Точка зрения

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)
Обложка: 

Роджер искал отца. Было воскресенье, и в вы­ходной день отцу не полагалось быть на работе, но на всякий случай Роджер хотел убедиться, что все в порядке.
      Обслуживающий персонал Мультивака, гигантского компьютера, с помощью которого решались мировые проблемы, жил в небольшом поселке рядом с ним. Здесь почти все были знакомы друг с другом, и дежу­рившая по воскресеньям вахтерша тотчас узнала Род­жера.
      -- Иди вниз, по коридору "Л", -- сказала она. -- Но твой отец, скорее всего, сейчас очень занят.
      По случаю выходного народу в коридорах было немного, но по голосам, доносившимся из-за дверей, нетрудно было определить, за какими из них работают люди. Роджер заглянул в несколько комнат и наконец увидел отца.

      -- А, Роджер, -- сказал тот, -- боюсь, я занят...
      Выглядел отец так себе, и, судя по голосу, что-то у него не ладилось.
      -- Аткинс, -- вмешался его начальник, -- вы уже девять часов бьетесь над этой проблемой, и пока ника­кого толку. Лучше сходите с ребенком перекусить, вздремните часок и возвращайтесь.
      Предложение явно не вызвало восторга у отца. Ат­мосфера в комнате была напряженной. Роджер слышал, как Мультивак шумел, жужжал, словно бы посмеива­ясь над происходящим.
      -- О'кей, Роджер, пошли, -- отец все же отложил в сторону прибор, известный Роджеру только по назва­нию -- анализатор схем, и добавил: -- Позволим мо­им славным коллегам без меня выяснить, что же здесь не так.
      Отец вымыл руки, и через пару минут они с Родже­ром уже были в буфете за столиком с бутылкой содо­вой, большими гамбургерами и хрустящей картошкой.
      -- Пап, Мультивак все еще не в порядке? -- осто­рожно начал Роджер.
      -- Знаешь, -- невесело ответил отец, -- мы абсо­лютно ничего не нашли.
      -- А по-моему, он работает. Я сам слышал.
      -- Он, конечно, работает, но беда в том, что ответы его не всегда верны.
      Программированием Роджер занимался с четвертого класса и в свои тринадцать лет испытывал порой почти ненависть к этому занятию, мечтая, бывало, о том, что хорошо бы жить в двадцатом веке, когда большинство его сверстников знать не знали, что это за штука -- программирование. Хотя, с другой стороны, знания иногда здорово ему помогали в общении с отцом.
      -- А откуда ты знаешь, что Мультивак делает ошиб­ки, если только ему известны правильные ответы?
      Отец пожал плечами, и Роджер испугался: вдруг отец скажет, что это слишком сложно объяснять. К счастью, у отца не было скверной привычки уходить от ответа.
      -- Сынок, у Мультивака мозг размером с большой завод, но все же не такой сложный, как тот, что здесь, -- он постучал себя по голове. -- Иногда Мультивак выдает такой ответ, что у нас словно бы щелкает в мозгу: "Что-то здесь не так!". Мы запраши­ваем его снова и, представь, получаем совсем другой ответ. Если бы в системах Мультивака был полный порядок, на один и тот же вопрос должен бы последо­вать один и тот же ответ. Раз мы получаем два разных, один из них, естественно, неверный. Весь вопрос в том, какой именно, И еще: мы не знаем, всегда ли мы ловим Мультивак на этом и не пропускаем ли его неверные ответы. Если же это так, то ситуация грозит катастро­фой, которая может отбросить нас лет на пять назад. Что-то неладно с Мультиваком, но что именно, мы никак не поймем. К тому же, нарушения прогресси­руют.
      -- Почему? -- спросил Роджер.
      Покончив с гамбургером, отец принялся за картошку.
      -- Мне кажется, сынок, -- сказал он задумчиво, -- разум Мультивака несовершенен.
      -- Что?!
      -- Видишь ли, будь Мультивак таким же разумным, как человек, мы могли бы поговорить с ним, обсудив все самые сложные проблемы. А если бы его разум был более примитивным, как у обыкновенной машины, лег­че было бы распознать неправильные ответы. Вся беда в том, что он как бы наполовину разумен. Как идиот. Достаточно разумен, чтобы делать ошибки очень сложными способами, но недостаточно умен, чтобы помочь нам понять, в чем же ошибка.
      Он выглядел ужасно озабоченным.
      -- И что прикажете делать? Мы не знаем, как сде­лать его разумнее. Пока не знаем. Но мы не можем себе позволить и упростить его. Мировые проблемы стали очень серьезными, и вопросы, которые мы зада­ем, тоже очень сложны...
      -- А если отключить Мультивак, -- предложил Роджер, -- и капитально его осмотреть?
      -- Проблем накопилось так много, что это невоз­можно. Мультивак должен работать днем и ночью.
      -- Но, папа, если он продолжает делать ошибки, может, все-таки нужно его отключить? Если вы не уверены в ответах...
      -- Не переживай, дружище, -- Аткинс потрепал сына по голове. -- Мы что-нибудь обязательно при­думаем.
      И все же он был очень расстроен.
      -- Давай кончать, и пошли отсюда, -- сказал он.
      -- Но, папа, -- не отступался Роджер, -- даже ес­ли Мультивак разумен наполовину, почему ты думаешь, что он идиот?
      -- Если бы ты знал, каким образом мы подаем команды, ты бы, сынок, не спрашивал.
      -- Пап, а может, вы не правы. Я, например, не такой умный, как ты, но я же не идиот. Может быть, Мультивак вовсе не идиот, а попросту ребенок?
      -- Забавная точка зрения, -- рассмеялся Аткинс. -- Но что это меняет?
      -- Многое. Ты не идиот, поэтому ты не знаешь, как работает мозг у идиота, но я ребенок и, может быть, могу догадаться, как думает ребенок.
      -- Да?.. И как же он думает?
      -- Ты говоришь, что вы заставляете Мультивак ра­ботать сутками. Машина на это способна. Но если вы ребенка заставите часами делать, например, домашнее задание, он быстро устанет и будет делать ошибки, может, даже нарочно. Почему бы Мультиваку не делать перерыв на час, а то и два, для решения собственных проблем и чтобы отдохнуть от ваших? Пусть пошумит и поразвлекается, как ему захочется.
      Отец Роджера глубоко и очень серьезно задумался. Потом достал свой карманный компьютер и просчитал несколько комбинации. Потом еще несколько.
      -- А что, можно попробовать. Если ввести в интег­ральные схемы... интересно... Роджер, может, ты и прав. Лучше двадцать два часа полной уверенности, чем сутки постоянных сомнений.
      Он оторвался от компьютера и вдруг спросил Родже­ра, словно бы советуясь со специалистом:
      -- Роджер, а ты уверен?
      Роджер был уверен. Он сказал:
      -- Папа, надо же ребенку когда-то и поиграть.

      2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского