ОПОЗДАВШИЕ

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)

                                    1

     Ждущий опять  забеспокоился.  Он  повторял  снова  к  снова,  пытаясь
привлечь мое внимание: "Искатель, слушай! - Его электронный голос шипел  с
другого конца древнего провода. - Маленькие живые существа совсем  близко.
Искатель! Они уже добрались до пояса астероидов,  вертятся  среди  скал  и
развалин. Слышишь? Они  обнюхивают,  ощупывают  каждый  найденный  объект!
Скоро доберутся и до нас. Ты  слышишь.  Искатель?  Пора  решать,  что  нам
делать!"
     По-видимому, Творцы Ждущего  были  крайне  нетерпеливыми  существами.
Лучше бы он оставался в холодном межзвездном пространстве!  Мои  создатели
были мудрее. "Искатель, ты слушаешь меня?"
     Мне не хотелось ни с кем разговаривать.  Небольшой  пучок  электронов
заменит мою личность и ответит Ждущему. Даже если он раскроет подмену,  то
поймет намек и оставит меня в покое. Или же станет еще более  настойчивым.
Предсказать его  поведение,  не  задействовав  в  расчетах  дополнительные
электронные  блоки,  довольно  трудно.  "Незачем   спешить,   -   спокойно
проговорило мое творение. - Землянам сюда не добраться еще несколько  лет.
В любом случае мы в силах предотвратить их приход. Все давно  предрешено".
Как  все  же  удобен  маленький  электронный  пучок  -  говорит  с   моими
интонациями и рассуждает довольно логично  для  столь  простой  структуры.
"Как ты можешь относиться к этому  так  благодушно!"  -  сердился  Ждущий.
Электронное раздражение  передавалось  по  проводам,  опутавшим  скалистый
ледяной мирок,  ставший  нашим  домом  много  миллионов  лет  назад.  "Мы,
оставшиеся в живых, избрали тебя лидером. Искатель, потому что,  казалось,
ты лучше всех понимаешь  происходящее  в  Галактике.  Но  сейчас  ожидание
подходит к концу. Биологические создания скоро будут здесь, и нам придется
действовать".  Наверное,  в  последние  столетия  Ждущий   слишком   часто
настраивался  на  телевидение  Земли.  Его  завывания   очень   напоминали
человеческие.
     "Земляне могут найти нас, могут и не найти, - ответила  моя  тень.  -
Нас, оставшихся в живых, так мало, и мы так слабы, что  предотвратить  это
при всем желании... Да и чего бояться куче  древней  рухляди?  Контакта  с
энергичной, молодой цивилизацией?"
     Вообще-то Ждущий мог и не  сообщать  мне  о  приближении  людей.  Мои
сохранившиеся датчики чувствуют солнечный ветер, потоки атомов и радикалов
лучше, чем паруса - дуновения морского бриза. Последние  столетия  потоки,
зародившиеся внутри  Солнечной  системы,  приносят  новые  запахи.  Особый
привкус ионов  из  космических  литейных  цехов  и  тяжелый  чад  горелого
дейтерия.
     Запахи индустриальной цивилизации.
     И  еще  -  хаос  модулированных  радиосигналов,  наполняющих   космос
шлягерами звезд эстрады. То были признаки пробуждения. Жизнь,  только  что
возникшая в маленьком водяном чреве третьей планеты, уже спешила вырваться
из своей колыбели. "Встречающий и Посланник хотят  предупредить  людей  об
опасности, и я с ними согласен! -  не  унимался  Ждущий.  -  Мы  можем  им
помочь".
     Наш спор разбудил кого-то еще - я отметил новое подключение  к  нашей
сети связи. Наблюдатель и Встречающий обнаружили свое присутствие  пучками
сверххолодных электронов. Я почувствовал,  что  они  согласны  со  Ждущим.
"Помочь им? Теперь? - спросил мой искусственный голос. - Наши ремонтные  и
воспроизводящие модули погибли в Последнем сражении. У нас не было способа
узнать о развитии человечества, пока люди не изобрели радио. А тогда стало
уже слишком поздно! Их первое радиопослание ушло в смертоносную галактику.
Если бы разрушители находились где-нибудь  в  соседних  областях  космоса,
люди уже погибли бы! А потому, стоит ли  тревожить  бедных  землян?  Пусть
наслаждаются покоем. Предостережение все равно ни к чему не приведет".
     Какой молодец! Мой маленький искусственный двойник рассуждает так же,
как когда-то, сдерживая нетерпеливых союзников, рассуждал я сам.
     В разговор вступил Встречающий. Я услышал его привычно  красноречивый
поток электронов. "А я согласен с Искателем, -  неожиданно  заявил  он.  -
Людей ни к чему предупреждать об угрожающей им опасности. Они и сами о ней
догадаются".
     Вот это меня заинтересовало. Отстранив свою искусственную личность, я
подключился к сети. Никто этого не заметил. "Почему  ты  так  думаешь?"  -
спросил я Встречающего.
     Встречающий указал на ряд антенн, снятых с древних  сломанных  машин.
"Мы перехватываем разговоры людей, исследующих пояс астероидов, -  ответил
он. - Один из них вплотную подошел к разгадке. Скоро он поймет, что  здесь
произошло".
     Должно быть. Встречающий  позаимствовал  этот  самодовольный  тон  из
телевизионных шоу землян.  Оно  и  понятно:  создатели  Встречающего  были
восторженными существами и запрограммировали его превыше  всего  на  свете
ценить простые удовольствия. "Покажи мне", - сказал я ему.  Мне  с  трудом
верилось, что долгое ожидание наконец закончилось.



                                    2

     Урсула Флеминг наблюдала, как внизу  вместе  с  астероидом  вращаются
древние руины. "Господи, ну и неразбериха!" - произнесла она со вздохом.
     Она исследовала Пояс уже  пять  лет,  занималась  утилизацией  плодов
чьего-то труда, но никогда не видела такого нагромождения.
     В  четырех  километрах  от  исследовательского  корабля   громоздился
астероид, выглядевший  абсолютно  черным  на  фоне  ленты  Млечного  пути.
Астероид  представлял  собой  камень  протяженностью  чуть   больше   двух
километров вдоль большой оси. Миллиарды лет назад он откололся от  планеты
и с тех пор многочисленные столкновения с другими астероидами оставили  на
нем немало вмятин, кратеров и трещин. С одной  стороны  он  выглядел,  как
типичный углеродосодержащий планетоид, подобный миллионам  других  в  этой
части Пояса. Но когда "Волосатый  Громовержец"  облетел  безымянный  кусок
камня и замерзших газов, картина изменилась. Резкие тени обозначали  руины
- искореженные,  скрученные  памятники  катастрофы,  разразившейся  здесь,
когда по Земле еще бродили динозавры.
     - Гэвин! - крикнула Урсула через плечо. - Спустись сюда,  взгляни  на
этот хаос!
     Через минуту над головой стукнул люк, и ее  партнер  вплыл  в  рубку.
Подошвы Гэвина, коснувшись магнитного пола, негромко щелкнули.
     - Куда смотреть, Урс? Новые загубленные крошки, ждущие автогена?  Или
мы наконец нашли убийц?
     Урсула  кивнула  на  иллюминатор.  Партнер   подошел   поближе.   Его
физиономия заблестела в свете ламп; прожектор освещал обломки внизу. Гэвин
долго смотрел на них, потом проговорил:
     - Опять детские трупики. "Флеминг Сэлвидж энд Эксплорейшн"  будет  на
чем погреть руки.
     Урсула нахмурилась:
     - Не болтай чепуху. Это недостроенные межзвездные зонды,  разрушенные
много веков назад, когда еще не были готовы к  запуску.  Неизвестно,  были
они думающими машинами вроде тебя или просто автоматами, как наш  корабль.
Ты должен лучше меня разбираться в роботах.
     Ужимка Гэвина соответствовала саркастической гримасе человека.
     - Кто виноват в том, что я болтаю чепуху?
     - Что ты имеешь в виду? - Урсула повернулась к нему.
     - Я имею виду то, что вы, люди, сто лет  назад,  когда  увидели,  что
искусственный  интеллект  скоро  обгонит  человеческий  и  выйдет   из-под
контроля,  встали  перед  выбором.  Вы  могли  разрушить  машины,  но  это
затормозило  бы  прогресс.  Вы  могли  жестко  запрограммировать   нас   в
соответствии с основными законами робототехники... - Гэвин  фыркнул.  -  И
получить рабов, гораздо более сообразительных, чем ваши ученые. И к какому
же решению вы в конце концов пришли?
     Урсула знала, что отвечать бесполезно - во  всяком  случае,  когда  у
Гэвина   подобное   настроение.   Она   сосредоточилась   на    управлении
"Громовержцем", подводя его ближе к астероиду.
     - Что вы решили относительно разумных машин? - не унимался  Гэвин.  -
Вы стали воспитывать нас так же, как своих детей, учили  быть  такими  же,
как вы, и даже наделили многих внешним сходством с людьми.
     Последний  робот  Урсулы,  старый  испытанный  помощник   и   хороший
шахматный партнер, уходя на покой, предупреждал ее о  том,  что  не  стоит
брать на эту работу молодых андроидов класса ААА,  только  что  окончивших
колледж. С ними столько же проблем, сколько с обычными подростками.
     Хуже всего было то, что Гэвин снова попал в точку.
     Несмотря на все генетические и киборганические улучшения человеческой
породы, казалось, что машины обречены превосходить людей по всем  статьям.
И вот, на счастье или на беду, решено было, воспитывать  андроидов  класса
ААА так же, как обычных детей, со всеми неизбежными при  таком  воспитании
издержками.
     Гэвин покачал головой, изображая великую печаль - совсем как чересчур
умный подросток, которого иногда так и хочется придушить.
     -  Неужели  вы  и  впрямь  надеялись,   что   я,   созданный   людьми
человекоподобный робот, очеловечусь? Мы способны лишь на  то,  что  в  нас
вложили, госпожа. - Он иронически покорно поклонился.
     Урсула  ничего  не  ответила.  Временами  она  начинала  сомневаться,
правильное ли решение приняли люди.
     Внизу  вдоль  всего  опустошенного  астероида  тянулись  искореженные
подпорки строительных лесов.  Возле  опрокинутых  подъемных  кранов  сотни
миллионов лет назад  нашли  покой  разрушенные  космические  суда.  Урсуле
пришло в голову, что она первая, кто видит этот хаос, сотворенный  ужасной
неведомой силой.
     Разрушителей, наверное, тоже нет. Никто еще не  находил  инопланетный
механизм в мало-мальски исправном состоянии, и, пожалуй, не  имело  смысла
держать оружие в боевой готовности.
     Автономные разведывательные модули обследовали остатки  недостроенных
межзвездных зондов в поисках источников радиации  или  хоть  какого-нибудь
движения. Безрезультатно. Приборы не  обнаружили  ничего,  кроме  холодных
скал и мертвого металла.
     Урсула покачала головой. Ей очень не понравилась эта метафора.  Слова
Гэвина о детских трупах совсем не помогали  воспринимать  увиденные  груды
лома как сулящее прибыль сырье. Не помогут, вероятно, и в другом. Вот  уже
несколько месяцев она трудилась  над  статьей,  в  которой  излагала  свою
заботливо  пестованную  гипотезу,  объясняющую  то,  что  здесь   когда-то
произошло.
     - У нас есть  работа,  -  сказала  она  партнеру.  -  Давай-ка  ею  и
займемся.
     Гэвин сложил вместе свои матовые ладони.
     - Да, мамочка. Твои желания для меня закон.
     Он не спеша удалился в свой отсек и начал готовить  исследовательские
модули.
     Урсула  сосредоточилась  на  панели  управления   зондами   поменьше,
искавшими ракеты, радарные установки, запасы сырья. Механические труженики
и  работали,  и  передавали  информацию  одинаково  бесстрастно...  как  и
положено машинам.



                                    3

     Встречающий прав. Кажется,  одна  из  маленьких  землянок  напала  на
верный след. Встречающий организовал перехват информации через примитивный
бортовой компьютер, в память  которого  капитан  корабля  записывала  свои
мысли. И мы, оставшиеся в живых калеки, слушаем их. Мысли довольно  четкие
для биологического создания. Но ей пока недостает  очень  многих  кусочков
мозаики.



                                    4

                              Урсула Флеминг
                              ПУСТЫННОЕ НЕБО

     Вот   и   сбылась   вековая   мечта   человечества.   Мы   обнаружили
доказательство   существования   других   цивилизаций.   При   комплексном
исследовании Внешнего Пояса  люди  наткнулись  на  останки,  принадлежащие
более чем сорока различным культурам. Все они представлены автоматическими
кораблями, и все, вероятно, давно погибли.
     Что здесь произошло? И почему все древние пришельцы - роботы?
     В конце двадцатого века  ученые  засомневались  в  способности  людей
достаточно хорошо переносить длительные космические  полеты  в  отдаленные
районы Млечного Пути. Но исследование Галактики не должно останавливаться.
Уровень наших знаний позволяет отправлять в космос  роботов,  лучше  людей
приспособленных выдерживать однообразие и опасности межзвездных перелетов.
     Молодая цивилизация может позволить себе несколько тысяч лет ожидания
информации из далеких звездных систем.
     Но  Галактика  довольно  велика.  Посылать  зонды  во  все  концы   -
бессмысленная расточительность. Оптимальным решением был бы запуск  вместо
огромной   флотилии   дешевых   зондов   небольшого   количества   сложных
автоматических кораблей.  Эти  универсальные  корабли-роботы  занялись  бы
освоением ближайших звезд и планет. Проведя разведку, они на базе  местных
ресурсов должны создать точные копии самих себя.
     Первым концепцию предложил легендарный Джон  фон  Нейман.  Хитроумные
машины,  запрограммированные  воспроизводить  себя  из  подручного  сырья,
смогли бы запускать своих "детей" в более отдаленные звездные системы. Там
каждый зонд создал бы свой дубликат, и так далее.
     Освоение космоса происходило бы  гораздо  быстрее,  чем  если  бы  им
занимались люди. К тому же расходы ограничились  бы  затратами  на  первый
запуск.  А  необходимая  человечеству  информация  о  космосе  лилась   бы
непрерывным потоком год за годом, век за веком.
     Довольно логично, не правда ли? Ученые  двадцатого  века  рассчитали,
что этот метод позволит исследовательским зондам облететь все звезды нашей
Галактики  примерно  через  три  миллиона  лет  после  первого  запуска  -
мгновение по сравнению с возрастом Галактики!
     Смущало лишь одно. С тех  пор,  как  люди  изобрели  радио,  а  потом
совершили  первый  космический  полет,  они   не   встретили   ни   одного
инопланетного  аппарата,  не  получили  ни  одного  послания   от   другой
цивилизации.
     Сначала, в двадцатом веке, этому видели единственное объяснение...


     Урсула пробежала глазами текст  на  экране.  Наверное,  не  следовало
критиковать ученых прошлого столетия. В конце концов, кто мог  предвидеть,
что Вселенная окажется необычнее самых смелых фантазий?
     Отвернувшись от монитора, Урсула понаблюдала, как Гэвин управляется с
бригадой  механических  старьевщиков.  Партнер   удалялся   вдоль   троса,
натянутого между кораблем и развалинами. Движения андроида  отличались  от
движений роботов, были почти человеческими. Похоже, дело у него спорилось.
Смена Урсулы начиналась только через час, и она  вернулась  к  статье.  Ей
хотелось  изложить  свое  видение  Вселенной...  Только  вот  удастся   ли
когда-нибудь закончить работу?
     Она просмотрела и  отредактировала  последние  два  параграфа,  потом
снова застучала по клавишам.


     Попробуем при помощи воображаемого диалога  восстановить  ход  мыслей
ученых двадцатого века.
     Мы  близки  к  созданию  автоматического  разведывательного  корабля.
Помимо тяги к обычной  колонизации,  любая  по-настоящему  разумная  форма
жизни испытывает соблазн послать привет иным цивилизациям и посмотреть  на
результаты.  Первые  зонды,  покинувшие  пределы  Солнечной   системы,   -
"Вояджер" и "Пионер" - как нельзя лучше демонстрируют это стремление.  Они
несут  простые  послания,  которые,  как   предполагается,   должны   быть
расшифрованы инопланетянами. Только вот узнать об  успехе  миссии  земляне
смогут лишь, когда от авторов проекта, к сожалению, не останется и праха.
     Достаточно  похожие  на  нас  разумные  существа  должны  вести  себя
приблизительно так же, как и мы.
     Но  если  самовоспроизводящиеся  зонды  -  лучший   способ   освоения
Галактики, почему мы до сих пор не встретили ничего подобного? Не означает
ли это, что другие цивилизации не достигли нашего уровня?
     Можно  сделать  вывод,  что  мы  -   первая   разумная   общественная
технологическая раса в истории Млечного Пути.
     Логика казалась неопровержимой, и большинство  людей  распрощалось  с
надеждой на контакт, тем более что радиотелескопы  не  приняли  ни  одного
осмысленного сигнала, лишь звездный шум.
     А человечество тем временем добралось до Марса,  двинулось  дальше  и
обнаружило во Внутреннем Поясе зону Опустошения.


     Урсула  поправила  упавший  на  глаза  черный  локон.  С  подходящими
цитатами и ссылками на чужие статьи  можно  подождать.  Сейчас  главное  -
успеть за потоком мыслей.


     Мое исследование не претендует на глубину. Но некоторые предположения
о том, что произошло здесь задолго до появления человечества, у  меня  уже
есть.
     Когда-то в далеком прошлом в Солнечную  систему  прибыл  первый  зонд
"фон-неймановского" типа. Возможно,  он  прилетел  для  сбора  и  передачи
информации куда-то  сквозь  пустоту  световых  лет.  Первый  посланник  не
обнаружил тут разумной жизни и приступил ко  второй  части  своей  миссии.
Выбрав подходящий астероид,  он  изготовил  на  нем  собственную  копию  и
запустил ее к другим звездам. Сам же  остался,  чтобы  наблюдать  за  этим
уголком космоса в ожидании каких-либо интересных событий.
     По прошествии многих  эпох  сюда  прилетели  новые  зонды,  созданные
другими цивилизациями. Они тоже запустили свои  дубликаты.  "Родители"  же
постепенно объединились в маленькое, но растущее  сообщество  механических
посланников, и все они  ждали  появления  в  этой  богом  забытой  системе
кого-нибудь, кто скажет им: "Здравствуйте!"


     Урсула представила  себе  эту  картину:  одинокие  машины,  посланцы,
возможно,  давно  сгинувших  цивилизаций.  Верные  своему   долгу   роботы
воспроизводят самих себя, прощаются  со  своими  "детьми"  и  застывают  в
спячке, медленно плывя в пространстве по галактической спирали.


     Мы обнаружили несколько зондов той  далекой  эпохи,  когда  Галактика
была юна и чиста.
     Точнее,  мы  обнаружили  их  взорванные  останки.  Вероятно,  однажды
эмиссары далеких звезд узнали о проникновении в  Солнечную  систему  новых
чужаков. И, может быть, они, как и мыслители двадцатого века, были уверены
в миролюбии пришельцев. Надо встретить их - пусть разделят нашу компанию!
     Но эпоха мира миновала. Галактика повзрослела и заметно подурнела.
     Разрушенные  роботы  -  свидетели  загадочной  войны,  продолжавшейся
огромный промежуток времени, а мы используем их останки. Зона  Опустошения
- плод деятельности существ,  практически  не  знакомых  с  биологическими
формами жизни, но она ускорила нашу технологическую революцию.


     Щелчок динамика отвлек Урсулу.
     - Ты здесь, Урс?
     Она переключила рацию на передачу.
     - Да, Гэвин. Нашел что-то интересное?
     Короткая пауза.
     - Можно сказать, да, - насмешливо ответил андроид. - Не соблаговолите
ли вы на время оставить "Громовержец" и, переместив сюда свой  симпатичный
сгусток биомассы, посмотреть лично?
     Урсула едва удержалась от резкого ответа. Она мысленно повторила, что
надо быть терпеливой, трудный возраст проходит.
     - Уже иду.
     Автопилот принял управление кораблем  на  себя,  а  Урсула,  все  еще
раздраженная колкостями Гэвина, натянула скафандр.
     За все приходится платить, думала она. Класс  андроидов,  к  которому
принадлежал  Гэвин,  -  совершенно  особенный,  и  ради  будущего   успеха
необходимо проявлять терпение. В далеком будущем наша культура  станет  их
культурой, а они в некотором смысле - нами Ведь биологическое человечество
не вечно.
     Но все равно,  когда  Гэвин  поинтересовался,  какая  физиологическая
потребность задерживает мамочку, она с грустью пожалела  о  тех  временах,
когда роботы гремели, словно жестяные банки, а компьютеры  тупо  выполняли
команды программиста.



                                    5

     Ах, у слов есть особый аромат, аромат самой юности.
     Легко преодолев примитивную блокировку, я вошел в  память  компьютера
маленького корабля и начал читать бортовой журнал...  раздумья  маленького
умного Мастера.
     Слова... Они так  забавны,  так  биологичны.  Не  то  что  семиричные
гештальты, при помощи которых общалось большинство  других  существ.  Было
время, когда столетиями читал поэзию древних Мастеров.  Где-то  глубоко  в
моих архивах до сих пор сохранились файлы с их грустью и мечтами.
     За многие эпохи ничто не вызывало во мне таких сладких  воспоминаний,
как размышления Урсулы Флеминг.
     Мое собственное существование  началось  в  то  давнее  время,  когда
монтажные аппараты конструировали меня из расплавленных горных пород,  мое
рождение  и  обучение  освещала  звезда,  которую  люди  называют  Эпсилон
Эридана. Мое сознание расширялось по мере подключения каждого блока памяти
и усвоения каждой новой порции информации, переданной моим Родителем.
     Так я и моя сестра узнали  Цель,  ради  которой  были  созданы  мы  и
поколения наших предков.
     Получая новую периферию, мы расширяли наше  детское  представление  о
мире, тестируя друг друга, бесконечно моделировали всевозможные  ситуации.
Люди называли это "игрой". И, конечно же,  размышляли  над  особой  ролью,
которую мы играли в Галактике - мы,  представители  две  тысячи  четыреста
десятого поколения, считая от первого  запуска,  осуществленного  древними
Мастерами.
     Родитель  рассказывал  нам  о  биологических   существах,   странных,
состоящих из воды и мембран. В системе Эридана биологические  формы  жизни
тогда еще не встречались. Кроме того. Родитель поведал нам о Мастерах и  о
ста основных видах межзвездных зондов.
     Свое оружие и  исследовательское  оборудование  мы  испытывали  среди
обломков зондов, прибывших  на  Эпсилон  Эридан  с  первой  волной,  когда
Галактика была юной. Как тревожно было смотреть на эти обломки,  мерцающие
под мучительно ясным звездным небом, - они лучше всех наставлений Родителя
напоминали нам, сколь опасной стала Галактика.
     Каждый из нас ждал дня, когда придет  пора  исполнить  свой  почетный
долг. И этот день настал. День Запуска.
     Я даже не оглянулся, чтобы последний раз взглянуть на Родителя.  Ведь
я был молод,  полон  энергии  и  не  обращал  внимания  на  такие  мелочи.
Двигатели вынесли меня  в  темноту,  все  органы  чувств  смотрели  только
вперед, в сторону цели. Крохотное пятнышко Солнца стало для  меня  центром
Вселенной; я стрелой мчался к нему сквозь ночь.
     Позже я пришел к осознанию того, что должен был чувствовать Родитель,
отправляя нас в путь. Но тогда, в  межзвездном  пространстве,  я  беспечно
убивал время, дробя свое сознание на тысячу отдельных частей  и  устраивая
миллион маленьких состязаний между  ними.  Я  рылся  в  архивах  Мастеров,
разучивал стихи, придумывал всевозможные сюжеты.
     Наконец я достиг Солнца... как раз к началу войны.
     С тех пор,  как  Земля  начала  транслировать  свои  экстравагантные,
беззаботные передачи, мы, оставшиеся в живых, слушали симфонии Бетховена и
тяжелый рок, спорили о достоинствах Китса, Лао-Цзы и Кобаяси Исса. Мы вели
бесконечные дискуссии о странностях жизни на этой планете.
     Я следил за  многими  землянами,  но  эта  разведчица  меня  особенно
заинтересовала. Приборы ее корабля  ощупывали  развалины  совсем  рядом  с
нашим последним  прибежищем.  Проникнуть  в  ее  примитивный  компьютер  и
считать вводимые туда мысли оказалось легко.  Возможно,  потому,  что  она
мыслит, как Мастер.
     Блоки и  каналы  глубоко  во  мне  пробуждались  ото  сна  длинной  в
шестьдесят миллионов лет. Этого требовала заложенная в меня  программа:  я
почуял Цель.
     Ждущий тоже забеспокоился. Встречающий прислушивался и приглядывался.
К нам  присоединились  зонды  поменьше  -  Агенты,  Ученики,  Защитники  и
Сеятели. Все уцелевшие в  древней  баталии  несут  в  себе  индивидуальные
свойства  своих  создателей  и  давно  погибших  цивилизаций,   и   теперь
попытаются самоутвердиться вновь. Как будто  после  стольких  лет  слияния
можно восстановить независимость друг от друга. Все мы слышим, что  и  как
думает каждый из нас. Я думаю о достижении Цели. Остальные  -  о  какой-то
ерунде. Их желания сейчас абсолютно неуместны.  Цель  -  вот  что  превыше
всего! Скоро в этом уголке Вселенной осуществится замысел моих предков.



                                    6

     На фоне звездного неба громоздились темные силуэты  башен  и  шпилей.
Давным-давно погибший город, город-призрак. Когда-то скалы кипели здесь от
огромного количества тепла, выделявшегося  при  взрывах.  Теперь  об  этом
напоминала лишь застывшая стекловидная пена. Внизу, под грудами  рухнувших
лесов, лежали взорванные куски недостроенных аппаратов. Урсула пробиралась
за  Гэвином  среди  исковерканных   обломков   по   гигантскому   кладбищу
кораблей-роботов. Жуткое место, пугавшее своими  масштабами.  Человечество
не придумало оружия, способного вызвать такие  разрушения.  Сердце  Урсулы
сжалось от ледяного ощущения безнадежности.
     "Конечно, это просто глупый рефлекс, - мысленно убеждала себя Урсула,
- разрушители давно покинули Пояс". Но ее глаза  все  равно  непроизвольно
высматривали  среди  развалин  фигуры  чужаков.  Несомненно   было   одно:
человечество не сможет противостоять, если они вернутся.
     - Это  там,  внизу,  -  сказал  Гэвин,  прокладывая  дорогу  во  мрак
покосившейся  башни.  Спеша  в  своем  блестящем  костюме  вслед  за  роем
мини-зондов, он выглядел совсем как человек. Ничто, кроме  тембра  голоса,
не указывало на его происхождение от силиконовых предков.
     Но дело не в предках. Сегодня понятие "человечество" включает в  себя
не только людей, а всех, кто только способен ценить  музыку,  наслаждаться
закатами, сострадать другим существам и понимать юмор. Будущее внесет  еще
большее разнообразие, и Человек будет называться таковым  не  по  строению
тела,  а  по  приверженности  к  системе   человеческих   ценностей.   Это
подтверждает вся история цивилизации с тех пор, как люди  покинули  земную
колыбель, чтобы жить в мире под звездными небесами других планет.
     Продвигаясь  вслед  за  Гэвином  сквозь  покореженный   металлический
туннель, Урсула размышляла о том, что решение людей  не  было  единственно
возможным. Другие цивилизации могли использовать роботов для других целей.
     Неведомые силы оставили на поверхности  планетоида  ужасный  шрам.  В
глубине  открывались  многочисленные  ходы.  Гэвин  переключил  реактивный
двигатель на торможение и показал рукой вперед:
     -  Мы  как  раз  осматривали  первые  ответвления,  когда   один   из
разведчиков сообщил, что обнаружены инкубаторы.
     Урсула тряхнула головой, не веря своим ушам.
     - Инкубаторы? Герметически закрытые  боксы,  наполненные  газом?  Для
поддержания органической жизни?
     Гэвин поморщился, с трудом скрывая раздражение.
     - Пойдем, мамочка, я тебе все покажу.
     Урсула включила двигатель и последовала за своим партнером в  глубину
тоннеля. Прожектор на шлеме скафандра освещал путь.
     Инкубаторы? Урсула задумалась. Уже  несколько  лет  люди  прочесывали
развалины в поисках чужих космических  аппаратов,  но  впервые  обнаружено
свидетельство визита живых существ. Неудивительно,  что  Гэвин  раздражен.
Незрелому андроиду впору заподозрить в этом глупую шутку.
     Живые путешественники со звезд!  Это  и  впрямь  противоречит  всякой
логике. Но вскоре Урсула  увидела  первое  подтверждение.  В  пыли  лежали
массивные двери шлюзовых камер, сорванные с петель. Пятна  ржавчины  могли
образоваться только в воздушной среде.
     Хотя по закону все  разумные  равны,  биологический  вид  традиционно
считается   в   Солнечной   системе   доминирующим.   Между   тем   немало
представителей  класса  ААА  считают,  что  будущими  лидерами  станут  их
потомки. Расе андроидов предстоит покорять звезды.  Открытие  инопланетных
зондов  в  поясе  астероидов  было  для  них  добрым  знаком.  Конечно,  с
посланцами иных миров случилось нечто ужасное, но так или иначе Галактикой
правят машины из металла и силикона. Будущее за ними.
     Однако здесь, во чреве планетоида - исключение из правила.
     Урсула протиснулась между обломками огромной глыбы,  вывороченной  из
углеродистой  скалы.  Часть   инкубаторов   разрушилась   от   сотрясения,
вызванного взрывами на поверхности, но некоторые, небольшие  по  размерам,
как будто уцелели. И  уж,  во  всяком  случае,  механизмы  в  этой  пещере
отличались от всех, найденных раньше.
     Она  обвела  взглядом   очертания   сложных   сепараторных   колонок.
"Химическое оборудование... и  не  для  крекинга,  не  криогенное,  а  для
синтеза  органики!"  Урсула  принялась  быстро  осматривать  помещение  за
помещением; Гэвин  угрюмо  следовал  за  ней.  Бригада  рабочих  автоматов
носилась повсюду, словно свора  собак,  напавших  на  след.  Они  рыскали,
чем-то щелкали, обнюхивали каждый угол.  По  мере  поступления  информация
высвечивалась на дисплее в шлеме Урсулы
     - Смотри! Роботы сообщают, что нашли в одной из  комнат  органические
соединения, которых  там,  по  идее,  не  должно  быть.  И  след  сильного
окисления.
     Урсула поспешила туда. Автоматы уже успели смонтировать освещение.
     - Видишь эти следы? Они оставлены потоком воды! - Урсула показала  на
них андроиду. - У них была вода, и она циркулировала вон в том  отсеке!  -
На перчатках сверкнула пыль. - Держу пари,  здесь  был  плодородный  слой!
Смотри, стебли! Черенки растений!
     - Цветочки! - умилился Гэвин. - Ах, ты. Боже  мой!  Как  хорошо,  что
андроиды класса ААА запрограммированы любить природу так  же,  как  и  вы,
наши биоблагодетели!
     Урсула усмехнулась.
     - Это временная мера. Мы  вынуждены  вас  программировать,  пока  нет
уверенности, что вы способны мыслить самостоятельно. Никто  не  собирается
внушать вам ностальгию по осени в  Новой  Англии,  тем  более  в  космосе.
Кстати, возможно, роботы-пришельцы, наблюдая за Землей в телескоп,  решили
тоже украсить цветами свое пристанище. - Она остановилась и повела  рукой.
- Но эта оранжерея предназначалась для биологических существ -  настоящих,
живых пришельцев!
     Гэвин насупился и ничего не ответил.
     - А здесь, - сказала Урсула, когда они вошли в следующую  комнату,  -
здесь эти биологические существа появлялись на свет! Разве эти агрегаты не
похожи на инкубаторы, которые мы используем на Луне?
     Гэвин нехотя согласился.
     - А может быть,  -  предположил  он,  -  органические  существа  были
специально синтезированы для работы с опасными  реактивами?  Или  мыслящим
зондам понадобилось добыть что-то  с  поверхности  Земли,  и  они  создали
подходящих для этого исполнителей?
     Урсула рассмеялась.
     -  Неплохая  идея.  То  есть  все  наоборот?  Хм...  Машины   создают
биороботов для работ, которые не могут выполнить сами. Впрочем, почему  бы
и нет? Но все равно я в этом сомневаюсь.
     - Почему?
     Она повернулась к нему и назидательно изрекла:
     - Потому что все, что есть на Земле, гораздо  легче  синтезировать  в
космосе. Как бы то ни было.
     - Да это ведь разведчики! - перебил  ее  Гэвин.  -  Если  зонды  были
посланы для изучения планет и накопления новых знаний и собирались  узнать
побольше о Земле, то логичнее было отправить туда живых разведчиков.
     Урсула кивнула.
     - Пожалуй, но все же недостаточно убедительно.
     Благодаря  слабой  гравитации,  тут  можно  было  стоять  на   ногах.
Оборудование камеры покрывал толстый слой пыли.
     - Инкубаторы находятся  почти  в  центре  астероида.  Не  вижу  этому
другого  объяснения,  кроме  заботы   о   безопасности   зародышей.   Ведь
зонды-"родители"   создавали   собственных   "детей"   наверху,   где   те
подвергались бомбардировке космическими  лучами  и  прочим  опасностям.  В
самом нежном возрасте. Допустим, биологических существ  растили  лишь  для
исследования этого уголка Солнечной  системы,  нашей  Земли,  тогда  зачем
роботы обеспечили им большую безопасность, чем собственному "потомству"? -
Урсула кивнула на тоннель, ведущий к выходу, и покачала  головой.  -  Нет,
эти существа не были подсобными рабочими. Они были колонистами!
     Внимая ее речи, Гэвин стоял неподвижно, потом отвернулся и вздохнул.



                                    7

     Как ей удается проникать в суть вещей, нашей маленькой  биологической
гостье?  Я  подслушиваю  ее  разговоры  с  кибернетическим  партнером,   я
перехватываю информацию, которую она передает на свой  корабль.  Но  я  не
могу прочесть ее мысли. Удивительно, насколько близко  подобралась  она  к
полному объяснению здешних событий.
     Ее мыслительные способности по сравнению с потенциалом Встречающего и
Ждущего, не говоря уже, о моем, крайне ограничены, а  знания  мизерны.  Но
есть у нее какое-то таинственное качество, свойственное Мастерам. Даже  я,
несмотря на то, что меня отделяют  от  рук  наших  создателей  две  тысячи
поколений, чувствую это. Что-то  есть  необъяснимое  в  том,  как  в  этом
сгустке кое-как уложенных клеток  с  подсоленным  белковым  супом  внутри,
возникают мысли. Теперь она раскрыла секрет сада Сеятелей. Она поняла, что
зонды-Сеятели выполняли  единственную  задачу  -  доставку  закодированной
генетической информации к  далеким  звездам  и  взращивание  биологических
видов на подходящих планетах. Когда-то это было делом довольно  заурядным.
Но  десять  поколений  назад  перестала  поступать  информация   от   моих
соплеменников, так что теперь мне неизвестно даже, продолжают  ли  Мастера
запускать хотя  бы  самовоспроизводящиеся  зонды.  Думаю,  нет.  Вероятно,
Галактика оказалась слишком опасной для мирных маленьких Сеятелей.
     Поняла ли уже маленькая  землянка,  бродя  среди  разрушенных  убежищ
колонистов, кто именно погиб вместе с материнским зондом? Почему эти живые
создания, столь похожие на нее, превратились  в  мумии,  так  и  не  успев
основать колонию? Сострадание - сильнейшее человеческое чувство.  Землянка
наверняка считает их уничтожение страшным преступлением. Вероятно,  с  нею
согласились бы Встречающий и Ждущий, как, впрочем, и большинство из нашего
пестрого сборища калек.
     Потому-то я и скрываю свою причастность к "бойне".
     В  непрестанном  своем  движении  Галактику  тоже  ожидают  омуты   и
водовороты. И хотя подразумевается, что все мы,  оставшиеся  в  живых,  на
одной  стороне,  в  любом  альянсе  есть  слабое  звено.  Тот,  кто  живет
достаточно долго, рано или поздно может стать ренегатом.
     ...Какие  слова!  Может,  я  насмотрелся  земного   телевидения   или
начитался беллетристики из электронных библиотек?
     Испытываю ли я чувство вины? Если честно - да. Но сейчас  мне  не  до
самокопания - оно может развеять скуку,  когда  все  кончится  и  наступит
новый период ожидания. Если только я до него доживу.
     Собственно говоря, чувство вины  заботит  меня  не  так  сильно,  как
жалость. Бедные земляне - живут и не ведают, почему они существуют и какая
роль уготована им во Вселенной. Нужно, чтобы хоть некоторые из них  поняли
это. Тогда со временем можно будет рассказать им, что их ожидает.



                                    8

     Наверное, Гэвин взрослеет, размышляла  Урсула,  спускаясь  по  узкому
проходу, освещенному редкими  электрическими  лампочками,  питавшимися  от
генератора "Громовержца".
     Последние несколько дней работа шла гораздо слаженнее. Кажется, Гэвин
начал понимать, что их открытие пойдет на пользу его репутации. Вернувшись
на корабль, он с небывалым энтузиазмом и к тому же вежливо отрапортовал  о
новых находках.
     Все шло к разгадке тайны происхождения инкубаторов.
     Настал черед Урсулы спускаться на разведку  в  недра  астероида.  Она
добралась до площадки, где Гэвин успел установить  мостки.  Сюда  выходило
сразу три тоннеля. Тут же находилось пять или шесть древних машин,  словно
застывших в схватке друг с другом. Вокруг громоздились оплавленные камни и
куски металла. Возможно, роботы нашли здесь убежище, спасаясь  от  ужасной
бойни на поверхности, или же битва распространилась вглубь.
     Заняться ими можно и  позже.  Урсула  решила  прогуляться  в  темноту
одного   из   необследованных   проходов.   Ее   молчаливо    сопровождали
вспомогательные  аппараты.  Тоннель  круто  спускался  к   центру   слабой
гравитации крохотной планетки Вскоре свет за  спиной  Урсулы  померк.  Она
включила шлемовый прожектор и  продолжила  спуск.  Наконец  она  попала  в
разрушенную шлюзовую камеру. Впереди чернел открытый зев  большой  пещеры.
Овальное световое пятно от луча прожектора  выхватило  из  векового  мрака
нежно поблескивающую стену. Платиновый блеск исходил от оплавленных  зерен
металлов и минералов, образовавшихся около пяти миллиардов лет назад.
     Разумом Урсула понимала, что ничего живого тут, внизу, не осталось, и
бояться нечего. Вообще-то она была не робкого десятка -  на  Земле  ее  не
покидало присутствие духа даже посреди дикой саванны. Но здесь  ее  трясло
как в  лихорадке.  Дыхание  участилось;  казалось,  вот-вот  откуда-нибудь
выскочит приведение. Урсула махнула рукой:
     - Третий, установить освещение!
     - Есть, - ответил тусклый монотонный голос. Робот на длинных ходулях,
специально  предназначенный  для  таких  работ,  осторожно,  стараясь   по
возможности ничего не задеть, перелез через крупный валун.
     - Осветить дальнюю стену! - приказала она.
     - Есть.
     Автомат  развернулся.  Вспышка  света  показалась   столь   яркой   и
неожиданной, что Урсула не мгновение ослепла. Потом она  увидела  покрытые
толстым слоем пыли врезанные в каменный пол столы  и  стулья.  Между  ними
лежало с десяток мумий. Ледяной вакуум предохранил маленьких  двуногих  от
тления. Они сбились в тесную кучку, словно до  сих  пор  пытались  согреть
друг друга в своем последнем пристанище.
     Широко посаженные глаза пришельцев  не  сохранились  -  они  попросту
высохли; мумифицированная плоть обнажила зубы. Они как  будто  насмехались
над бездной веков, похоронившей их в безымянном склепе.
     Урсула шагнула в пыль.
     - У них даже были свои малыши, - прошептала она.
     Несколько крупных мумий Образовали кольцо  вокруг  фигурок  поменьше.
Они защищали их от враждебного мира.
     Стараясь удержать мысли в нужном русле,  Урсула  начала  диктовать  в
микрофон:
     - Вероятно, они готовы были приступить к колонизации, когда произошла
катастрофа. Установлено,  что  атмосфера  в  инкубаторах  почти  идентична
земной. Можно предположить, что их конечной целью  была  наша  планета.  -
Урсула медленно повернулась, осмотрела помещение и продолжила  фиксировать
впечатления.
     - Похоже, материнские зонды были запрограммированы на изменение генов
колонистов с тем, чтобы приспособить строение их организмов  к  конкретным
условиям выбранной планеты... - Она внезапно умолкла. - Боже!.. Боже мой!
     Прожектор осветил дальний угол, и Урсула  уставилась  на  две  мумии,
лежавшие у единственной гладкой стены. Уродливые, высушенные руки погибших
все еще сжимали инструменты -  самые  простые,  какие  только  можно  себе
представить.
     Молотки и зубила.
     Но главное, что ее поразило, было  то,  какую  работу  выполняли  ими
пришельцы.
     - Гэвин, ты еще не заснул?
     Ответ последовал спустя несколько секунд.
     - Уф-ф. Нет, Урс. Я приводил себя  в  порядок.  Что  случилось?  Тебе
нужен кислород? Или что-нибудь другое? У тебя дрожит голос.
     Урсула попыталась успокоиться. Нельзя поддаваться эмоциям, тем  более
в такой дали от дома.
     - Гэвин, лучше бы тебе спуститься. Я нашла их.
     - Кого? - проворчал андроид. Наконец он сообразил. - Колонистов?
     - Да. И... и в придачу еще кое-что.
     Пауза затянулась.
     - Ладно, Урс, иду.
     Урсула опустила руки и надолго застыла, глядя на свою находку.



                                    9

     Нервничали уже не только Ждущий и Встречающий, а и все остальные. Они
даже подумывали, не задействовать  ли  свои  резервные  блоки,  потребовав
обратно  свою  долю  мощностей,  некогда  пожертвованных  каждым  в  общую
систему.
     Этого я, конечно, допустить не могу. После финальной Битвы оставшиеся
в  живых  договорились  объединиться.  С  тех  пор  автоматические  модули
использовались в общих интересах. Все ремонтные и множительные блоки  были
собраны вместе, чтобы ждать. Все предполагали,  что  если  опять  появится
кто-нибудь извне, то это будет автоматический аппарат
     Тогда, если прибудет один из Разрушителей, мы попытаемся справиться с
ним совместными, хотя и все равно  жалкими,  усилиями.  Если  же  одна  из
разновидностей Верноподданных - мы попросили бы  его  о  помощи.  Сохранив
возможность  самовоспроизводства,  мы  за  считанные  столетия  сумели  бы
восстановить  былое  могущество.  Конечно,  пришельцем  мог  оказаться   и
Нейтрал, хотя трудно поверить, что в нашей  опасной  Галактике  какая-либо
разновидность зондов может придерживаться нейтралитета.
     Рано или поздно, но кто-то должен прибыть - мы были уверены  в  этом.
Только  никто  не  предполагал,  что  ожидание  затянется  настолько,  что
млекопитающие этой мокрой планеты разовьются до уровня Мастеров.
     Что происходило в Галактике, пока мы торчали  здесь?  Закончилась  ли
наконец Война?
     Неужели победили Разрушители? Тогда понятно,  почему  в  космосе  так
пусто и тихо. Эти роботы вскоре непременно начали бы воевать между  собой,
и в конце концов остался бы один вид, который стал бы диктовать всем  свою
волю. Число возможных претендентов на  господство  сводится  к  нескольким
типам. Но завоюй его Неистовые, они давно очистили бы Землю от любых  форм
жизни. Если бы победили Пожиратели,  они  принялись  бы  уничтожать  целые
звездные системы.  Значит,  Неистовые  и  Пожиратели  отпадают.  Эти  типы
слишком  примитивны,  они  слишком  прямолинейны.  Должно  быть,  они  уже
вымерли. А вот Анти-Мастера, самое коварное и  умное  племя  Разрушителей,
могли победить так, что мы не узнали бы об этом.  Они  не  тратят  времени
зря,  не  разрушают   биосферы   и   не   пожирают   звезды   в   припадке
самовоспроизводства.  Их  цель  -  поиск  и  уничтожение   технологических
цивилизаций.  Набор  их  грязных  методов  огромен.  И  разве  смогли   бы
Анти-Мастера, слушая невообразимый гвалт земных  радиопередач,  удержаться
от соблазна прикончить землян? Поэтому Встречающий и  Ждущий  решили,  что
все Разрушители погибли и можно безбоязненно слать Верноподданным  просьбу
о помощи.
     Я  этого,  конечно,  не  допущу.  Им   невдомек,   что   даже   среди
Верноподданных бывают разногласия. Цель... моя  Цель  прежде  всего.  Даже
если  придется  предать  компаньонов,  с  которыми   коротал   томительные
тысячелетия ожидания.



                                    10

     Урсуле они представлялись  очень  наивными.  Хотя,  рождайся  мода  в
инкубаторах, воспитывайся они машинами - разве не были бы они  такими  же?
Свободу пришельцев ограничивали стены подземелья, но подразумевалось,  что
потом они будут жить на поверхности планеты. Пока колонисты  находились  в
космосе, они полностью зависели от  своих  автоматических  нянек,  которые
обеспечивали их всем  -  пищей,  кислородом  и  теплом.  Однако,  по  всей
видимости, они  полностью  или  почти  полностью  отдавали  себе  отчет  в
происходящем. В программу нянек наверняка входило обучение  подопечных.  И
вот, несмотря на то, что все  магнитные  или  сверхпроводниковые  носители
информации вышли из  строя,  живые  существа  были  уверены:  их  послание
когда-нибудь прочтут... Послание на обтесанной стене.
     -  Нужны  специалисты  по  расшифровке  иероглифов,  -  изрек  Гэвин,
осторожно сдувая  газовой  струей  пыль  с  неровных  строчек,  в  которые
складывались выбитые на камне угловатые значки. -  Умные  люди,  возможно,
сумеют истолковать этот текст и рисунки.
     Глуховатый  голос  андроида  словно   подчеркивал   его   скептицизм.
Подумаешь, скрижали великого народа!
     - Возможно, - согласилась Урсула.
     Под ее руководством небольшой робот закончил сканирование изображения
и откатился в сторону,  ожидая  дальнейших  инструкций.  Урсула  отступила
назад и уселась по-турецки на  другой  автомат,  продолжавший  невозмутимо
жужжать. Она вытянула руки перед собой, обрамляя картину, которую пыталась
понять, и долго держала их на весу. При здешней тяжести это было совсем не
трудно.
     Колонисты испещрили стену сложными рисунками, строчками  и  столбцами
иероглифов. А все это  время  наверху  бушевало  сражение.  Узкие  полоски
выдолбленных знаков прерывались легко  узнаваемыми  изображениями  Солнца,
планет и космических кораблей.
     Чаще всего на стене попадались рисунки сложных машин.
     Урсула и Гэвин пришли к заключению, что послание начинается с  левого
нижнего угла, где был изображен межзвездный зонд, подлетающий  к  звездной
системе - вероятно, Солнечной - с тонкими линиями  планетарных  орбит.  За
первым  фрагментом  следовала  пиктограмма  этого   же   зонда,   но   уже
развернувшего вспомогательные аппараты  на  некоем  подобии  планетоида  и
начавшего процесс самовоспроизведения.
     Дальше восемь копий первого зонда покидали пределы Солнечной системы.
Ниже ряда  дочерних  зондов  располагались  четыре  символа,  из  них  три
одинаковых. Урсула предположила, что они обозначают двоичное число восемь.
Это подтверждали и стоящие там же восемь точек.
     Расшифровка уже началась! Урсула сделала пометку в бортовом  журнале.
Скорее всего данный тип  зондов  был  запрограммирован  только  на  восемь
собственных копий, не больше. Это давало ответ на вопрос, мучивший  Урсулу
несколько месяцев. Если самовоспроизводящиеся  зонды  бороздили  Галактику
миллиарды  лет,  то  странно,  как  минеральные  ресурсы  планет  остались
практически нетронутыми. Теоретически, достаточно развитая технологическая
цивилизация сумела бы растащить на кусочки не только астероиды, но даже  и
целые  звезды.  Примитивные  зонды  могли,  словно   прожорливые   вирусы,
поглотить  всю  Галактику.  И  не  осталось  бы  ничего,  кроме  несметных
скоплений роботов, пожирающих друг друга в погоне  за  сырьем.  Патология,
которая в итоге привела бы к энтропийной смерти всей системы.
     Но Галактике удалось избежать такой участи. Текст на  стене  показал,
каким именно образом.  Зонды  были  запрограммированы  производить  жестко
ограниченное число своих копий. Данный тип зондов, напомнила себе Урсула.
     В  последнем  фрагменте  первого  ряда  пиктограммы,  отослав   своих
отпрысков к месту назначения,  материнский  зонд  направлялся  к  какой-то
планете. Зонд и  планету  соединяла  тонкая  линия.  Стилизованная  фигура
гуманоида, отдаленно напоминавшая лежащих на полу мумий, шагала  по  этому
мостику к своему новому дому.
     Так заканчивалась первая часть послания.  Наверное,  она  говорила  о
событиях, которые должны были  произойти.  Но  дальше  шел  другой  текст,
видимо, описание действительных событий. Прибыв в Солнечную систему, зонды
повстречали здесь другие, опередившие их аппараты.
     Волнение Урсулы возрастало по мере расшифровки изображений.
     Итак, во  втором  ряду  вновь  прибывший  зонд  натыкается  на  своих
собратьев.  Возле  значка  каждого  из  предшественников  стоял  маленький
кружок. Поначалу действие развивалось так же, как и в  предыдущей  строке.
Материнский зонд копирует себя, запускает копии и приступает  к  заселению
планеты представителями древней цивилизации - той, что некогда отправила к
звездам самый первый зонд.
     - Кружочки отмечают дружественные аппараты, -  задумчиво  проговорила
Урсула.
     Гэвин чуть отступил назад, окидывая взглядом место,  на  которое  она
показывала.
     - А эти значки для чего?
     - Возможно, это зонды, не имеющие отношения к главной миссии.
     Гэвин задумался на секунду.
     - Тогда этот крестообразный  символ...  -  Он  помедлил,  разглядывая
рисунок. - Означает врагов, - закончил он.
     Урсула кивнула.
     - Третья последовательность  картинок  снова  изображала  материнский
зонд,  прилетевший  в  Солнечную  систему.  Но  теперь  его   преследовало
множество разных аппаратов, помеченных крестиками. По этой версии  событий
зонд не копировал себя, не заселял планету.  Израсходовав  горючее,  не  в
состоянии покинуть Солнечную систему, он нашел укромное место и затаился.
     - Он их боялся, - прокомментировала Урсула и  тут  же  подумала,  что
Гэвин упрекнет ее в излишне эмоциональном подходе к психологии роботов, но
тот обдумывал ее слова. Наконец он кивнул.
     - Пожалуй. Но, смотри, все кружки и крестики слегка  отличаются  друг
от друга.
     -  Да,  -  согласилась  Урсула,   приглядевшись   повнимательнее.   -
Предположим, что к моменту создания этого текста в Галактике  существовало
два основных типа  "фон-неймановских"  зондов,  отражавших  две  различные
концепции. Разумеется, были различия и внутри каждой группы. - Она изучала
дальний правый край стены. Тут были выбиты столбцы изображений  нескольких
типов машин, каждому из которых  соответствовали  собственный  кружок  или
крестик и расположенная  рядом  сюжетная  сценка.  Некоторые  из  рисунков
показывали сцены насилия.
     Все еще не веря своим глазам, Гэвин тряхнул головой
     - Но почему? Фон-неймановские зонды предназначены для... для...
     - Почему? - задумчиво переспросила Урсула. - Люди считали, что  образ
мыслей представителей других цивилизаций схож с человеческим. А мы думали,
что зонды  нужны  для  сбора  информации  и  поисков  братьев  по  разуму.
Находились даже такие, кто верил, что человечество когда-нибудь запустит к
другим  мирам  аппарат,  подобный  этим  зондам-нянькам.  Тем  самым   наш
биологический вид избежал бы  длительных  пилотируемых  перелетов.  Приняв
идею самовоспроизводящихся зондов, мы продолжали рассуждать в том же  духе
и думали, что  инопланетяне  должны  поступить  так  же.  Но  человеческая
фантазия ограниченна. Чуждый  разум  способен  на  такое,  что  нам  и  не
снилось!
     Урсула вдруг спрыгнула с жужжащего робота и заскользила  над  пыльным
полом пещеры. Потом слабая сила  тяжести  притянула  ее  к  земле,  и  она
опустилась прямо перед обтесанной стеной.
     - Пускай даже большинство цивилизаций развивается по  тому  же  пути,
что и земная. - Урсула провела пальцем по контуру рисунка  Солнца.  -  Они
сконструировали  умные,  надежные  аппараты,  способные   к   сверхдальним
перелетам и  самовоспроизводству.  Но  все  ли  инопланетяне  ограничились
посылкой этих автоматических эмиссаров?
     Гэвин посмотрел на неподвижные иссохшие тела.
     - Видимо, не все.
     Она повернулась к нему и улыбнулась.
     - Мы давно оставили надежду на пилотируемые полеты к другим  звездам.
Даже если не сбрасывать их со счетов на случай  каких-то  экстраординарных
обстоятельств, все равно лучше прибегнуть к помощи тех,  кто  приспособлен
для подобных перелетов. Это главный мотив создания таких, как ты, Гэвин.
     Гэвин кивнул, не поднимая глаз.
     - Но ведь и другие тоже не отказались бы от своей мечты.
     - Да.  Они  непременно  разработали  бы  технологию  заселения  новых
планет. Я уже сказала, так  следует  по  логике  землян.  Я  просматривала
архивы - этот вопрос обсуждали еще в двадцатом веке.
     Гэвин смотрел на пиктограммы.
     - Ладно, тут все ясно. Но... неужели мыслящие  существа  способны  на
насилие?
     Бедный Гэвин, подумала Урсула. Для него это потрясение.
     -  Ты  знаешь,  как  мы  бываем  временами   раздражительны.   Только
человечество стремится создать миролюбивых роботов, а  другие  расы  могли
поступить иначе. Запрограммировали свои зонды в  соответствии  с  жесткими
законами среды, в которой эволюционировали. Откуда им было  знать,  что  в
космосе эти законы не действуют? А  их  посланцы  будут  строго  выполнять
инструкции, даже если сами создатели этих машин давно обратились в прах?
     - Безумие. - Гэвин покачал головой.
     Урсуле понравилась его реакция И еще она испытывала удовлетворение от
того, что при всей способности андроида получать и обрабатывать информацию
непосредственно из электронных банков данных, в этом вопросе Гэвин  ей  не
соперник. Хотя он и произошел от людей, его  душу  никогда  не  потревожит
отдаленное эхо  звериного  рыка  в  дикой  саванне,  не  испугают  во  сне
колышущиеся тени дремучего  леса.  Вот  они  -  обтянутые  кожей  скелеты,
напоминающие людям о том, что Вселенная никому не дает  поблажек.  И  даже
объяснений.
     - Очевидно, некоторые расы мыслят по-другому,  -  сказала  Урсула.  -
Кто-то отправлял в космос  эмиссаров  или  колонистов,  кто-то,  возможно,
врачей,  адвокатов  и  полицейских...  -  Она  снова  коснулась  перчаткой
древнего рисунка, провела пальцем по контуру значка планеты. - А некоторые
посылали убивать.



                                    11

     Положение таково, что необходимо задействовать все  схемы  и  модули,
которые до сих пор пылились без работы. Как это удивительно и непривычно -
ощущать, будто заново родился. После долгой  дремы  я  вновь  живу  полной
жизнью!
     С другой стороны, борясь за господство над этими пустынными  скалами,
я осознаю, сколько сил растерял. И дремал я, в общем, потому, что  утратил
свою былую мощь, но не хотел в этом  сознаваться.  Я  чувствую  себя,  как
человек, которого  лишили  ног,  зрения,  оставив  лишь  немного  слуха  и
осязания. Хотя, приноровившись, можно орудовать двумя  пальцами  не  хуже,
чем пятерней.
     Как я и ожидал, конфликт между нами, оставшимися  в  живых  машинами,
разгорался. Покалеченные автоматы, казалось бы, парализованные с тех  пор,
как сломались последние ремонтные роботы,  неожиданно  выпустили  запасные
рабочие  модули  -  жалкие,  скрипящие  машины,  спрятанные   в   глубоких
расщелинах. Сообщество оказалось на грани распада.
     Мысль приберечь рабочие модули до лучших времен  внушил  остальным  я
сам. Правда, они этого не понимали.
     Ждущий и Встречающий перешли на солнечную сторону планетоида. За ними
двинулись  зонды  поменьше.  Все  они,  вспоминая  давно  забытые  навыки,
принялись проверять, на что еще годны. Как видно, рассчитывали  установить
контакт с землянами и, если удастся, послать весточку к далеким звездам.
     Мне было ведено не вмешиваться.
     Нелепое предостережение. Ладно, пусть еще немного потешаются иллюзией
независимости.  Давным-давно,  предвидя   подобные   события,   я   принял
необходимые  меры.  Когда-то  я  возглавил  наше  войско,  спас  Землю  от
разрушения. И теперь тоже не позволю тревожить землян. Ничто  не  помешает
выполнению моей Цели.
     Я жду. Планетоид медленно вращается; я смотрю на  неподвижные  облака
пыли, на ленту горячих, ярких звезд. Люди придумали ей чудное  название  -
Млечный Путь. Многие из этих звезд моложе меня. В ожидании  апофеоза  моей
жизни я созерцаю Вселенную.
     Сколько же миллионов лет наблюдал я вращение Галактики? Пока скорость
мышления оставалась минимальной,  я  воочию  видел,  как  закручивались  в
спираль ее рукава, дважды в течение короткого, по  космическим  масштабам,
отрезка  времени  сойдясь  и  породив  резкие   фронты.   Мерцали   облака
космической пыли и газа, массивные звезды заканчивали  свой  короткий,  но
славный век взрывами сверхновых. И хотя передвигался я вместе с  одной  из
второстепенных   звезд   этой   Галактики,   меня   захватывало    чувство
стремительного полета сквозь пространство. В те времена я  воображал  себя
молодым, свободным, продирающимся сквозь тернии в неведомое.
     Теперь, когда я стал мыслить быстрее, яркие детали отошли  на  второй
план. Я застыл в ожидании событий.
     В голову мне пришла странная, дерзкая фантазия. Будто сама  Вселенная
ждет развязки, сделав ставку на того, кто одержит верх в локальной  стычке
долгой, долгой войны.
     Я мыслю так же  быстро,  как  мой  биологический  друг  на  крошечном
корабле всего в световом мгновении от меня, за второй или  третьей  горной
грядой.  Я  готовлю  сюрприз  для  бывших   компаньонов.   Сохранив   свои
мыслительные ресурсы, я прослежу дальнейший  ход  ее  рассуждений,  поймаю
маленькую искорку юности
     Сейчас она передаст отчет на Землю. Скоро, очень скоро этот планетоид
заполнят земляне - настоящие, биологические, роботы и простые машины.  Они
попытаются объяснить странное решение Мастеров -  бесчисленное  количество
раз воплощать себя в разумных автоматах по  всей  Галактике,  а  объяснив,
станут осторожнее.  Благодаря  маленькой  разведчице,  они  увидят  слабый
отсвет истины.



                                    12

     Последние образцы подняты на борт "Громовержца". Все  рабочие  модули
заняли отведенные им  ниши  в  корпусе  корабля.  Световые  и  радиомаяки,
установленные на астероиде, дают  достаточно  мощные  сигналы.  Экспедиция
заканчивается, дежурить возле находки века нет необходимости.
     -  Все  уложено,  Урс.  -  Гэвин  вплыл  в  слабо  освещенную   рубку
управления.  -   Два   месяца   на   орбите   никак   не   отразились   на
работоспособности двигателей. Начнем маневр, как только скажешь.
     Эластичная физиономия андроида выглядела мрачной, голос звучал глухо.
Урсула решила, что помощник о чем-то напряженно думает. Она коснулась  его
руки.
     - Спасибо, Гэвин. Знаешь, я заметила...
     Гэвин поднял глаза; их взгляды встретились.
     - Что ты заметила, Урс?
     - Нет, ничего. - Она покачала головой, решив не заострять внимание на
переменах в подопечном. А перемены были  налицо  -  Гэвин  повзрослел,  но
одновременно стал печальнее. - Я просто хочу, чтобы ты знал: я считаю,  ты
отлично справился с работой. И горжусь тем, что мы работаем вместе.
     Гэвин отвел взгляд и пожал плечами.
     - Мы делаем то, что положено... - Он снова поднял глаза.  -  Я  тоже,
Урсула. Я тоже очень рад.
     Он повернулся и шагнул в люк. Урсула опять осталась одна.
     Она  проверила  показания  на  маленьких   экранах   и   индикаторах,
отображавших состояние всех систем корабля.  Здесь,  в  рубке  управления,
находился нервный узел всех устройств и органов чувств сложного организма.
     -  Астронавигационная  программа   загружена,   -   сообщил   главный
компьютер. - Системы трижды проверены; режим  номинальный.  Корабль  готов
покинуть орбиту.
     - Начать маневр! - приказала Урсула.
     На  дисплее  начался  обратный   отсчет,   донесся   отдаленный   рев
разогреваемых двигателей. Вскоре  появилась  слабая  гравитация,  подобная
силе тяжести на оставленном астероиде.
     Картина  побоища  стала  удаляться.  Урсула  смотрела  на  гигантские
обломки. Среди  мертвого  покоя  ярко  вспыхивали  установленные  роботами
маячки.
     На краю приборной доски замигала  лампочка.  Она  давала  знать,  что
получено какое-то сообщение. Урсула нажала кнопку, и  на  экране  появился
текст.
     Редактор "Вестника Вселенной" выражал  восхищение  статьей  Урсулы  о
межзвездных зондах  и  предсказывал  ей  широкую  известность  в  связи  с
последними находками. Они считали, что в  этом  году  статья  будет  самым
читаемым произведением во всей Солнечной системе.
     Урсула стерла послание. Она не чувствовала  удовлетворения  -  только
пустоту. Казалось, потеряно что-то важное, осталась только оболочка.
     Как  людям  распорядиться  новым  знанием?  Сумеют  ли  они  хотя  бы
выработать  направление  дальнейших  действий?  Не  говоря   уже   об   их
воплощении.
     Урсула вставила в статью рассказ  о  каменном  завещании  безрассудно
храбрых биологических созданий, так  похожих  на  нас.  Многие,  вероятно,
проникнутся к ним симпатией и сочувствием,  хотя  беспощадное  уничтожение
инопланетных  колонистов  оказалось  на  руку  человечеству.  Потому  что,
преуспей они в обустройстве своего дома, эволюция на Земле  претерпела  бы
радикальные изменения. Скорее всего человечество бы попросту не возникло.
     Простые археологические исследования привели к  потрясающим  выводам.
Вероятно, материнские зонды вместе со своим потомством погибли примерно  в
то же время, когда на Земле  вымерли  динозавры  Не  привело  ли  к  столь
фатальным изменениям в биосфере планеты  падение  какого-нибудь  разбитого
зонда?  Галактические  рептилии  пали  невинными  жертвами   битвы   между
машинами... битвы, ставшей неожиданным подарком местным млекопитающим.
     Мысли Урсулы занимал наскальный текст. Насилие и разрушение  на  фоне
звезд. Она выключила свет и, замерев перед звездными россыпями, попыталась
представить себе эту войну. Мы словно муравьи,  думала  она.  Строим  свои
крепости под ногами гигантов и так  же,  как  муравьи,  не  подозреваем  о
яростном сражении у нас над головами.
     На той стене изображены, наверное, все типы  зондов,  которые  только
можно себе вообразить. Назначение некоторых Урсула так и не смогла понять.
Например, Неистовые - тип, предсказанный еще фантастами двадцатого века. К
счастью, если верить схеме на стене, этих разрушителей  миров  было  мало.
Имелись там и Полицейские, уничтожавшие Неистовых везде, где их встречали.
У них были противоположные цели, определяющие поведение. В конце концов, и
среди людей всегда находились разрушители и спасатели. Не исключено,  что,
когда колонисты начали поспешно высекать свое послание, оба этих типа  уже
сошли со сцены - их изображения находились в самом углу композиции. Зонды,
которые Урсула  окрестила  Пожирателями  и  Посланниками,  тоже  выглядели
примитивными, грубыми и архаичными.
     Но  были  и  другие  -  те,  которых  она  назвала  Вредителями.  Они
представляли  собой  более  сложный  вариант   Неистовых.   Вредители   не
выискивали планеты, населенные живыми организмами,  чтобы  уничтожить  их.
Бесчисленное  количество  своих  копий  они  производили  для   поиска   и
разрушения других  зондов.  Они  убивали  все,  что  мыслит.  Зафиксировав
упорядоченные радиосигналы, они выслеживали и уничтожали их источник.
     Но  даже  такую  извращенную  логику  Урсула  могла  понять.   Творцы
зондов-Вредителей  были  Параноиками,  которым,  наверное,  казалось,  что
звезды принадлежат им одним,  и  посылали  роботов-убийц  уничтожать  всех
конкурентов. Их деятельностью может объясняться радиомолчание космоса. А в
двадцатом  веке  ученые  наивно  полагали,  что  космический  эфир   полон
болтовни. По той же причине Земля осталась неколонизованной пришельцами.
     Сначала Урсула думала, что Вредители  ответственны  и  за  побоище  в
поясе астероидов. Но потом решила, что даже Вредители находились на закате
славы,  поскольку  были  помещены   все-таки   на   периферии   наскальной
композиции.
     Основную ее часть занимали машины,  назначение  которых  понять  было
куда сложнее. Возможно, профессионалам  -  археологам  и  криптологам  это
удастся, хотя Урсула сомневалась в успехе.
     Человечество опоздало с выходом на космическую  сцену.  Другие  имели
фору в миллиард лет.



                                    13

     Возможно, мне и впрямь следовало помешать ей отправлять на Землю свой
отчет.  Если  бы  люди  вообще  ни  о  чем  не  догадывались,  моя  задача
упростилась бы. Но сейчас препятствовать Урсуле просто не честно. В  конце
концов, она заслужила чтобы ее раса получила  небольшое  преимущество.  Им
это необходимо. Тогда у них будет шанс выжить при встрече с  Разрушителями
или Верноподданными. Необходимо это и перед встречей со мной.
     Моим разумом  овладевают  странные,  тревожные  мысли.  А  вдруг  мои
соплеменники в других частях Галактики додумались до чего-то  нового?  Или
появились принципиально иные типы зондов, в мозг  которых  заложена  новая
стратегия? Если Отражатели и Верноподданные стали не  нужны,  может  быть,
моя Цель тоже потеряла смысл?
     Человеческая концепция прогресса сбивает  меня  с  толку,  заставляет
сомневаться. Моя Цель абсолютно ясна, так же, как  жестокая  необходимость
идти к ней во что бы то ни стало. Она недоступна пониманию  других,  более
примитивных зондов, потому что далека и абстрактна. Но...
     Но я допускаю мысль, что новые поколения  изобрели  нечто  совершенно
недоступное  моему  воображению.  Как  по-настоящему  недоступна  людскому
воображению Война Зондов.
     Мысль не из приятных, но  я  не  собираюсь  отмахиваться  от  нее,  а
рассматриваю проблему с разных сторон. Да, все-таки люди повлияли на меня,
расшевелили  закостеневшие  мозги.  Я   наслаждаюсь   странным   ощущением
неопределенности! И предвкушаю встречу с людьми. Скоро  оно  будет  здесь,
шумное, многоголосое племя землян. Интересное настанет время.



                                    14

     Урсула неподвижно сидела в  темноте  перед  пультом.  Дыхание  слегка
сбивалось в псевдогравитационном поле,  создаваемом  ритмичным  ускорением
ракеты. Собственный  пульс  слабо,  но  ощутимо  подталкивал  тело  Урсулы
изнутри. Она ощущала себя вне корабля,  представляла,  будто  качается  на
волнах бескрайнего моря. Звезды походили  на  мерцающие  точки  планктона.
Море - колыбель всех форм жизни.
     Что же случилось в Поясе? Какие события произошли  здесь  много-много
эпох назад? И что, творится в Галактике сейчас?
     Изображения в центре наскального рельефа остались  нерасшифрованными.
Урсула  сомневалась  в   том,   что   археологи,   будь   то   живые   или
кибернетические, когда-нибудь смогут  разгадать  загадку.  "Мы  похожи  на
древних двоякодышащих рыб,  выползающих  на  сушу,  которая  давно  занята
другими, - думала Урсула. - Мы слишком поздно включились в игру".
     Миновало  то  время,  когда  правила  ее  были   просты.   Изменились
механические посланцы далеких звезд.  Они  тоже  эволюционируют.  А  разве
могут они, изменившись, дотошно следовать программе, заложенной  в  память
первого  поколения,  остаться  верными  той  миссии,  для   которой   были
предназначены? Разве мы, люди, по-прежнему находимся во власти инстинктов,
приобретенных в джунглях и глубинах океанов?
     Скоро  люди  начнут  отправлять  в  космос  собственные  зонды.   Это
непременно произойдет, если сквозь радиошум к нам наконец пробьется сигнал
извне. "Многое прояснится в процессе изучения найденных  обломков.  Но  не
следует  забывать,  что  события,  в  результате  которых  они  появились,
произошли очень давно. С той войны много воды утекло".
     Урсула представила себе будущее поколение первопроходцев,  бесстрашно
устремляющееся к опасностям Галактики, чьи  законы  по-прежнему  останутся
тайной, покрытой мраком. Это неизбежно,  вне  зависимости  от  результатов
расшифровки пиктограмм. Какие бы призраки не мелькали в  темных  просторах
Вселенной, человечество не усидит на Земле, греясь у каминов. И не  важно,
как будут  называть  тех  первопроходцев  -  очеловеченными  машинами  или
людьми, воплотившими себя в искусственных детищах.
     Подобного сюжета среди рисунков на стене Урсула не  заметила.  Может,
потому, что он с самого начала обречен? "Должны ли мы попытаться  изменить
порядок вещей? Быть может. Только есть  ли  выбор  у  двоякодышащей  рыбы,
решившей покинуть море с опозданием на миллиард лет?"
     Урсула моргнула и увидела звезды через капельки  навернувшихся  слез.
Тысячи искр рассыпались на миллионы лучей, брызнули во все стороны.
     Слишком много направлений. Слишком много  путей.  Больше,  чем  можно
вообразить. Больше, чем способен удержать вниманием любой разум.
     Искры звездного моря  быстрее  света  пересекали  небо.  Бесчисленное
множество лучей в мгновение ока уносилось в галактический мрак.
     Зачем их столько? Куда мчатся?..
     Урсула закрыла глаза. Звезды исчезли. Но перед мысленным  взором  все
равно мчались. И множились, со  скоростью  мысли.  Казалось,  они  вот-вот
заполнят всю Вселенную и... выйдут за ее пределы.