ЭВЕРЕСТ

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)
Обложка: 

В 1952 году [рассказ опубликован до того, как в 1953 году был впервые покорен Эверест] готовы были уже отказаться от подъема на Эверест. Только фотографии не позволяли отказываться.
      Ну, не очень хорошие фотографии: нечеткие, с полосами, но нас интересовали только темные пятна на белом фоне. Эти пятна были живыми существами. Свидетели клялись в этом.
      Я сказал:
      - Что за дьявол, уже сорок лет говорят о живых существах, которые встречаются на склонах Эвереста. Пора что-то с этим делать.

      Джимми Роббонс (прошу прощения, Джеймс Абрам Роббонс) был одним из тех, кто убедил меня. Он помешан на альпинизме. Он все знает о тибетцах, которые не приближаются к Эвересту, потому что это гора богов. Он может перечислить на память все загадочные человекоподобные следы, даже замеченные на снегу на высоте в двадцать пять тысяч футов. Он наизусть помнит все рассказы о тощих и высоких живых существах, которые носятся по ущельям выше последнего лагеря; его со страшным трудом умудряются разбить альпинисты.
      Приятно иметь такого энтузиаста в главном комитете по изучению Земли.
      Последняя фотография, однако, добавила силы его словам. Вряд ли можно подумать, что на ней люди.
      Джимми сказал:
      - Послушайте, босс, дело не в том, что они здесь, а в том, что они так быстро двигаются. Посмотрите на эту фигуру. Она размазана.
      - Могла повернуться камера.
      - Тут крутой утес. И люди клянутся, что эта штука быстро двигалась. Каким должен быть метаболизм, чтобы бежать при таком количестве кислорода? Послушайте, босс, поверили бы вы в глубоководных рыб, если бы не видели их сами? Рыбы ищут новые ниши в окружающей среде, которые смогут заселить, и уходят все глубже и глубже и однажды обнаруживают, что не могут вернуться. Они так сильно адаптировались, что могут жить только под многотонным давлением.
      - Ну...
      - Черт побери, неужели вы не можете применить это и здесь? Какие-то существа вынуждены подниматься в гору. Они постепенно привыкают к разреженному воздуху и низким температурам. Могут питаться мхом или редкими птицами, точно так же, как рыба постепенно отказывается от верхней фауны, медленно опускаясь вниз. И вот однажды они обнаруживают, что не могут спуститься. Я не говорю, что это люди. Могут быть серны, горные козлы, барсуки или что угодно.
      Я упрямо ответил:
      - Свидетели говорят, что они отдаленно напоминают людей, а следы, несомненно, подобны человеческим.
      - Или птичьим, - сказал Джимми. - Невозможно решить.
      Вот тогда я и сказал:
      - Пора что-то с этим делать.
      Джимми пожал плечами и ответил:
      - Уже сорок лет пытаются подняться на Эверест. - И покачал головой.
      - Ради Бога, - сказал я. - Все вы, альпинисты, свихнувшиеся. Вас не интересует вершина. Вам нужно подняться на нее определенным путем. Пора перестать дурачиться с пиками, лагерями, веревками и прочими принадлежностями Джентльменского клуба, который каждые пять лет посылает в горы новых сосунков.
      - К чему вы ведете?
      - Самолет изобрели в 1903 году, знаешь ли.
      - Пролететь над Эверестом! - Он сказал это так, как английский лорд говорит "Охотиться на лису!", а рыболов: "Насадить червяка!"
      - Да, - ответил я, - пролететь над Эверестом и опустить кого-нибудь на вершину. Почему бы и нет?
      - Он там долго не проживет. Тот парень, который спустится, я хочу сказать.
      - А почему бы и нет? - снова спросил я. - Можно сбросить припасы и кислородные баки, а парень будет в космическом костюме. Естественно.
      Потребовалось время, чтобы договориться с Воздушным Флотом, а к этому времени Джимми Роббонс настолько свихнулся, что решил добровольно отправиться на вершину Эвереста.
      - В конце концов, - почти шепотом сказал он, - я буду первым человеком, вступившим на нее.

      Это начало рассказа. Сам же рассказ гораздо проще и требует всего нескольких слов.
      Самолет прождал две недели лучшего времени года (для Эвереста, разумеется), пока не дождался относительно летной погоды, и вылетел. Получилось. Пилот сообщил по радио, как выглядит с высоты вершина Эвереста, а потом описал, как выглядел Джимми Роббонс, когда его парашют становился все меньше и меньше.
      Потом снова началась буря, и самолет с трудом вернулся на базу. Потребовалось ждать еще две недели, пока установится погода.
      И все это время Джимми провел в одиночестве на крыше мира, а я презирал себя как убийцу.
      Две недели спустя самолет отправился на поиски его тела. Не знаю, зачем это, но таков человек. Сколько погибло в последней войне? Кто может сосчитать? Но деньги не считают, когда нужно спасти одного или даже просто вернуть его тело.
      Тело не нашли, но увидели дымовой сигнал; он поднимался вверх, и его уносил ветер. Спустили кошку и подняли Джимми, по-прежнему в космическом скафандре. Выглядел он как из ада, но, несомненно, был жив.

      Постскриптум к этому рассказу связан с моим посещением больницы на прошлой неделе. Джимми поправляется очень медленно. Доктора говорят шок, они говорят истощение, но глаза Джимми говорят гораздо больше.
      Я сказал:
      - Джимми, ты не стал говорить с репортерами, отказался говорить с правительством, но со мной ты можешь поговорить?
      - Мне нечего сказать, - прошептал он.
      - Конечно, есть, - возразил я. - Ты две недели в бурю прожил на вершине Эвереста. Ты не мог этого сделать, у тебя не хватило бы припасов. Кто тебе помог, Джимми, мальчик?
      Вероятно, он знал, что меня обмануть не сможет. Или ему хотелось с кем-то поделиться.
      Он сказал:
      - Они разумны, босс. Сжимали для меня воздух. Установили небольшой блок питания, чтобы у меня было тепло. Устроили дымовой сигнал, когда заметили возвращающийся самолет.
      - Понятно. - Я не хотел торопить его. - Мы так и думали. Они приспособились к жизни на Эвересте. И не могут спуститься вниз.
      - Не могут, А мы не можем подняться. Даже если погода будет благоприятная, они нас остановят.
      - Но они, похоже, не злые существа. Зачем им нам мешать? Тебе ведь они помогли.
      - У них нет ничего против нас. Они разговаривали со мной. Телепатия.
      Я нахмурился.
      - Ну, тогда...
      - Но они не хотят общаться с нами. Они за нами наблюдают, босс. Вынуждены. У нас есть атомная энергия. Вот-вот появятся космические корабли. Они обеспокоены. И Эверест единственное место, на котором они могут жить.
      Я нахмурился сильнее. Он вспотел, и руки его дрожали.
      Я сказал:
      - Спокойней, парень. Спокойней. Кто эти существа?
      И он ответил:
      - А кто же может на всей Земле жить только в разреженном воздухе и холоде Эвереста? В этом-то все дело. Они не с Земли. Они марсиане.
      Вот и все.