НЕМОЙ МИЛТОН

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)
     Большой автобус "грейхаунд" с тяжеловесной  плавностью  затормозил  у
остановки и распахнул двери.
     - Спрингвиль! - объявил водитель. - Конечная остановка.
     Пассажиры, толпясь в проходе между сиденьями,  начали  выбираться  из
салона навстречу палящему зною. Оставшись один на широком заднем  сиденье,
Сэм Моррисон терпеливо дожидался, когда автобус опустеет, а потом взял под
мышку коробку из-под сигар, встал и двинулся к выходу.  Сияние  солнечного
дня после полумрака, который создавали в салоне цветные  стекла,  казалось
особенно ослепительным. От влажной жары миссисипского  лета  перехватывало
дыхание. Сэм стал осторожно спускаться по ступенькам, глядя себе под ноги,
и не заметил человека, стоявшего в двери автобуса.  Вдруг  что-то  твердое
уперлось ему в живот.
     - Что за дела у тебя в Спрингвиле, парень?
     Сэм, растерянно моргая, посмотрел сквозь очки в  стальной  оправе  на
жирного здоровенного верзилу в серой форме, который  ткнул  его  короткой,
толстой дубинкой. Живот верзилы огромной гладкой дыней нависал над поясом,
съехавшим на бедра.
     - Я здесь проездом, сэр, - ответил  Сэм  Моррисон  и  снял  свободной
рукой шляпу, обнажив коротко подстриженные седеющие волосы.  Он  скользнул
взглядом по багрово-красному лицу, золотому полицейскому значку на рубашке
и опустил глаза.
     - Куда  едешь,  парень?  Не  вздумай  скрывать  от  меня...  -  снова
прохрипел тот.
     - В Картерет, сэр. Мой автобус отходит через час.
     Полицейский что-то  буркнул  в  ответ.  Тяжелая,  начиненная  свинцом
дубинка постучала по коробке, которую Сэм держал под мышкой.
     - Что у тебя там? Пистолет?
     - Нет, сэр. Я никогда не ношу оружия. - Сэм открыл коробку и протянул
ее полицейскому: внутри был кусочек металла, несколько электронных  блоков
и маленький динамик; все было аккуратно  соединено  тонкими  проводами.  -
Это... радиоприемник, сэр.
     - Включи его.
     Сэм  нажал  на  рычажок  и  осторожно  настроил  приемник.  Маленький
репродуктор задребезжал, раздались слабые звуки музыки, еле слышные сквозь
рычание автобусных моторов. Краснорожий засмеялся.
     - Вот уж настоящий радиоприемник ниггера... Коробка с хламом. - Голос
снова стал жестким. - Смотри, не забудь убраться отсюда на  том  автобусе,
слышишь?
     - Да, сэр, - сказал Сэм удаляющейся,  насквозь  пропотевшей  спине  и
осторожно закрыл коробку. Он направился к залу ожидания для  цветных,  но,
проходя мимо окна, увидел, что там пусто. На улице негров тоже не было. Не
останавливаясь, Сэм миновал зал ожидания, проскользнул  между  автобусами,
стоявшими на  асфальтированной  площадке,  и  вышел  через  задние  ворота
автобусной станции. Все  свои  шестьдесят  семь  лет  он  прожил  в  штате
Миссисипи и потому мгновенно почуял, что тут пахнет бедой, а самый  верный
способ  избежать  беды  -  это  убраться   куда-нибудь   подальше.   Улицы
становились уже и грязнее. Он шел по знакомым тротуарам, пока  не  увидел,
как работник с фермы в заплатанном комбинезоне  направился  к  двери,  над
которой висела потускневшая вывеска "Бар". Сэм  пошел  вслед  за  ним.  Он
решил переждать в баре время, оставшееся до отхода автобуса.
     - Бутылку пива, пожалуйста.
     Он положил монетки на мокрую,  обшарпанную  стойку  и  взял  холодную
бутылку. Стакана не оказалось. Бармен не проронил ни слова и, выбив чек, с
непроницаемым, мрачным видом уселся на стул в дальнем конце  бара,  откуда
доносилось тихое бормотание радиоприемника. Лучи света, проникавшие  через
окна с  улицы,  не  могли  рассеять  полумрак  зала.  Кабинки  с  высокими
перегородками у дальней стены манили прохладой. Посетителей было мало, они
сидели поодиночке, и перед каждым на  столике  стояла  бутылка  пива.  Сэм
пробрался между тесно расставленными столиками и вошел в  кабину  рядом  с
задней дверью. Только тут он заметил, что там уже кто-то сидит.
     - Простите, я вас не  видел,  -  сказал  он,  намереваясь  выйти,  но
незнакомец жестом пригласил его сесть, снял  со  стола  дорожную  сумку  и
поставил рядом с собой.
     - Хватит места для обоих, - произнес он и поднял бутылку с  пивом.  -
За встречу.
     Сэм отхлебнул глоток из своей бутылки.  Незнакомец  продолжал  тянуть
пиво, пока не выпил полбутылки. Со вздохом облегчения он сказал:
     - Скверное пиво.
     - Но вы, кажется, пьете его с удовольствием, - улыбнувшись, осторожно
заметил Сэм.
     - Только потому, что оно холодное и утоляет жажду. Я  отдал  бы  ящик
этого пива за бутылку "Бада" или "Бэллантайна".
     Незнакомец говорил резко и отрывисто, глотая слова.
     - Вы, наверное, с Севера? - прислушавшись, спросил Сэм. Теперь, когда
глаза его привыкли к полумраку бара, он разглядел,  что  перед  ним  сидел
молодой мулат в белой рубашке с закатанными рукавами. На его лице  застыло
напряженное ожидание, лоб был перечеркнут резкими морщинами.
     -  Вы  чертовски  правы.  Я  приехал  с  Севера  и  собираюсь  уехать
обратно... - Он внезапно умолк и отхлебнул пива. Когда он снова заговорил,
его голос звучал настороженно. - А вы из этих мест?
     - Я родился недалеко отсюда, а теперь живу в Картерете. Здесь у  меня
пересадка с одного автобуса на другой.
     - Картерет - это там, где колледж?
     - Верно. Я в нем преподаю.
     Молодой человек в первый раз улыбнулся.
     -  Стало  быть,  мы  с  вами  как  бы  коллеги.  Я  из  Нью-йоркского
университета, специализируюсь в экономике. - Он  протянул  руку.  -  Чарлз
Райт. Все, кроме матери, зовут меня Чарли.
     - Очень приятно  познакомиться,  -  сказал  Сэм  медленно,  несколько
по-старомодному. - Я Сэм Моррисон, и в свидетельстве  о  рождении  у  меня
тоже Сэм, а не Сэмюэль.
     - Ваш колледж меня интересует. Я собирался побывать в  нем,  но...  -
Чарли внезапно умолк, услышав звук автомобильного мотора, который  донесся
с улицы, и наклонился вперед, чтобы видеть  входную  дверь.  Только  после
того, как машина уехала, он откинулся на спинку стула, и Сэм увидел мелкие
капельки пота, проступившие у него  на  лбу.  Чарли  нервно  отхлебнул  из
бутылки.
     - Вы не встретили на  автобусной  станции  здоровенного  полисмена  с
толстым пузом и красной рожей?
     - Да, встретил. Когда я сошел с автобуса, он завел со мной разговор.
     - Сволочь!
     - Не горячитесь, Чарлз. Он всего-навсего полисмен,  исполняющий  свои
обязанности.
     -  Всего-навсего!..  -  Молодой  человек  бросил   короткое   грязное
ругательство. - Это Бринкли. Вы,  должно  быть,  слышали  о  нем  -  самый
жестокий человек к югу от  Бомбингэма.  Следующей  осенью  его  собираются
избрать шерифом. Он уже магистр клана. Этакий столп общества.
     - Подобные разговоры вас до добра не доведут, - мягко заметил Сэм.
     - То же самое говорил Дядюшка Том - и, насколько я помню, он  остался
рабом до самой смерти. Кто-то  должен  сказать  правду.  Нельзя  же  вечно
молчать.
     - Вы рассуждаете, как участник  автомарша  за  права  негров.  -  Сэм
безуспешно попытался придать своему лицу строгое выражение.
     - Ну и что,  я  участвовал  в  этом  марше,  если  хотите  знать.  Он
заканчивается как раз здесь. А теперь еду домой. Я напуган и  не  боюсь  в
этом сознаться. Тут,  на  Юге,  вы  живете  как  в  джунглях.  Никогда  не
представлял себе, насколько это ужасно, пока не приехал сюда. Я работал  в
комитете избирателей. Бринкли об этом пронюхал и поклялся,  что  прикончит
меня или упрячет на всю жизнь за решетку. И знаете - я в это верю.  Сейчас
я уезжаю, только вот жду машину, которая должна меня отвезти. Еду  обратно
к себе на Север.
     - Насколько мне известно, у вас на Севере тоже есть свои трудности.
     - Трудности! - Чарли допил пиво и встал. - После того, что  я  увидел
здесь, я их даже так называть не стану. Нью-Йорк, конечно, не рай, но  там
есть шанс прожить немного  больше.  Там,  где  я  вырос,  на  юге  Ямайки,
приходилось нелегко, но у нас был собственный дом и в неплохом районе и...
хотите еще пива?
     - Нет, одной бутылки мне вполне достаточно, спасибо.
     Чарли вернулся с новой бутылкой пива и продолжил прерванную мысль:
     - Может быть, на Севере мы считаемся гражданами второго сорта, но  по
крайней мере там мы все-таки граждане и можем добиться какого-то  счастья,
осуществления каких-то желаний. А здесь человек - рабочая скотина. И ничем
другим он никогда не станет, если у него кожа не того цвета.
     - Я бы этого не сказал. Положение все время улучшается. Мой отец  был
батраком, сыном раба, а я преподаватель колледжа. Это как-никак прогресс.
     - Какой прогресс? - Чарли стукнул по столу, но голоса  не  повысил  и
продолжал гневным шепотом: - Одна сотая процента  негров  получает  убогое
образование и передает его другим в захолустном колледже. Слушайте,  я  не
нападаю на вас. Я знаю, вы делаете все, что можете. Но на каждого человека
вроде вас есть тысяча других, которые год  за  годом  рождаются,  живут  и
умирают в омерзительной нищете, без всякой надежды. Миллионы людей.  Разве
это прогресс? И даже вы сами - вы уверены, что не  добились  бы  большего,
если бы преподавали в приличном университете?
     - Нет, только не я, - засмеялся Сэм. -  Я  рядовой  преподаватель,  и
разъяснений студентам  основ  алгебры  и  геометрии  для  меня  более  чем
достаточно без того, чтобы еще пытаться объяснить им топологию или  Булеву
алгебру или что-либо в этом роде.
     - А что это за штука, эта Бул... Я о ней никогда не слышал.
     -  Это,  гм...  логическое  исчисление,  специальный  предмет.  Я  же
говорил, что не мастер объяснять эти вещи, хотя довольно неплохо знаю  их.
По правде говоря, высшая математика - это мое увлечение. Если бы я работал
в крупном учебном заведении, у меня не было бы времени,  чтобы  заниматься
ею.
     -   Откуда   вы   знаете?   Может   быть,   там   была   бы   большая
электронно-вычислительная машина. Разве это вам бы не помогло?
     - Возможно, конечно, но я нашел способ обходиться без  такой  машины.
Просто требуется немного больше времени, только и всего.
     - А много ли его у вас осталось? - тихо  спросил  Чарли  и  мгновенно
пожалел о сказанном, когда  увидел,  как  пожилой  человек  молча  опустил
голову, так и не ответив на вопрос.
     - Беру свои слова обратно. У меня  слишком  длинный  язык.  Простите,
слишком уж я разозлился. Откуда вы знаете, чего бы вы достигли, будь у вас
подготовка, возможности?..
     Он замолчал, поняв, что лишь усугубляет свою бестактность.
     Полусумрачную душную тишину бара нарушал лишь отдаленный шум уличного
движения да тихая музыка Бармен встал, выключил приемник и  открыл  дверцу
погребка, чтобы достать еще один ящик пива.
     Но музыка продолжала звучать где-то рядом как назойливое  эхо.  Чарли
понял, что она доносится из коробки  для  сигар,  лежавшей  перед  ним  на
столе.
     - Там приемник? - спросил он,  обрадованный  возможностью  переменить
тему разговора.
     - Да... впрочем, по существу нет,  хотя  блок  приема  радиоволн  там
есть.
     - Если вы думаете, что  все  объяснили,  то  ошибаетесь.  Я  уже  вам
говорил, что моя специальность - экономика.
     Сэм улыбнулся и, открыв коробку, показал на аккуратно  смонтированную
внутри радиосхему.
     - Это сделал мой племянник. У него небольшая ремонтная мастерская, но
он приобрел приличные знания по электронике в военной авиации.  Я  показал
ему уравнение, и мы вместе собрали эту схему.
     Чарли подумал о человеке, имеющем знания и практическую подготовку  в
области электроники, который вынужден растрачивать свои силы и способности
в мастерской мелкого ремонта, но не высказал свою мысль вслух.
     - А для чего эта штука?
     - По правде говоря, ни для чего. Я сделал ее просто для  того,  чтобы
на практике проверить, верны ли мои уравнения. Я полагаю,  теория  единого
поля Эйнштейна вам не очень хорошо знакома?..
     Чарли сокрушенно улыбнулся и поднял руки, показывая, что сдается.
     - Рассказать о ней нелегко.  Говоря  упрощенно,  предполагается,  что
существует связь между явлениями, между всеми формами энергии и  вещества.
Вы знакомы с самыми простыми преобразованиями: переходом тепловой  энергии
в механическую,  как,  например,  в  двигателе,  электрической  энергии  в
свет...
     - Электрическая лампочка!
     - Правильно.  Исходя  из  этого  было  выдвинуто  предположение,  что
существует связь между временем и световой  энергией,  так  же  как  между
гравитацией и светом - это  уже  было  доказано,  -  между  гравитацией  и
электричеством. Именно эту область я  и  исследовал.  Я  предположил,  что
внутри гравитационного поля существует некий  заметный  градиент  энергии,
подобный градиенту силовых линий, под действием которого  железные  опилки
располагаются в магнитном поле. Нет, это сравнение  не  годится,  пожалуй,
лучше сравнить с проводником, в котором ток может бесконечно циркулировать
в условиях сверхпроводимости, возникающей при низких температурах...
     - Профессор, я запутался. Мне не  стыдно  в  этом  признаться.  Может
быть, вы объясните все на примере?  Ну,  скажем,  что  происходит  в  этом
маленьком приемнике?
     Сэм осторожно покрутил  рычажок  настройки,  музыка  стала  чуть-чуть
громче.
     - Здесь интересна не радиопередача.  Этот  блок  приема  радиопередач
лишь наглядно  показывает,  что  я  обнаружил  утечку  -  нет,  правильнее
сказать, перепад между гравитационным полем Земли и  гравитационным  полем
вот этого кусочка свинца в углу коробки.
     - А где батарейка?
     Сэм гордо улыбнулся.
     - Вот в этом-то и соль  -  батарейки  нет.  Электроэнергия  поступает
извне, из...
     - Вы хотите сказать, что ваш радиоприемник  работает  на  гравитации?
Получает электричество даром?
     - Да... хотя на самом деле это не совсем верно...
     - Но выглядит-то именно так!
     Чарли был явно возбужден. Он низко наклонился  над  столом,  стараясь
получше разглядеть, что в коробке.
     - Я ничего не понимаю в  электронике,  но  энергетическими  ресурсами
экономика занимается достаточно подробно. Можно ли усовершенствовать  этот
ваш прибор, чтобы он вырабатывал электричество при небольших затратах  или
вообще без затрат?
     - Не сразу. Это лишь первая попытка...
     - Но в конце концов можно? А ведь это означает...
     Сэм решил, что молодому человеку вдруг стало плохо.
     Его лицо посерело, как при потере крови, в  глазах  застыл  ужас.  Он
медленно опустился на стул. Прежде чем Сэм успел спросить, что  случилось,
в дверях бара раздался зычный голос:
     - Видел кто-нибудь парня по имени Чарли Райт? Ну, быстро.  Отвечайте!
Кто скажет мне правду, тому бояться нечего.
     - Святой Иисус... - прошептал Чарли и  буквально  вжался  в  сиденье.
Бринкли вошел в  бар,  держа  руку  на  рукоятке  пистолета,  прищуренными
глазами всматриваясь в полумрак зала. Ему никто не ответил.
     - Кто вздумает прятать его, тому будет плохо! - прорычал  он.  -  Все
равно найду этого черномазого прохвоста!
     Полицейский направился в глубь зала. Чарли, схватив сумку, перемахнул
через перегородку кабины и метнулся к задней двери.
     - Вернись, сукин сын!
     Прыгая, Чарли зацепил ногой стол. Стол зашатался,  и  коробка  из-под
сигар соскользнула на пол. Прогромыхали тяжелые сапоги.  Дверь  скрипнула,
Чарли выскользнул на улицу. Сэм нагнулся, чтобы поднять коробку.
     - Убью! Держите его!
     Приемник был цел. Сэм облегченно вздохнул и выпрямился, держа в  руке
дребезжащую коробку.
     Из двух выстрелов он услышал только первый: второй он услышать не мог
- пуля попала ему в  затылок,  и  Сэм  рухнул  на  пол.  Смерть  наступила
мгновенно.
     Патрульный Марджер, выскочивший из полицейской автомашины, ворвался в
бар с пистолетом наготове и увидел Бринкли, входившего через заднюю дверь.
     - Удрал, будь он проклят, будто испарился.
     - Что здесь случилось? - спросил  патрульный,  засовывая  пистолет  в
кобуру и глядя на лежавшее у его ног худое скрюченное тело.
     - Не знаю. Должно быть, он подвернулся под пулю, когда  я  выпалил  в
того, который сбежал. Во  всяком  случае,  наверно,  тоже  коммунист.  Они
сидели за одним столом.
     - Могут быть неприятности из-за этого...
     - Какие неприятности? - возмутился Бринкли. - Всего-навсего еще  один
старый мертвый ниггер...
     Двинувшись к выходу, он наступил сапогом на коробку из-под сигар. Она
лопнула и рассыпалась на куски под тяжелым каблуком.