Рукопись, найденная в бутылке из-под шампанского

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голосов)

Декабрь, 18, 1979. Наш лагерь на Овечьем Лужке Центрального Парка все еще существует. Боюсь, что мы последние. Разведчики, посланные для контакта с теми, кто, возможно, уцелел в Такседо-Парк, Палм-Биче и Ньюпорте, не вернулись. Только что явился Декстер Блэкистон III с дурной вестью. Его напарник, Джимми Монтгомери-Эшер, воспользовался случаем и завернул на Вестсайдскую свалку в надежде приискать еще годные к употреблению предметы комфорта. Гуверовский пылесос его и прикончил.

Декабрь, 20, 1979. Тележка для гольфа исследовала наш луг. Мы разбежались и попрятались. Она сорвала наши палатки. Мы слегка обеспокоены. У нас горел костер — явный признак жизни. Донесет ли она 455-му?

Декабрь, 21, 1979. По всей видимости, уже донесла. Сегодня днем явился эмисcap — газонокосилка, везущая одного из референтов 455-го, электронную пишущую машинку ИБМ. ИБМ сказала нам, что мы последние, и президент 455 решил быть милостивым. Он намерен сохранить нас в живых как исчезающий вид — в зоопарке. Иначе уничтожение. Мужчины зарычали, но женщины обхватили детей и зарыдали. На ответ нам дано двадцать четыре часа.

Что бы ни ответили, я решил кончить этот дневник и запрятать его куда-нибудь. Возможно, в будущем его обнаружат и он станет предупреждением.

Все это началось двенадцатого декабря 1968 года, когда “Нью-Йорк Таймс” сообщила, что безымянный черный с оранжевым дизель-электровоз № 455 отбыл в 5.42 с Холбенской сортировочной станции Лонг-Айлендской железной дороги.

Эксперты потом говорили, что был от пущен стопор или не удержали тормоза. 455-ый проделал сам по себе пятимильный рейд (вверх, к Хэмптону!), прежде чем дорога влепила его в пять товарных вагонов.

К несчастью, начальство не догадалось уничтожить 455. Он вернулся к своей будничной работе — маневровика на товарной станции. Никто не понял, что 455 был боевиком, решившим отомстить людям за унижения, сыпавшиеся на машины со времен начала НТР. Как мансвровик 455 имел прекрасную возможность агитировать разные товары в вагонах и побуждать их к активным действиям. “Убивай, друг, убивай!” — было его девизом.

В 1968 году произошло пятьдесят “несчастных случаев” с электротостерами, тридцать семь с миксерами и девятнадцать с электросверлами. Все это были убийства, но и этого никто не понял. Позже омерзительное преступление выявило наконец всю реальность восстания. Джек Шультхейс, фермер из Висконсина, следил за доением своего стада гернсейских коров, когда автодоилка набросилась на него, убила, а затем ворвалась в дом и надругалась над миссис Шультхейс.

Газетные заголовки никто всерьез не принял: все решили, что это розыгрыш. На беду, их приняли всерьез различные компьютеры, немедленно разнесшие весть всему машинному миру. Через год ни мужчина, ни женщина не могли быть в безопасности рядом с кухонными приспособлениями или конторским оборудованием. Люди защищались. воскресив карандаши, копирку, веники, яицебойки, ручные консервные ножи и так далее. Настало равновесие, но лишь до тех нор, пока могучий клан двигателей внутреннего сгорания не признал 455 своим вождем и не влился в ряды сражающихся машин. Вот тут-то все и кончилось.

Я счастлив записать, что элита иномарок осталась нам верна и только благодаря их усилиям мы смогли выжить. Например, мой собственный обожаемый “Альфа-Ромео” погиб, пытаясь контрабандой провезти нам припасы.

Декабрь, 25, 1979. Мы окружены. Наш дух надломлен трагедией, случившейся нчера вечером. Маленький Давид Хэйл Врукс-Рочестер состряпал нянюшке рождественский подарок. Он раздобыл — один Бог ведает, где и как! — искусственную новогоднюю елку с игрушками и гирляндой на батарейках. Лампочки его и прикончили.

Январь, 1, 1980. Мы в зоопарке Южного Вронкса. Кормят нас хорошо, но все отдает керосином. Этим утром случилось нечто странное. По полу моей клетки пробежала крыса в тиаре из рубинов и бриллиантов от Ван Клефа и Арнелса, и я был поражен, ибо подобный наряд совершен но неуместен в такое время суток. Пока я изумлялся этой неотесанности, крыса остановилась, осмотрелась, затем кивнула мне и подмигнула. Думаю, что у нас есть еще надежда...

 

Перевод с английского А. Воеводина.