Общение

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

Нельзя сказать, что в работе Хэнка Рипли не было места творчеству. То, чем он занимался по пятницам, начиная с девяти вечера, иначе как творчеством не назовешь. К тому времени он успевал принять стаканчика три-четыре и ему открывались живительные перспективы благотворного двухдневного безделья. С другой стороны, еще ярки были в памяти все подробности рабочей недели. Искусство подбора этих подробностей для еженедельного отчета и являлось, по мнению Рипли, единственной причиной, по которой он оставался в штате и получал жалованье. Более двух лет в региональной конторе в Ванкувере получали - и, видимо, сим удовлетворялись - обстоятельные рассказы о сделках, которые вот-вот состоятся или только что сорвались из-за некой врожденной несовместимости между компьютерами “Логикон” и потребностями заказчика. Отчеты нельзя было назвать чистым вымыслом - Рипли никогда не приводил имени потенциального клиента, если только не беседовал с ним на самом деле. Они просто предназначались для сокрытия того факта, что способности Хэнка Рипли к продаже компьютеров практически равнялись нулю.

За несколько минут до девяти портативная пишущая машинка уже стояла на столе рядом с пачкой сигарет и стаканчиком “Четырех роз”. Хэнк глядел в потолок, ожидая вдохновения, когда в дверь неожиданно позвонили. Предстоящая работа была чересчур важной, и он решил не отвлекаться. Временами Рипли испытывал угрызения совести - во всей Канаде не было худшего торговца компьютерами, - однако утешал себя мыслью, что приносит пользу иного характера. Любой умник в Ванкувере нашел бы в деле Рипли подробные описания разнообразных причин, по которым продукция “Логикона” не соответствует требованиям клиентов. Конечно, впору было задуматься, почему такое тщательное вскрытие недостатков происходит в захудалом уголке Альберты; но тем не менее выводы можно было извлечь даже из этого.

В голове Рипли сплетались тончайшие сети воображения, и тут вновь раздался настойчивый звонок. Шипя от досады, Хэнк открыл дверь и увидел пятидесятилетнего мужчину в роскошном деловом костюме, с матово поблескивающим чемоданчиком.

- Страхование? - нетерпеливо спросил Рипли. - У меня уже все застраховано. К тому же мне некогда.

- Нет, я не страховой агент.

- Я твердо придерживаюсь своей веры, - солгал Рипли. - Так что вряд ли стоит...

- Вы меня не поняли. - Посетитель улыбнулся. - Я желаю купить компьютер.

- К у п и ть к о м п ь ю т е р?..

Рипли машинально распахнул дверь и проследовал за гостем в комнату, глядя ему в затылок на чуть завивающиеся у ворота пиджака черные волосы. У него была теория, согласно которой у всех богатых и могущественных людей непременно должны быть черные вьющиеся волосы. Хэнк почувствовал новое и непривычное ощущение - кажется, везет...

- Меня зовут Мервин Парр. Посетитель бросил чемоданчик на стул и со странным удовлетворением осмотрел нехитрую обстановку комнаты.

- Крайне приятно... - залебезил Рипли. - Присаживайтесь, пожалуйста...

- Вы, вероятно, удивлены моим визитом? - спросил гость.

- Нет-нет! Впрочем... да. Может быть, мне лучше прийти в вашу организацию и в рабочие часы продемонстрировать возможности “Логикона”?

- Моя организация находится в Рэд Диир.

- А... - Рипли почувствовал, что удача ускользает. - Это, если не ошибаюсь, к северу от Калгари? В таком случае вам следует связаться с нашим представителем в центральной Альберте.

- Я не хочу связываться с представителем по центральной Альберте, мистер Рипли. Я хочу купить компьютер у вас.

Что-то в зычном голосе посетителя напоминало Хэнку о детстве.

- Так не принято...

- Вашей компании ничего не станет известно. Я собираюсь использовать фиктивный адрес здесь, в Летбридже.

- Понимаю... - ошарашенно пробормотал Рипли.

Парр громко рассмеялся.

- Прошу извинить меня, мистер Рипли, за глупые игры в таинственность. Я преподаю в Новом университете Западной Канады. Мой факультет хочет приобрести компьютер для социологического обследования в Рэд Диир.

- И все же почему вы обратились ко мне?

- Очень просто. Здесь, в южной части, вы работаете один, а обследование должно проводиться в обстановке строжайшей секретности, иначе результаты потеряют всякую научную ценность. Если бы я связался с большой конторой, рано или поздно пошли бы слухи.

- А как же техническое обслуживание?

- Я полагаю, мистер Рипли, что вы квалифицированный специалист и в случае необходимости мы сможем договориться в частном порядке. Это будет выгодно для нас обоих.

- Да, но вопрос оплаты. Наша бухгалтерия...

- Наличными, - оборвал Парр. Хэнк взял стакан и сделал щедрый глоток.

- Я не совсем уверен...

- Мистер Рипли! - Парр изумленно покачал головой. - По-моему, на всем свете нет торговца хуже вас. Если бы я обратился с подобным, предложением к любому другому представителю “Логикона”, мы бы уже подписывали договор.

- Простите. Просто я никогда не слышал, чтобы за компьютер платили наличными... - Хэнк придвинул стул поближе к коленям посетителя и заметил светлую полоску на одном из пальцев Парра - след от недавно снятого кольца. - Какую информацию и в каком объеме требуется обрабатывать?

- В Рэд Диир живет около двухсот тысяч человек. Университету необходимо зафиксировать сведения практически о всех мужчинах, женщинах и детях обозначенного региона.

- Какого рода сведения?

- Время и место рождения, рост, вес, профессия...

- Рост и вес? - удивился Рипли.

- Важные социологические и физиологические параметры, мой друг. Они нужны для распознавания людей, фотографии которых отсутствуют, или тех, чья внешность изменилась.

- А как вы собираетесь осуществлять обследование?

Парр смерил его оценивающим взглядом.

- Если эта информация уйдет дальше вас, сделка расторгнута. Ясно? Итак, на ограниченном числе контрольных пунктов - возможно, сперва только на одном - будет установлена аппаратура для автоматического фотографирования, взвешивания и обмера проходящих людей. Компьютер должен распознавать объекты и по команде выдавать все имеющиеся о них сведения.

Рипли снова хлебнул из стаканчика.

- Это-то просто. Похитрее будет получить двести тысяч фотографий.

- Пускай для начала мы будем иметь всего несколько тысяч. Разумеется, надо всеми доступными путями расширять архив, но разве компьютер не сможет тем временем распознавать людей без фотографий?

- Что вы имеете в виду?

- Предположим, что объект А - молодая женщина, известная компьютеру, который также отметил, что ее мать пяти футов ростом, весит сто фунтов и на лбу имеет родинку. Если объект А пройдет через контрольный пункт вместе с неизвестным объектом В, сможет ли компьютер установить личность объекта В, сфотографировать его на будущее и дать распечатку всей наличной информации?

- Конечно. Только программа сложнее. - Рипли потер подбородок. - Я, кажется, понимаю, почему вы хотите держать свой проект в тайне. Люди будут шарахаться от нас. как от чумы. - Рипли глубоко вздохнул и снова решил подвергнуть сделку опасности. - Я и сам не в восторге от этой затеи.

- Почему? В социологических обследованиях нет ничего противозаконного.

- Если разместить контрольный пункт в общественном месте, машина скоро узнает о жителях Рэд Диир практически все. Вы привели безобидный пример: девушка с матерью. Но, положим, компьютер начнет фиксировать бизнесменов с секретаршами и тому подобное?

Парр пожал плечами.

- Шантаж? Вам должно быть известно, что извлечь информацию из компьютера сложнее, чем из любого сейфа.

- Да, разумеется.

- Значит, вы считаете, что на шантаж могу пойти я? - Парр не казался оскорбленным.

- Нет. Во всяком случае, ваши сведения не будут столь компрометирующими, чтобы платить большие деньги. - Рипли закурил. Любопытно, как реагировали бы в Ванкувере, узнав про его намеки на мошенничество клиента. - Просто...

- Просто вас смущает сама идея - за жизнью города кто-то осуществляет компьютеризированное наблюдение, не так ли, мистер Рипли? В глазах моих коллег ценность подобного исследования перевешивает этические соображения.

- Что ж, отлично, мистер Парр. Хэнк распознал наконец хорошо поставленную зычность в голосе клиента. Мервин Парр говорил скорее как священнослужитель, чем как лектор. Конечно,преподавателю университета не заказано быть и мирским проповедником; и все же беспокойство усилилось. Рипли попытался рассеять его и потянулся за рекламной брошюрой, в уме составляя отчет о сделке. Пожалуй, обстоятельства следует несколько изменить. Всё будет смотреться куда эффектнее, если в отчете сделка будет следствие долгих дней упорного убеждения.

- Рекомендую вам взять “Логикон-30”, - начал Рипли бодрым голосом рекламного агента. - Безусловно, я проведу полный анализ...

Парр поднял ухоженную руку с белой полоской на пальце.

- Сколько?

- Без приложений - шестьдесят тысяч.

Рипли громко сглотнул. Надо было начинать с “Логикона-20” и постепенно...

- Договорились!

Парр взял чемоданчик и со щелчком откинул крышку. Внутри лежали пачки крупных купюр. Они выглядели толще, чем обычно, потому что каждая купюра, похоже, была когда-то сложена вчетверо, а потом аккуратно расправлена. Содержимого чемоданчика хватило бы, чтобы купить больше компьютеров, чем Рипли продал за всю свою карьеру.

В понедельник утром Рипли поехал в банк и положил на редко используемый счет фирмы 60 тысяч долларов. Затем вернулся в свою контору и набрал ванкуверский номер “Логикон инкорпорейтед”. В трубке раздался голос Сары Пирт, секретарши управляющего по Западному региону.

- Привет! - жизнерадостно начал Рипли. - Это Хэнк.

- Какой Хэнк?

- Хэнк Рипли! ИзЛетбриджа. Ты что, меня забыла?

- Я не была уверена, что ты еще у нас работаешь.

- Как всегда остроумно, Сара... Старик у себя?

- Ты хочешь беспокоить его в понедельник утром?

- Я не собираюсь беспокоить его. Мне надо лишь узнать, можно ли в срочном порядке получить “Логикон-30”.

- Ты имеешь в виду, что продал компьютер?! - В голосе Сары звучало такое изумление, что Хэнк подергал телефонный шнур.

- Разумеется. Разве ты не читала мой последний отчет? Я отправил его в пятницу вечером.

- Фантастикой не увлекаюсь.

Прежде чем Рипли успел парировать выпад, в трубке раздался голос Бойда Деврикса.

- Рад вас слышать, Хэнк. Иногда мне кажется, что вы совсем о нас забыли.

У Рипли похолодело в груди от этого угрожающего приветствия.

- Доброе утро, Бойд. Я заключил сделку на “Логикон-30”. Оплата наличными, - торопливо сказал он.

- Наличными? - немного помолчав, переспросил Деврикс.

- Да. Я уже отнес деньги в банк.

- Что ж, это великолепно, мой мальчик, просто великолепно. Я не зря защищал вас перед руководством.

- Спасибо, Бойд, - выдавил Рипли, восхищаясь Деврикса превращать похлопывание по плечу в прием каратэ.

- Кто клиент? Что-то не припоминаю...

- Мервнд Парр. Я сообщал о нем в последнем отчете. Вообще-то, я бился с ним несколько недель...

Обильно потея от творческого напряжения, Рипли пустился в описания увлекающегося высшей математикой чудаковатого нефтяного магната, которого он заинтересовал покупкой компьютера на одной вечеринке для узкого круга избранных.

- Хэнк, мальчик мой, это превосходно, - наконец сказал Деврикс. - Знаете, что я собираюсь сделать?

- Э... нет. Не знаю, Бойд.

- Я позабочусь, чтобы вы получили признание. Джулиан Роксби, наш спец по рекламе, ищет героя для очерка. Вот пусть и пошлет репортера с фотографом и хорошенько осветит эту оригинальную сделку. Вы с Парром вместе; “Логикон-30” в кабинете эксцентричного магната...

- Ни в коем случае! - отчаянно взмолился Рипли. - Простите, Бойд. Мистер Парр чурается огласки. Этакий отшельник... Он даже доставку хочет взять на себя, чтобы никто не проследил, куда идет машина.

- А вы уверены, что его хобби - математика? - подозрительно спросил Деврикс.

- Не представляю, в чем таком аморальном можно заподозрить нашу “тридцатку”! - захохотал Рипли и тут же вспомнил - слишком поздно, - что шеф в душе пуританин.

- Я хочу, чтобы вы поговорили со своим знакомым, - холодно отчеканил Деврикс, - и добились его согласия на всестороннее освещение сделки. Ясно?

Когда Рипли повесил трубку, ему казалось, что позади изнурительный рабочий день. А утро едва началось.

Компьютер привезли в среду. Незадолго до обеденного перерыва дверь распахнулась и в контору вошел Парр. При виде ящика, в котором находилась машина, он удовлетворенно улыбнулся, обнажив желтоватые зубы.

- Доброе утро, - сердечно приветствовал его Рипли. - Вот он перед вами - самый лучший компьютер в мире.

- Поздновато задумали рекламировать, - отрезал Парр. От былого дружелюбия не осталось и следа. - Помогите мне снести его к грузовику.

- Конечно. Только одна маленькая деталь...

- Ну? - нетерпеливо сказал Парр.

- Относительно огласки. Мы придерживаемся твердого правила...

- Деньги верните наличными.

- В сущности, правило не такое твердое... Просто я счел обязанностью. - Хэнк вспотел.

- Помогите мне снести ящик к грузовику, - повторил Парр тем же тоном, что и раньше, подчеркивая свое презрение.

Рипли решил, что выполнил долг перед фирмой. Они уложили ящик в голубой “додж” с надписью “Рокэлта. Грузовые перевозки”. Не говоря ни слова, Парр расписался в квитанции.

- Приятно было иметь с вами дело, - сказал Хэнк, но его сарказм остался незамеченным.

На пороге он обернулся - Парр сидел за рулем и словно навинчивал что-то одной рукой на другую. Грузовик уже скрылся в потоке машин, когда Рипли понял, что его клиент надевал кольцо.

В кабинет он возвращался в глубокой задумчивости. Почему Мервин Парр стеснялся своего кольца? И, между прочим, почему ученый одевается как процветающий бизнесмен, а говорит как проповедник? Повинуясь внезапному порыву, Рипли узнал телефон Нового университета Западной Канады и позвонил на .факультет социологии. Через десять минут выяснилось, что в списках сотрудников и преподавателей Парр не числится.

На секунду задумавшись, Рипли набрал номер рокэлтской компании “Грузовые перевозки”. Ему ответил скучный женский голос.

- Летбриджская полиция. Лейтенант Бизли Осгуд из отдела транспорта, -деловито представился он.

- Что я могу для вас сделать, лейтенант? - На том конце провода оживились.

- Произошел наезд. Нарушитель скрылся - по словам свидетелей, голубой “додж” с названием вашей компании.

- Какой ужас! - воскликнул голос.

- Ведется расследование. Не могли бы вы сказать, кто в последнее время брал у вас такую машину?

- Ну разумеется! - В трубке послышался шорох перелистываемых бумаг, возбужденный шепот, и Рипли подумал, что хоть кому-то он улучшил настроение, нарушив однообразие унылого дня. - Так... Голубой “додж” у нас один... Сдан сегодня утром мистеру Мелвину Парминтеру. Адрес... Авеню Чемплен, 4408, Рэд Диир, Альберта.

- Спасибо.

Рипли бросил трубку и некоторое время приходил в себя после успешного розыгрыша. Когда ребяческий восторг стих и сердце перестало выскакивать из груди, он откинулся на спинку стула и проанализировал результаты. Кроме настоящих, по всей видимости, фамилии и адреса Парра ничего, собственно, не известно. Он так и не имел представления, зачем Парру-Парминтеру понадобилось тайно покупать компьютер и превращать его в электронного соглядатая,способного шпионить за всем городом.

Субботнее утро. было ярким, радостным, насыщенным тем золотистым сиянием, на которое солнце способно, как часто замечал Хэнк, только по выходным дням, После завтрака Рипли убил час, делая вид, будто не собирается никуда ехать. Даже сидя за рулем машины, ему было трудно признаться себе, что он, взрослый человек, готов целый день играть роль детектива и, более того, получать от этого удовольствие. Он выкурил сигарету, выждал еще несколько минут, почистил ногти и наконец с напускной беззаботностью выехал на шоссе.

Оказавшись вдали от пытливых взглядов соседей, которые воспринимали его холостяцкую жизнь как личное оскорбление, Рипли окончательно пришел в изумительное расположение духа. К полудню он достиг Рэд Диир, пообедал в столовой и узнал, что авеню Чемплен - центр роскошного жилого района в северной части города. Через двадцать минут он остановил машину у затененного деревьями особняка Мелвина Парминте-ра.

Прошло шесть часов, а Рипли, растерявший былой энтузиазм, все еще караулил у дома. Несколько раз он выбирался из машины, но так и не осмелился проникнуть на небольшую, но отлично ухоженную территорию особняка. Теперь он был раздражен, голоден и - ко всему прочему - только что нашел логичное объяснение странному поведению Парминтера. Предположим, внедрение компьютера в условиях острой конкурентной борьбы. Требования коммерческой безопасности могут заставить человека вести себя подобно преступнику.

Рипли решил подождать еще десять минут и ехать домой. В конце третьего десятиминутного срока из узорчатых металлических ворот выехал серого цвета “континенталь”; за рулем сидел Парминтер. Дорогая машина бесшумно набрала скорость, и застигнутый врасплох Рипли едва догнал ее. “Континенталь” пересек центр, свернул в тенистую аллею в старой части города и подъехал к стоящему в глубине большому зданию.

Рипли остановил машину и вышел. Улица была пуста, быстро сгущались сумерки, в воздухе пахло гнилью и пыльной листвой. При мысли о том. что он вмешивается в личные дела Парминтера. вместо того чтобы мирно наслаждаться субботним покером, Рипли внезапно пробрала холодная дрожь. У ворот, куда скрылась машина Парминтера, виднелась табличка в виде раскрытой книги:

“Храм Жизненного Духа.

Пастор М. Пармли”

Хэнк окинул взглядом старый мрачный дом - именно таким он представлял себе логово чокнутого спиритуалиста. Итак, пастор М. Пармли - еще одна личина Мервина Парра - Мелвина Парминтера? Но зачем ему компьютер?.. Хэнк вспомнил деньги, которые пошли на оплату, - каждая банкнота словно была когда-то сложена в маленький прямоугольничек, и неприятная мысль обожгла его. Если догадка верна, он больше знать ничего не желает о пасторе Пармли... Хэнк заметил, что один из высоких кустов в темноте похож на человека, и невольно поежился. Он уже поворачивался, чтобы уйти, когда куст заговорил:

- Как жаль. Неужели вы спешите?

- Мистер Парр! - вскричал Хэнк. - Какая приятная... то есть, я случайно проходил мимо...

- Разумеется. Но раз вы здесь, почему бы не зайти?

- Пожалуй, лучше как-нибудь после.

Внезапно горло его сдавили, а левая рука оказалась заведенной за спину.

- Вот это здорово, - выдавил Рипли. - Что вы себе думаете?! Я приехал в Рэд Диир...

- И весь день проторчали у моего дома. - Парминтер неумолимо вел Хэнка к зловещему зданию.

- Откуда вы знаете?

- Я вас ждал. Мне звонили из Рокэлты, из транспортной компании, хотели выяснить стоимость ущерба. Эту историю с дорожным происшествием мог выдумать только один человек. Довольно умно с вашей стороны. Да, я недооценил вас... Что ж, тем хуже для вас.

- Пожалуйста, без глупостей, - предупредил Рипли.

Он лихорадочно искал подходящую угрозу, когда Парминтер втолкнул его в распахнутую дверь и включил свет. Они находились в просторной, загроможденной мебелью приемной.

- В некотором отношении вы подоспели кстати, - с недобрым радушием сказал Парминтер. - Я еще не включил компьютер и не отказался бы от помощи сведущего человека.

- Идите вы... - Риплискривился от боли, в суставе что-то щелкнуло. - Что вам от меня надо?

- Так-то лучше. - Парминтер выпустил Рипли и отряхнул руки. На пальце блеснул массивный золотой перстень с печаткой в виде раскрытой книги, испещренной знаками. - Дверь заперта, так что не пытайтесь удрать.

- Я - удрать?! - возмутился, Рипли, потирая руку.

- Ну-ка, попрыгайте, - приказал Парминтер.

Рипли неохотно повиновался и почувствовал, что пол под ногами ходит.

- Вы стоите на весах. А сверху камера.

- Ясно. Где же “Логикон”?

- Там.

Парминтер открыл дверь справа. Изящные формы компьютера казались совершенно чужими на фоне старых выцветших обоев.

- Идите сюда.

Парминтер открыл другую дверь и вошел в просторное помещение, стены которого были затянуты темно-зеленым бархатом. Середину комнаты занимал длинный стол с приставленными стульями. И словно трон, во главе стола возвышался тяжелый золоченый стул. Перед ним, на подставке в форме сведенных вместе ладоней, покоился хрустальный шар. Парминтер сел, коснулся чего-то под столом, и внутри шара родилось зеленоватое свечение.

- Ну, что вы об этом думаете? - самодовольно спросил он.

Рипли заглянул в глубины хрустального шара и увидел расплывчатое изображение дисплея.

- Недурно, весьма недурно.

- Вот и я так считаю, - кивнул Парминтер. - На спиритуализме можно сколотить целое состояние, но это тонкое дело. Один мой коллега влип в кошмарную историю. Он заявил перед публикой, что, призвав на помощь мудрость всех веков, может ответить на любой вопрос. И попал впросак, когда какой-то умник попросил назвать столицу Северной Дакоты.

Была бы у него ваша машина, он ответил бы в два счета, но практикующему спиритуалисту нужна, как правило, информация иного рода. Мораль этой истории: у медиума никогда не спрашивают о том, что можно узнать из справочника.

В принципе я могу меткой фразой ошарашить пришедшую ко мне вдову средних лет и завоевать ее доверие, но в общем люди становятся чересчур скептичны, я бы даже сказал - материалистичны, и так легко на удочку не попадаются.

Отныне все изменится. Эта вдова, повинуясь внезапному порыву или просьбе подруги, приходит ко мне впервые в жизни, а компьютер выдает мне ее имя. Более того, он сообщает мне имя ее дорогого усопшего, его бывшее занятие, имена других умерших родственников и т.д.Я поднимаю глаза и, прежде чем она успевает открыть рот, говорю: “Здравствуйте. Мэри, у меня к вам послание от Уилбура”. Представляете себе эффект?

- В жизни не слышал-ничего более аморального. Долго вы собираетесь меня здесь держать?

- Аморального?! Обычные медиумы дают людям надежду. Я смогу дать им уверенность.

- Вы имеете в виду, продать.

- Как оценить в деньгах то счастье, которое я принесу старым и одиноким?.. Кроме того, я бизнесмен. Долгие годы я отказывал себе во всем, откладывал каждый банкнот, который .приносили доверчивые простаки. Не говоря уже о стоимости компьютера и прочего оборудования,знаете, во что обошлись информационные ленты? Десятки людей кодировали содержание справочников, по крохам добывали сведения в архивах...

- Полагаю, внакладе вы не останетесь, - едко заметил Рипли. - Неужели спиритуализм - сплошной обман?

- А вы что думали? Уж если ты умер, обратного пути нет. Но не надо считать меня простым мошенником, мистер Рипли. Я - первооткрыватель. Я создал нечто новое, то, чего до меня не было, - компьютерную модель человеческих отношений. Семейные связи, симпатии и антипатии, деловые контакты... все мы так или иначе связаны друг с другом и составляем единое целое... И все это у меня здесь, в памяти машины.

Глаза Парминтера сияли. Он протянул руку под стол, и что-то зашелкало - очевидно, включался компьютер.

Рипли стал потихоньку пятиться, в то же время отвлекая Парминтера разговором о его детище.

- Хрустальный шар как-то не к месту. По-моему, это из арсенала гадалок.

Парминтер хрипло хохотнул.

- Вовсе нет. Считается, что он служит фокусом для всех видов "сверхъестественных способностей. Да и до того ли будет Мэри, когда она узнает о послании Уилбура?

- Все же мне это не по душе. Рипли уже достиг двери, но голос его от напряжения дрогнул. В тот же миг Парминтер сорвался с места. Хэнк повернулся и побежал, но две большие руки сомкнулись у него на горле и втащили в комнату.

- Мне жаль, - с неуместным участием проговорил Парминтер, - но я не могу допустить, чтобы какой-нибудь несчастный проныра сорвал все мои планы.

- Я буду молчать! - прохрипел Рипли.

- И, разумеется, никакого шантажа?

Парминтер стал сжимать руки. В глазах Рипли затанцевали черные пятна. Он судорожно оглянулся в поисках какого-нибудь оружия. Даже на помочь не позовешь... все равно никто не услышит... никого, кроме сидящих за столом людей...

С и д я щ и х з а с т о л о м л ю д е й?

Парминтер вдруг шумно втянул в себя воздух, и Рипли оказался свободен. Он упал на колени, тяжело дыша и не сводя глаз с неожиданных гостей. За столом сидело около дюжины мужчин и женщин, некоторые - в совершенно старомодной одежде. Их очертания слегка расплывались, словно были размыты по краям.

- Нет! - Парминтер сполз на ко лени рядом с Рипли. - Не может быть! - Он прижал кулаки к дрожащим губам и безумно затряс головой. Один из мужчин за столом указал на Парминтера.

- Ступай сюда, - промолвил он ледяным голосом. - Есть вещи, которые мы желаем знать.

- Сгинь! - простонал Парминтер. - Ты не существуешь.

- Но, мой друг... - Мужчина вышел из-за стола и направился к Парминтеру и Рипли.

Его тело, покрытое рябью, будто колыхалось, глаза зияли черными провалами в иное измерение. Парминтер вскочил на ноги и бросился бежать; хлопнула входная дверь. Рипли и зыбкое видение смотрели друг на Друга.

- Ты! - сказал колышущийся человек. - Ты знаешь, как управлять машиной?

- Я... да, - выдавил Рипли.

- Это хорошо. Пожалуйста, займи свое место за столом.

Рипли встал и механически добрел до огромного стула. Садясь, он заметил, что зыбкие люди смотрят на него скорее с ожиданием, чем с угрозой.

- Настал великий момент, - заявил представитель группы. - Связь между двумя уровнями существования всегда была сложна и ненадежна. Те подлинные медиумы, которые еще живы, столь неэффективны, что на них не стоит тратить время. Трудно вообразить, сколь горько после невероятно трудной материализации, - в его голосе зазвучало раздражение, - увидеть перед собой человека в истерике... Но теперь - наконец! - создана приоткрывающая завесу надежная система. Обмен информацией будет проходить быстро и без осложнений.

- Я...

- Спиритуализм приносит хорошие деньги, - торопливо сказал представитель, и остальные члены группы энергично закивали.

Глядя на них, Рипли подумал о жалкой жизни торговца, и неожиданно решение сформировалось легко и однозначно. Конечно, еще предстоит договориться с Парминтером.

- Я полностью в вашем распоряжении, - объявил он.

- Превосходно! - обрадовался представитель. - Так как я расходовал эктоплазму активнее остальных, то заслужил право первой очереди. Мое имя - Джонатан Мерсер, я жил на углу Десятой и Третьей. Мне хотелось бы узнать, вышла ли моя дочь Эмили замуж за того молодого бухгалтера и добилась ли наконец развода кузина Джейн?

Рипли опустил руки на скрытый под столом пульт и с видом человека, нашедшего свое призвание, начал набирать программу.

Перевел с английского Владимир БАКАНОВ.

Источник : Наука и религия 87 – 1, стр. 32 - 36

OCR - Вл.Янцен, 2001г.

  • Мастера зарубежной фантастики: