Как умер старый мир

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голосов)
     - Дедушка, расскажи мне, как умер  старый  мир,  пожалуйста? - попросил
мальчик, вглядываясь в морщинистое лицо старика, который  сидел рядом  с ним
на стволе упавшего дерева.
     - Я  же  тебе  рассказывал. Не один  раз,  - старик  дремал  на  теплом
солнышке. - Готов  спорить, тебе интереснее послушать историю о  поездах. Их
использовали...
     - Мир, дедушка. Расскажи, как он умер, как все рухнуло.
     Старик  вздохнул, почесал ногу,  не  в  силах  противостоять  упрямству
молодости.
     - Нельзя сказать, что он умер, Энди.
     - Но ты всегда так говоришь.
     -  Я говорю,  что  умер тот  мир, к которому  мы  все привыкли. Умер  в
ужасном  катаклизме,  который  принес  с  собой  смерть,  разрушения и хаос,
убийства, изнасилования  и  грабежи, - Энди лучился от счастья на своем краю
бревна. Эта часть рассказа дедушки нравилась ему больше всего.
     - И кровь и ужас, дедушка, не забывай про это.
     - Хватало всего. Спасибо Александеру Партагасу Скоби, будь проклято его
имя на веки вечные.
     - Ты встречался с ним дедушка? - спросил Энди, знающий все ответы.
     -  Да, я  видел  Скоби.  Он как=то  прошел совсем близко от  меня, даже
остановился, чтобы  поговорить со мной. И  я вежливо отвечал  ему.  Вежливо!
Если тогда я знал то, что знаю сейчас... Тогда были заводы. Я честно работал
на  одном  из  них,  управлял  гидравлическим  прессом.  Вместо  того, чтобы
отвечать: "Да, доктор Скоби. Спасибо,  доктор Скоби", - мне следовало сунуть
его под  гидравлический пресс и раздавить в лепешку,  вот что мне  следовало
сделать.
     - Что такое гидравлический пресс?
     Дедушка не слышал. Ушел в себя, вспоминая, как оно  было  до того,  как
умер привычный ему мир, в те дни и годы, когда человечество правило землей.
     - Скоби был  безумцем. Это поняли, но  слишком поздно, а поначалу ни  у
кого не было таких мыслей. С ним носились, его идеи внимательно выслушивали,
с ним  пытались  говорить, а потом,  поскольку  он  не  считался  ни с  чьим
мнением,  отпускали  с  миром. Вот  так.  Просто  отпускали!  Этого безумца,
который  соорудил себе  прекрасную лабораторию, не имел недостатка в деньгах
да еще получал государственную пенсию.
     - Он  всех ненавидел  и всех хотел убить, этот старик Скоби. Не так ли,
дедушка?
     - Пожалуй, что нет, - старик чуть повернулся, чтобы  солнце светило  на
лицо,  расстегнул пуговицы когда=то хорошего  костюма и  рубашки,  подставив
солнечным лучам бледную грудь.  -  Я ненавижу Скоби не меньше других,  но не
хочу  возводить на него напраслину. Его убили, как только выяснилось, что он
натворил, и никто не удосужился спросить,  а зачем он это сделал.  Может, он
думал, что поступает правильно. А может, любил роботов больше, чем  людей. И
уж конечно он  знал, как конструировать роботов, этот Скоби, тут надо отдать
ему должное. Я помню, что последние годы, предшествующие концу мира, роботов
Скоби  было  великое  множество, и люди боялись,  что роботы отнимут  у  них
работу. Но они и представить себе не могли, что их ждет. Роботы отняли у нас
все.  Люди всегда  боялись, что роботы будут воевать  с ними, превратятся  в
монстров, начнут убивать все  живое. Ничего такого не произошло. Скоби делал
роботов, которые и не знали о присутствии людей.
     - Он делал роботов и тайком от всех выпускал их из своей лаборатории? -
спросил Энди. Эта часть истории тоже ему очень нравилась.
     - Одному Богу известно, сколько он сделал роботов. Развозил их по всему
свету.  Некоторых оставлял  около автомобильных  свалок и  они заползали под
старые  кузова. Других - около металлургических заводов,  где  они прятались
среди  лома.  На  свалках, заводах, складах они находились  не один месяц, и
обнаружили их слишком поздно, когда уже не было возможности остановить их.
     - Они строили друг друга.
     - Они не строили друг  друга, это не совсем верно. Из лаборатории Скоби
выходили  уже  готовые  роботы.  Простые  по конструкции  и очень  умные.  С
программой, записанной в мозгу из стальной ленты. Запрограммированные только
на одно: строить новых роботов, таких же, как  они.  Когда робот  заканчивал
строительство своего близнеца,  он активировал его  магнитной копией  своего
ленточного мозга и новый робот тут же начинал строить такого  же робота. Для
строительства роботы использовали все, что  попадалось под  руку. К примеру,
если робот объявлялся на складе списанных самолетов, в  ход  шел алюминий  и
через неделю появлялся новый робот, если, конечно,  удавалось найти жестянку
и  сделать  из нее ленту. Скоби даже сделал робота  с  деревянными деталями,
который  вырабатывал энергию,  сжигая  уголь, и они  развернулись в джунглях
Амазонки и верхнего Конго. Они  были везде, по всей планете,  куда их только
не  засовывал  этот  безумец.  Все  первые  роботы  боялись  света.  Поэтому
действовали в темноте и никто их не видел. А когда увидели, было уже поздно.
Потому что числом они уже практически сравнялись с людьми. А вскоре их стало
больше, чем людей.
     -  Но вы с ними боролись? Использовали пушки,  танки? Разносили роботов
на куски?
     - Тысячами.  Но  новые появлялись миллионами.  И у  танков  закончились
снаряды, потому  что роботы растащили заводы по винтику, чтобы  делать новых
роботов. А когда танковые пушки взрывали роботов, другие роботы уже залезали
на танк, чтобы разобрать его  и строить  роботов. Говорю тебе, это был ад. Я
сражался,  все мы  сражались,  но, наверное, не  могли  победить. Роботы  не
возражали  против  того, что  их  взрывали. Когда  у  него  отрывало  нижнюю
половину,  верхняя  продолжала  собирать  робота. А  остальные роботы стояли
вокруг и наблюдали: к тому времени они уже не боялись света. Им не терпелось
схватить разбитые  части  и пустить их  в  дело. В конце концов  мы сдались.
Ничего другого просто  не оставалось. И теперь мы  довольствуемся малым. Вся
наша работа - прокормить себя и остаться в живых.
     Поднялся  ветерок, зашелестел  листьями,  солнце  начало скатываться за
вершины деревьев. Дедушка встал, потянулся: он не хотел простужаться.
     - Пора домой.
     -  Вот  так  и умер  мир? - Энди взял деда  за  узловатую  руку, ему не
хотелось, чтобы история так быстро закончилась.
     - Умер мир, который мы знали, а тебе уже не узнать. Умерла цивилизация,
умерла свобода, человек перестал править планетой. Нынче правят роботы.
     - Учитель говорит, что  они не правят, просто  существуют,  как камни и
деревья, и они нас не трогают... вот что говорит учитель.
     -  Что  знает  твой учитель?  - пробурчал  старик.  -  Молодой  парень,
двадцать  лет. Я  могу ему сказать: роботы правят.  Человечество свергнуто с
вершины власти.
     Они вышли из леса  и первым  делом увидели робота, который на корточках
сидел у  тропинки  и трудолюбиво изготовлял шестеренку из какой=то железяки.
Дедушка  в сердцах  дал  ему пинка,  угодил в  бок,  который гулко  загудел.
Сделали робота из не пойми чего, так что голова  от него тут же отлетела и и
покатилась  по  тропинке.  А  мгновение   позже  раздались  тяжелые  шаги  и
прибежавшие роботы подхватили и голову, и недоделанную шестеренку, мгновенно
разобрали на части обезглавленного робота и начали строить нового.
     - Энди... - донесся из коттеджа голос матери.
     -  Готов спорить,  мы  опять  опоздали  к  обеду,  -  мальчик  виновато
потупился. Побежал по  дорожке к  крыльцу, поднялся по ступенькам, сделанным
из намертво сваренных корпусов роботов, схватился за ручку двери. Изготовили
ее  из  руки  робота.  Достаточно было  пожать ее, и дверь открывалась. Энди
нырнул в дом.
     Дедушка подниматься  на  крыльцо не спешил, не желая  подставляться под
острый язычок дочери. Он помнил, как она отчитывала его в последний раз: "Не
забивай парню  голову  своей ерундой. Это  хороший мир.  Почему ты не носишь
пристойную  одежду  из  изоляции  роботов,  как все мы,  зачем одеваешь  эти
старые, вонючие вещи? Роботы - национальный  ресурс.  Национальный ресурс, а
не враг. Мы никогда не жили так хорошо", - и так далее, и так далее.
     Он набил табаком трубку, сделанную из пальцев робота, закурил. Раздался
топот  ног, из=за  угла выскочила  телега.  Толстые доски  схватывали нижние
половины  дюжины роботов.  От них остались только ноги да моторы, а в  целом
получилось отличное транспортное средство,  прекрасно обходящееся без дорог.
Теперь такими телегами  обзавелись все фермеры. Никаких  расходов,  никакого
технического обслуживания. И никаких проблем с запасными частями.
     - Это  не  утопия, как говорят некоторые! - яростно  пробормотал старик
сквозь облако  дыма. - Человек создан для того, чтобы работать.  И не должен
все получать  на  блюдечке. А теперь  части  роботов  используют  для всего!
Человек не сможет найти работу, даже если и захочет.
     Конец мира, вот что это такое.
     Конец моего мира.

     Перевел с английского Виктор Вебер

     Переводчик Вебер Виктор Анатольевич
     129642, г. Москва Заповедная ул. дом 24 кв.56. Тел 473 40 91