле маленького бара, пьет пиво и заигрывает со служанкой. Эта была еще моложе девушки в пивной, маленькая с мягкими распущенными волосами и круглыми карими глазами, в которых сквозило удовольствие от внимания высокого красивого юноши.

— Да — сказал Принц Койлу глянув на него уголком царственного синего глаза, после того как служанка отошла принести Койлу кофе, — это и есть то самое место.

— Какое то? — спросил Койл.

— Где я лучше смогу; узнать людей, — как ты думаешь, мой добрый Койл? — сказал Принц и захохотал над ним — Я буду здесь наблюдать людей, а ты сможешь объяснять их мне — разве это не чудно?

Койл задумчиво смотрел на него.

— Я расскажу вам, что смогу, повелитель — сказал он.

Они пили — Принц пиво, Койл кофе, а позже перешли в столовую на ужин. Принц, как он и обещал в баре, был полон вопросов о том, что видел — и чего не видел.

— Зачем вам всем здесь оставаться в прошлом? — спрашивал он Койла — Мир музей — это одно. Но музейный народец — он отвлекся чтобы улыбнуться и заговорить с маленькой служанкой, она каким-то образом из бара перебралась к их столу.

— Н0е музейный народец, повелитель, — сказал Койл — Живые люди. Единственный способ сберечь расу и культуру — это сберечь ее живой. Вот мы и пошли своим собственным путем здесь, на Земле, чтобы у Молодых Миров был живой образец для проверки своего пути.

— Очаровательно — пробормотал Принц, его глаза следили за девушкой, которая, зардевшись, отвечала ему взглядом через переполненную теперь столовую.

— Не очаровательно. Необходимо, повелитель, — сказал Койл. Но он не думал, что юноша слышит его.

После ужина они вернулись в бар. Принц, еще немного порасспрашивав Койла, пошел продолжать свои изыскания среди других людей, стоявших у стойки. Койл понаблюдал за ним. Затем решив, что здесь все будет безопасно, выскользнул посмотреть на лошадей.

Когда он вернулся, Принца не было видно.

Койл сел за столик но Принц не возващался. Холодный тяжелый ком тревоги начал расти в груди Койла. Внезапный 'приступ Беспокойства метнул его обратно, проверить лошадей. Но они мирно жевали в своих стойлах. Жеребец басовито проржал, когда Койл подошел и повернул белоснежную голову, чтобы взглянуть на него.

— Тихо малыш — сказал Койл и вернулся в зал.

Хозяин заведения тоже не знал, куда мог уйти Принц.

— Лошади на месте, значит недалеко — сказал хозяин — Нет поблизости такой беды в которую он мог бы попасть. Может, вышел пройтись по лесу. Я скажу ночным слугам, чтобы присмотрели за ним, когда он вернется. Где вы будете?

— В баре до закрытия а потом в своей комнате, — сказал Койл. Он вернулся в бар и сел возле открытого окна. Время шло, постепенно число посетителей начало убывать. Над строем бутылок часы показывали почти полночь. Внезапно через окно Койл услышал далекий яростный лошадиный визг.

Он встал и быстро вышел. Оказавшись снаружи помчался к конюшне и ворвался внутрь. Там в слабом свете лампы он увидел Принца, бледного, неуклюже седлающего мерина в узком проходе между стоилами. Дверь в стойло жеребца была открыта. Принц оглянулся, когда Койл вошел.

В три быстрых шага Койл дошел до отворенной двери и захлопнул ее. Жеребец был привязан, но уши его были прижаты, глаза бешено вращались. Седло лежало смятое и отброшенное на полу.

— Седлай, — хрипло сказал Принц из прохода — Уезжаем.

Койл повернулся и посмотрел на него.

— Мы заказали в гостинице комнаты. — сказал он

— Пусть. Мы едем. Мне надо проветриться — Юноша затянул подпругу и тяжело взобрался в седло. Не дожидаясь Койла, он выехал в ночь.

— Ну, мальчик — успокаивающе сказал жеребцу Койл. Поспешно отвязав громадного белого коня он оседлал и поскакал за принцем. В темноте было не разобрать следов мерина. Койл скакал вперед и дул жеребцу в ухо Удивленный конь ржал, протестуя и тонкое ржание мерина скоро донес лось в ответ из темноты со склона впереди, выше и правее. Он поскакал туда.

Принца он настиг на вершине холма. Юноша вел коня бросив поводья и на певал едва слышно — ту же песню на незнакомом языке что он пел раньше. Но увидев Койла он откровенно ухмыльнулся и запел громче и выразительнее. Койл различил обертоны насмешки и похоти. Внезапное понимание вспыхнуло в нем.

— Девушка! — сказал он — Маленькая служанка. Где она?

Ухмылка пропала с лица Принца, затем медленно вернулась обратно.

— И где же ты думаешь? — Слова путались на языке Принца, и Койл подъехав ближе, почувствовал, что от юноши несет пивом. — В своей комнате, счастливая и сонная. Удостоенная чести… хотя и не знает Императора. И рассчитывает найти меня там поутру. А меня не будет. Правда, мой добрый Койл?

— Зачем вы это сделали повелитель? — тихо спросил Койл.

— Зачем? — Принц пьяно уставился на него в лунном свете — Койл у моего отца четверо сыновей. У меня трое младших братьев. Но Императором стану я один а императоры не отвечают на вопросы…

Койл не сказал ничего. Несколько минут они ехали молча.

— Ладно, я скажу тебе, зачем, — сказал Принц вскоре, как будто пауза была секундной — Затем, что ты НЕ МОЙ телохранитель, Койл. Ты видишь, я тебя разгадал. Я знаю, чей ты телохранитель. ИХ!

Челюсти Койла сжались. Но тьма скрыла эту бурю.

— Ладно —Принц вяло отмахнулся, пошатнувшись в седле — Все в порядке. Делай что хочешь. Не возражаю. Мы, значит, набираем очки. Там, в пивной этот подонок, что тронул меня. Но никто не назвал бы мне его имя, сказал ты. Отлично — тебе удалось его уберечь. Очко тебе. А девчонку в гостинице ты не уберег. Очко мне. Кто же победит, мой добрый Койл?

Койл глубоко вздохнул.

— Повелитель — сказал он — однажды вы обязаны будете жениться на женщине с Земли…

Принц прервал его хохотом, который на этот раз прозвучал мерзко.

— Вы земляне, себе льстите — сказал он. В голосе его опять появилась хрипота — Вот в чем ваша беда — вы себе льстите.

Они поехали молча. Койл больше ничего не говорил, но старался держать голову жеребца у плеча мерина, пристально наблюдая за юношей. Некоторое время Принц, казалось, дремал. Его голова свесилась на грудь. Однако вскоре голова его снова поднялась, пальцы подобрали поводья и он огляделся в лунном свете.

— Хочу выпить, — сказал он — Хрипоты в голосе уже не было, но он был бесцветен и невесел. — Отведи меня туда, где можно выпить пива, Койл.

Койл снова сделал глубокий вдох.

— Да, повелитель, — сказал он. Он повернул жеребца направо, и мерин пошел следом. Перевалив через камни, они спустились к берегу озера. Темная вода искрилась в лунном свете, а дальний берег терялся во мраке. Среди деревьев, росших на берегу, горели огоньки.

— Здесь, повелитель, — сказал Койл. — Это рыбачий курорт и здесь есть бар.

Это было невысокое, простое здание с окнами на озеро, от него тянулся причал, у которого, тихо покачиваясь на черной воде, стояли лодки. Они привязали лошадей и вошли.

Бар, куда они попали, был широким и почти пустым. Длинная стойка, за ней три бармена — один в центре, средних лет, носящий отпечаток значительности на лице. Двое других — молодые и крепкие ребята. Посетители, главным образом мужчины, расселись за квадратным столиками.

Принц уселся за столик поодаль от бара, и Койл сел с ним. Когда подошла служанка, они заказали пиво и кофе, и Принц, как только ему подали, выпил полкружки. Потом залпом допил остальное и снова подозвал служанку.

— Вторую, — сказал он. Теперь он улыбнулся служанке. Ей было за тридцать, и внимание ей польстило, но не потрясло. Она слегка улыбнулась в ответ и отошла, снова встав у стойки, чтобы продолжить разговор с двумя мужчинами ее возраста, один побольше, другой покороче, плотный и увесистый.

Принц пил. Поставив кружку, он вспомнил о Койле и повернулся к нему.

— Ты, видимо, считаешь, что я пьян?

— Еще нет, — сказал Койл.

— Нет. Правильно. Еще нет. Но наверняка буду. И если я так решил, кто меня остановит?

— Никто, повелитель.

— Верно, — сказал юноша, — верно. Он демонстративно пил, пока не опустил кружку, и махнул служанке, требуя другую. На его высоких скулах выступили красные пятна — Когда тебя заносит на маленькую планетишку с жалким народишком… Эй, глазастик! — перебил он сам себя, когда служанка принесла пиво. Она засмеялась и снова отошла к друзьям. — То приходится развлекаться, как только можешь, — закончил он.

И рассмеялся.

Х Х Х Х

— Когда я думаю, как мой отец и Монти — все они — расписывали мне эту планету… — он глянул на Койла. — Ты знаешь, однажды я и вправду испугался. Ну, не совсем, я ничего не боюсь, скажем, — встревожился, — из-за того, что, возможно, придется сюда ехать когда-то! — Он снова захохотал. — Встревожился из-за того, что не подойду вам, землянам! Койл, ты был хоть в одном из Молодых Миров?

— Нет, — ответил Койл.

— Я так и думал. Позволь мне сказать, тебе, мой добрый Койл, что худший из тамошних людей сильнее, красивее, умнее, чем любой из тех, кого я видел здесь А я, Койл, — будущий Император, и я лучше любого из них. И как ты думаешь, какими вы все тут кажетесь мнe? — Он ожидающе посмотрел на Койла. — Отвечай мне, добрый Койл. Скажи мне правду. Это приказ.

— Не вам об этом судить, повелитель, — ответил Койл.

— Не...? Не мне об этом?.. — Синие глаза вспыхнули — Я должен стать Императором!

— И никому другому, повелитель — сказал Койл. — Император он или нет. Император — это символ, объединяющий сотни миров. А подлинная цель расы — выжить. Почти миллион лет развивался разум, способный выжить здесь, на Земле. На новых мирах люди склонны изменяться. Если там утратят что-то, какой-то нужный расе признак, понадобится фонд первичного генетического материала, чтобы восполнить эту потерю.

Губы принца растянулись в грубой ухмылке.

Отлично, Койл — отлтчно! — сказал он. — Просто чудно. Только я все это уже слышал. И я этому не верю. Знаешь, мне приходилось и раньше видеть ваш народ. Мы шли вперед и совершенствовались, пока вы оставались на месте. И ты это знаешь.

Юноша тихо засмеялся — почти в лицо Койла.

— А вы боитесь, что мы это наконец поймем. И вот я понял, — он снова засмеялся. — Я посмотрел на вас, и теперь я знаю. Я сильнее, лучше, храбрее любого мужчины в этом зале — и знаешь, почему? Не потому, что я сын Императора, а потому, что это заложено во мне! Мозг, тело, и все прочее! Могу сделать все, что захочу, и никто на этой планете не сможет остановить меня... Смотри!

Он резко встал.

— Я хочу, чтобы эта служанка вышла со мной, — сказал он. — На этот раз я говорю тебе это заранее. Ты хочешь остановить меня?

Койл посмотрел на него. Их взгляды встретились.

— Нет, повелитель, — сказал он. — Не мое это дело, останавливать вас.

Принц засмеялся.

— Я так и думал, — сказал он. Он повернулся и пошел между столиков к бару, где служанка все еще разговаривала с двумя мужчинами. Принц встал у стойки поодаль от служанки и заказал новую кружку пива у пожилого бармена. Получив ее, он повернулся и оперся локтями о стойку, лицом к залу. Он заговорил со служанкой, перебив мужчину повыше.

— Я хочу поболтать с тобой, — услышал Койл.

Служанка с удивлением оглянулась. Она улыбнулась, узнав его, — слегка польщенная прямотой натиска, слегка очарованная его опрятным видом, слегка снисходительная к его юности.

— Ведь ты не возражаешь, правда? — сказал Принц, глядя через ее плечо на мужчину повыше, того, который только что говорил. Тот ответил ему взглядом, и их глаза не отрывались друг от друга несколько секунд. Коротко и гневно мужчина пожал плечами и отвернулся.

— Видищь, — улыбаясь, обратился Принц к служанке. —Он понял, что я тот, с кем ты должна поговорить, вместо…

— Эй, парень! На минутку…

Это вмешался коренастый. Принц взглянул на него свысока, с выражением беглого удивления. Но круглоголовый уже поворачивался к своему рослому другу, беря его за руку.

— Не обращай внимание, Бен, — сказал коренастый. — Парень перебрал, вот и все. — Он повернулся к Принцу — Уматывай отсюда, — сказал он — Клара с нами.

Принц безразлично уставился на него. Взгляд был так упорен, что коренастый было отступил к своему другу. Но тут Принц словно проснулся.

— Минутку, — сказал он в свою очередь.

Он положил руку на мускулистое плечо коренастого. Мужчина повернулся и спокойно сшиб его руку. Затем так же спокойно взял со стойки полную кружку и выплеснул ее в лицо юноши.

— Исчезни, — сказал он.

Секунду Принц стоял не двигаясь, пиво текло с его лица. Затем, даже не протерев глаза, он выстрелил вперед великолепно натренированную левую…

Но коренастый, как понял Койл с первого взгляда, был не чета тому парнишке, с которым Принц так лихо управился. Этот бы на тридцать фунтов тяжелее, лет на пятнадцать опытнее, а по сложению и характеру — природный драчун. Кулак юноши просвистел над его макушкой, и оба рухнули на пол, покатившись между стульев и ножек столов.

Койл уже был на полпути к стойке. Трое барменов перескочили через барьер. Мужчина повыше, наклонившись над двоими, со сверкавшими глазами, отводил ногу, целясь хорошенько садануть Принца по почкам. Предплечье Койла экономно пережало его загорелое горло.

Он отвалился назад, задохнувшись Койл стоял спокойно, — руки опущены, кулаки разжаты, — и глядел на пожилого бармена.

— Ладно, — сказал бармен. — Но чтобы ничего 6ольше не было. —Он повернулся к молодым барменам. — Выкиньте их отсюда!

Двое молодцов в фартуках нагнулись и выпрямились; коренастый был крепко зажат между ними. Яростно попытавшись высвободиться, он повис.

— Дайте мне его! — сказал он.

— Не здесь, —ответил пожилой бармен.

Х Х Х

Принц, качаясь поднялся на ноги. Лицо его было залито кровью, его покрывала мертвенная бледность. Глаза его нашли Койла, стоявшего рядом, Он открыл рот — и то, что вырвалось, было не то рыданием, не то проклятием.

— Ладно, — опять сказал пожилой бармен — Наружу вы оба. Улаживайте свои дела там.

Все, кто был в зале, столпились на маленьком пятачке. Принц огляделся и словно впервые увидел человеческую стену, надвигавшуюся на него. Его взгляд метнуля к Койлу.

— Наружу?.. — задыхаясь, спросил он.

— Ты здесь не останешься, — сказал старший бармен, отвечая вместо Койла. — Я все видел. Ты это начал. А теперь улаживай как хочешь но только оба марш наружу. Сейчас же. Пошевеливайся!

Он толкнул Принца, но Принц воспротивился, уцепившись за кожаную куртку Койла.

— Койл!

— Мне очень жаль, повелитель, — сказал Койл — Я не могу помочь. Это ваша драка.

— А ну пойдем выйдем, — сказал круглоголовый.

Принц оглядел их обоих, словно они были не людьми, а какими-то странными существами, которых он никогда не видел.

— Нет... — сказао он.

Он отпустил куртку Койла. Неожиданно его рука метнулась к кобуре и выхватила пистолет.

— Назад!— взвизгнул он — Попробуйте только тронуть меня!

Голос его сорвался. Странный звук, полурычание, полустон, раздался в толпе, она отхлынула. Управляющий, бармены, зрители — все, кроме Койла и круглоголового, отступили.

— Грязная ты сволочь — отчетливо произнес круглоголовый — Я так и знал, что у тебя кишка тонка.

— Заткнись! — Голос Принца был пронзителен. —Заткнись! Пусть только за мной кто-то двинется!

Он начал пятиться к двери. Все смотрели молча, даже Койл стоял не двигаясь. Пятясь, Принц выпрямился. Он взвесил в руке пистолет. Дойдя до двери он остановился, чтобы вытереть рукавом кровь, и на его измазанном лице появилось так долго сдерживаемое презрение.

— Свиньи!—сказал он.

Отворив дверь, он вышел, пятясь, и закрыл ее за собой. В один шаг Койл оказался перед круглого новым. Их глаза встретились и он увидел, что тот признал в нем бойца.

— Не ходи за нами, — сказал Койл.

Kpyглоголовый не ответил. Но ответ и не был нужен. Он остался.

X X X

Койл добежал до двери, постоял рядом, затем одним ударом распахнул ее. Ничего не случилось, он выскользнул наружу, сразу метнувшись вправо, уходя с линии выстрела.

Но выстрела не последовало. На секунду он ослеп в темноте, потом глаза начали приспосабливаться. По памяти он нашел дорогу к сараю.

Принц отвязывал коня и готовился сесть в седло.

— Повелитель... — сказал Койл. Принц отпустил седло на мгновение и оглянулся через плечо.

— Убирайся прочь, —хрипло сказал он.

— Принц, — тихо и умоляюще сказал Койл — вь потеряли голову. Это бывает с любым. Но не делайте хуже. Отдайте мне пистолет, повелитель.

— Отдать тебе пистолет?

Юноша смотрел на него — и вдруг расхохотался.

— Отдать ТЕБЕ пистолет? — повторил он — Чтобы ты позволил еще кому-нибудь избить меня?

— Повелитель — сказал Койл — молю вас. Ради себя самого — верните мне пистолет.

— Пошел отсюда, — хрипло сказал Принц, поворачиваясь, чтобы сесть на мерина — Выметайся, пока я не про дырявил тебя.

Койл печально вздохнул. Шагнул вперед и хлопнул принца по плечу.

— Повернитесь, повелитель, —сказал он.

— Я тебя предупреждал! — взревел принц. Он еще поворачивался. когда Койл пригнулся. Пистолет блеснул в свете из окон бара. Койл, согнувшись, вздернул край брючины и сомкнул пальцы на рукоятке ножа. Он двигался просто и искусно.

Это был внезапный, точный и милосердно быстрый удар. Клинок вошел между ребер и глубоко вонзился в сердце. Принц вскрикнул от удара, выбившего воздух из его легких, и когда Койл подхватил его на руки, был уже мертв.

Койл поднял и уложил большое тело поперек седла мерина и привязал его там. В темноте нашарил на земле упавший пистолет, и сунул его в кобуру. Затем взобрался на жеребца и, ведя мерина в поводу, тронулся в долгий обратный путь.

X X X

Pacсвет уже серел когда он наконец взобрался на холм, с которого был виден охотничий домик. Койл поехал вниз, к воротам.

Высокая фигура, едва различимая в предрассветном сумраке, ждала снаружи, у ворот. Это был наставник, и он плакал, подбегая к мерину и распутывая веревки удерживавшие мертвого.

— Мне очень жаль — услышал Койл собственный голос и тупо удивился его мертвенности и невыразительности — выбора не было. Вы сможете завтра утром прочесть все в моем рапорте.

Он замолк. Другая, еще более высокая фигура появилась в дверях дома и шагнула во двор. Когда Койл повернулся к ней,фигура спустилась по ступенькам на траву и двинулась к нему.

— Повелитель… — сказал Койл. Он видел перед собой черты Принца, постаревшего и поседевшего.Этот человек не плакал подобно наставнику, лицо его было застывшим.

— Что произошло, Койл? — сказал он.

— Повелитель, — ответил Койл — утром вы получите мой рапорт.

— Я хочу знать, — сказал высокий человек Горло Койла сжалось. Он глотнул, но легче не стало.

— Повелитель — сказал он, — у вас еще трое сыновей. Один из них обязательно станет Императором.

— Что он сделал? Кому причинил вред? Скажи мне! — Голос высокого человека сорвался почти так же как голос его сына там, в баре.

— Ничего. Никому — выдавил Койл сквозь перехваченое горло — Он избил парня, не старше, чем он сам. Он слишком много пил. Он бросил девушку в беде. Ничего больше никому он не сделал. Хуже всего он сделал себе. — Он сглотнул — Подождите до завтра, повелитель Я все напишу.

— Нет! — Высокий человек вцепился в луку седла Койла хваткой, удержавшей даже белого жеребца на месте. —Твой род и мой связаны триста лет. Что за порок был в моем сыне, почему он не прошел испытание здесь, на Земле? Я ХОЧУ ЗНАТЬ!

Горло Койла болело, будто туда насыпали раскаленный песок.

— Повелитель, — ответил он, — Он оказался трусом.

Рука упала с луки седла. Император сотни миров упал, словно нищий, простершись во прахе.

Койл подобрал поводья и выехал из ворот через лес, к холмам.

Перевод с английского А. Володина.