ОПЕРАЦИЯ "РОК-Н-РОЛЛ"

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.3 (3 голосов)

   Возвращение сознания было похоже на рассвет.
    В рассеивающейся мгле проступали неясные контуры каких то образов, не связанных с конкретными представлениями. Это был странный, отвлеченный мир, в котором не было ни прошлого, ни настоящего.
    Где-то на пороге сознания рождалась мысль.
    "Жив!" — подумал Беллард, лежа с закрытыми глазами. Он ощущал свое тело, как бы погруженное в горячую ванну, чувствовал на лице тепло от заливающего его мощного источника света, видного даже через закрытые веки.
    Он мучительно пытался вспомнить, что произошло.
    Конечно, это была автомобильная катастрофа. Было безумием садиться за руль после такого количества виски. Как это получилось? Он пытался обогнать "паккард", идущий на сумасшедшей скорости, и тут выскочил этот грузовик с потушенными фарами. Первый раз в жизни он по-настоящему растерялся. Алан Беллард — Космонавт с Железными Нервами вел себя как сопливый юнец. Резко взял влево, испугался столкновения с "паккардом" и, решив обойти грузовик справа, выскочил прямо ему под бампер. Конечно, виновато виски. Фреди напоил его до такого состояния, что глупо было садиться за руль. Сам Фреди способен пить сколько угодно. Пожалуй, это единственное, что умеет делать по-настоящему генерал Фред Гроуз. Еще в летном училище он этим славился. Летчик он паршивый. Хорошо делать карьеру, когда папаша миллиардер. В тридцать шесть лет генерал, начальник Управления Космических Исследований! Черт его знает, почему так жжет все тело! Боли нет, только жжет.
    Беллард попытался пошевелить правой рукой. Рука бездействовала. Столь же безуспешной оказалась попытка пошевелить пальцами ног. Он осторожно пробовал вызвать хоть какое-то движение в своем теле, которое хорошо ощущал, но оно ему не подчинялось.
    Неужели паралич? Он чувствовал, как его лоб покрывается каплями холодного пота. Паралич — это конец всему. Инвалид, навсегда прикованный к постели. Никаких средств к существованию. По контракту с Управлением Космических Исследований он или его семья могли рассчитывать на пенсию только в случае аварии при выполнении задания. Совершенно очевидно, что он от них не получит ни гроша. Сколько у него денег в банке? Во всяком случае не больше двух тысяч долларов. Половина из них уйдет на оплату счета больницы. Остального не хватит и на несколько месяцев самой скромной жизни. Как глупо, что они с Мери ничего не откладывали. Он зарабатывал не так уж мало. Мери всегда тревожилась о будущем, но он ее успокаивал. Говорил, что контракт с Управлением Космических Исследований надежнее любого страхового полиса. Что бы с ним ни случилось, она и девочки будут обеспечены. Трудно было предположить, что опасность подстерегает не в космосе, а на автомобильном шоссе.
    Беллард открыл глаза. Сначала ему показалось, что его голова погружена в воду. Затем он понял, что на нем прозрачный шлем. Над ним стояли склонившись Фред Гроуз и человек с лошадиной челюстью. Оба были в белых халатах.
    — Алан, дружище, как вы себя чувствуете?
    Голос Гроуза казался странно приглушенным. Алан беззвучно пошевелил губами.
    — Не беспокойтесь, старина! — Фреди нагнулся к самому лицу  Алана.
    — Я забыл, что вы еще не можете говорить. Вы были очень изувечены, но даю вам слово, что все будет в порядке. Важно, что вы живы. Морлоу проделал чудо. Двенадцать суток он и его ассистенты держали вас в охлажденном состоянии на операционном столе. Он утверждает, что теперь вы даже сможете летать. Не правда ли, профессор?
    Человек с лошадиной челюстью молча кивнул головой. Все его внимание было поглощено стрелками каких-то приборов.
    — Во всяком случае, Алан, — продолжал Фреди, — вы останетесь на службе в Управлении. Мы взяли на себя все расходы по лечению. Мери и девочки здоровы. Главное — ни о чем не беспокойтесь.
    — Сейчас мы вас усыпим на длительный срок, — сказал Морлоу. — Вы проспите не менее десяти суток. После пробуждения вы сможете двигаться и разговаривать. Введите снотворное, Симпсон! — обратился он к кому-то находящемуся вне поля зрения Алана.
    Беллард проснулся от нестерпимой, пульсирующей боли в висках.
    — Слишком большое давление, Симпсон, — услышал он голос Морлоу и открыл глаза. Он увидел маленького, горбатого человечка, возившегося у доски с приборами.
    — Он уже просыпается. Можно уменьшить в два раза, — сказал человечек, вращая рукоятки на щите.
    Боль в висках сразу прошла.
    — Включите речь, — сказал Морлоу Симпсону. — Как вы себя чувствуете, Беллард?
    — Что со мной?
    Алан не узнал своего голоса. Низкий, рокочущий бас проникал откуда-то снаружи внутрь шлема, надетого на его голову.
    — Измените тембр, Симпсон, — сказал Морлоу горбуну. — Сейчас генерал Гроуз вам все расскажет. Пожалуйста, мистер Гроуз!
    — Слушайте, Алан, — услышал Беллард голос Гроуза, — мы будем говорить с вами об очень серьезных вещах. Не все будет приятным. Ведите себя как мужчина.
    — Говорите скорее, что со мной? — Алану показалось, что его голос воспроизводится магнитофоном, стоящим где-то рядом.
    — Теперь лучше, Симпсон, — сказал Морлоу. — Я вам уже говорил, — продолжал Гроуз, — что грузовик вас совершенно изувечил. То, что подобрали на шоссе, по существу говоря, было вашим трупом. Если вы сейчас живы, то благодарить за это должны в первую очередь Морлоу. Он вас полностью протезировал. Говоря откровенно, от прежнего Алина Белларда осталась только голова. Все остальное — это протезы, управляемые биотоками вашего мозга. Больше того: у вас нейлоновое сердце, питающее мозг синтетическим раствором, содержащим питательные вещества, вместо легких — искусственные жабры из пористого материала с запасом жидкого окислителя, а говорите вы при помощи динамика, преобразующего электрические импульсы в нервных волокнах, управляющих у обычных людей голосовыми связками. Электромагнитные мышцы вашего тела питаются от портативных аккумуляторов, нуждающихся в периодической подзарядке.
    Алан почувствовал, как плотный, серый туман окутывает его голову.
    — Нельзя было так сразу, мистер Гроуз! — донесся до него откуда-то издалека голос Морлоу. — Мозг у него настоящий, человеческий. Дайте усиленную порцию окислителя, Симпсон!
    Серый туман быстро рассеялся.
    — Я ведь просил вас быть мужчиной, Алан! — сказал Гроуз.
    — Зачем вам все это понадобилось, Фреди?! — прохрипел динамик.
    — Вы были лучшим летчиком страны и самым многообещающим космонавтом, Ал, но то, на что вы будете способны теперь, превосходит все человеческие возможности. Вам не нужен воздух для дыхания. Вы можете находиться в безвоздушном пространстве. Единственный ваш живой орган — голова — заключен в прозрачный шлем, в котором поддерживается постоянная температура и давление. Для вас не страшны ни космический холод, ни низкие давления, ни ядовитые атмосферы неисследованных планет. Ваш организм способен выдерживать ускорения, недоступные никакому живому существу. Небольшой флакон питательного вещества, которое вы сами можете вводить себе в жидкость, заменяющую кровь, достаточен для поддержания жизни в течение нескольких лет. Хранящийся в вас запас окислителя обеспечит работу мозга на десятилетия. Вам обеспечена фантастически долгая жизнь, так как у вас нет тела и внутренних органов, служащих вместилищем всевозможных болезней. Вы герметизированы в стерильном состоянии. Ни одна бактерия не сможет попасть в ваш мозг. Питательные вещества в вашей крови не содержат компонентов, вызывающих склероз. Вы переживете не только всех нас, но и наших правнуков. Право, Алан, вашей участи могут многие позавидовать.
    — Кончайте этот бред и катитесь к чертовой матери! — крикнул Беллард. — Если в вас сохранилось еще что-нибудь человеческое, не говорите ничего Мери о том, что вы со мной сделали! Никогда, слышите, Фред, никогда я не соглашусь на роль живого автомата! И для меня и для вас будет лучше, если вы сейчас же прекратите эту жалкую пародию на жизнь!
    — Вы напрасно волнуетесь, Алан, — насмешливо ответил Гроуз. — С Мери мы виделись последний раз пятнадцать дней тому назад, на ваших похоронах Она была так расстроена, что приняла довольно грубо сделанный муляж за вашу настоящую голову. Никаких дополнительных сведений о вас я не собираюсь ей сообщать. Впрочем, если мы с вами уже заговорили о миссис Беллард, то давайте выясним все, что ее касается. Вы помните условия нашего контракта? Ваша смерть последовала от автомобильной катастрофы. Следствием установлено, что вы управляли машиной в пьяном виде. Рассчитывать вашей семье на пенсию не приходится. Могу вам сообщить, что Мери с девочками пришлось переехать к отцу, так как купленный вами в рассрочку дом полностью не оплачен. Сомневаюсь, чтобы скромного заработка почтальона хватило на содержание дочери и двух внучек. Теперь, Алан, бросьте валять дурака и давайте говорить серьезно. Мы предлагаем вам остаться на службе в Управлении Космических Исследований. Ваш заработок под видом пенсии будет выплачиваться вашей семье. В случае вашей гибели семья будет продолжать получать эти деньги. Согласитесь, что мы идем на большие жертвы. Ведь придется затратить еще уйму времени и труда, прежде чем из вас сделают опять космонавта.
    — Сволочь!
    — Подумайте тщательно, Алан.
    — Пожалуй, на сегодня достаточно, мистер Гроуз, — пробурчал Морлоу.
    — Думаю, что завтра вы будете умнее, Алан, — сказал. Гроуз, выходя из комнаты.
    Очевидно, Белларду снова дали снотворное, так как он сразу уснул.
    — Вот видите, Алан, вы подумали и согласились. Не правда ли, сегодня все представляется не в таком мрачном свете, как вчера?
    — Вы меня к этому вынудили самым подлым способом.
    — Ничего, еще будете благодарить меня. В общем, ведь вам здорово повезло! Мало того, что мы воскресили вас из мертвых, мы вам предоставили такие возможности, о которых простые смертные не смеют и мечтать. Конечно, сна чала предстоит длительная тренировка. Многому вам придется учиться заново. Теперь с вами займется Морлоу, не буду мешать. Желаю успеха!
    Гроуз помахал рукой и скрылся из поля зрения Алана.
    — Начнем ознакомление с вашим новым организмом, — сухо сказал Морлоу. — Ваша голова и спинной мозг заключены в прозрачный герметический контейнер, заполненный специальной жидкостью. В этом же контейнере помещено искусственное сердце и нейлоновые артерии. В стенках контейнера имеются две пористые диафрагмы — искусственные жабры. Одна из диафрагм сообщает кровеносную систему с окислителем, а другая — с жидкостью для поглощения углекислоты. Жабры работают по принципу регулируемой электролитической диффузии. Индукционные токосъемники для снятия биотоков, управляющих движением тела и речью, подведены к нервным окончаниям, плавающим в жидкости контейнера. Внутри контейнера автоматически поддерживается постоянная температура и давление. Глазные яблоки прикрыты тонкими линзами, обеспечивающими нормальное зрение в жидкости и не мешающими движению век. В брюшной полости расположены аккумуляторы, служащие источником мышечной энергии и электромагнитного привода сердца. Питание током сердца и системы поддержания нормальных условий в контейнере производится от автономных аккумуляторов, рассчитанных на более длительный срок работы без подзарядки, чем аккумуляторы мышечной системы. Питательная жидкость, окислитель и поглотитель углекислоты заливаются через специальные горловины, снабженные биологическими фильтрами и системой радиационной биологической защиты.
    Вот в общих чертах основные элементы вашей конструкции. Впоследствии вам предстоит изучить ее более подробно. Сейчас мы включим питание мышечной системы и проверим моторные реакции. Поднимите правую руку.
    Металлическая рука взметнулась вверх и со стуком опустилась где-то за головой Белларда.
    Морлоу и Симпсон приподняли Алана за плечи и придала ему сидячее положение, уперев во что-то спиной.
    Беллард впервые увидел свое новое тело, состоящее из шарнирных механизмов, обтянутых прозрачной пластмассой.
    — Уменьшите коэффициент усиления, Симпсон! — сказал Морлоу. — Вот так. Теперь попробуйте, Беллард, снова. Постарайтесь удержать руку на уровне плеча.
    Рука повисла в воздухе, но удержать ее на месте не удавалось.  Она то опускалась вниз, то поднималась кверху.
    — Я вам говорил, что эта схема обратной связи ни к черту не годится? — раздраженно сказал Морлоу, обращаясь к Симпсону.
    Горбун пожал плечами.
    — Мы стремились ускорить переходные процессы и попали в астатический режим Сейчас я добавлю сопротивление, — сказал он, беря паяльник.
    Потянулись длинные и утомительные дни тренировок. Беллард не подозревал раньше, что можно так уставать, не совершая никакой мышечной работы.
    Утро начиналось с гимнастики. На занятиях присутствовали Морлоу и Симпсон. Первые дни они несколько раз перепаивали схему. Иногда появлялся Гроуз. Он был насмешливо вежлив с Аланом и, уходя, каждый раз поздравлял его с достигнутыми успехами.
    Наконец настал день, когда Беллард выполнил заданную программу упражнений без замечаний. Даже желчный Морлоу не скрывал своего удовлетворения.
    — Завтра снова начнете учиться летать, — сказал он, хлопнув Алана по плечу.
    Занятия начались в тренажере. Сначала отрабатывались элементы взлета и посадки. Постепенно программа усложнялась. Фигуры высшего пилотажа, выходы из штопора, пикирование на цель были подчинены основной задаче — выработке моторных реакций в условиях больших ускорений. Эти занятия чередовались с выполнением навигационных расчетов при вращении на центрифуге, гимнастикой в вакуум-камере и резко меняющихся температурных условиях.
    Беллард жил в маленькой комнате, примыкающей к лаборатории Морлоу. В этой комнате, кроме письменного стола к стула, не было никакой мебели. Новый организм Белларда почти не нуждался в сне. Один раз в сутки он ложился на пол, выключая блок питания мышечной системы и закрывал глаза. Час полусна-полудремоты полностью восстанавливал его силы.
    Он никогда не испытывал настоящего чувства голода, но первое время несуществующий желудок давал о себе знать. Во время коротких сеансов сна Алана мучили видения шипящих на сковороде бифштексов, сочных, ароматных плодов и бокалов с коктейлями. Он просыпался с полным ртом слюны. Со временем неудовлетворяемая тоска по пище прошла, однако он никогда не переставал ощущать свое старое, уже не существующее тело. Особенно досаждало ему ощущение судороги в пальцах ног. Иногда нестерпимо чесалась спина.
    Беллард был полностью изолирован от людей. Кроме Морлоу, Симпсона и — изредка — Гроуза, он никого не видел. Он очень тосковал по жене и детям, но Гроуз неохотно говорил с ним на эту тему.
    — Они вполне обеспечены пенсией, которую мы им выплачиваем, регулярно посещают вашу могилу, и, право Алан, чем меньше вы будете о них сейчас думать, тем успешнее пойдут ваши тренировки, — раздраженно прервал он однажды расспросы Алана.
    Как-то в разговоре с Морлоу, Беллард сказал, что с удовольствием читал бы газеты и слушал радио.
    — Без разрешения Гроуза я этого сделать не могу, — ответил Морлоу, бросив внимательный взгляд на Алана, и вышел из лаборатории.
    Минут через двадцать появился взбешенный Гроуз.
    — Пора нам с вами поговорить по-настоящему! — сказал он, усаживаясь на единственный стул в комнате Алана. — Надеюсь, вы понимаете, что мы вас воскресили из мертвых не для того, чтобы тешить самолюбие Морлоу, дав ему возможность создать механическую игрушку.
    Вас готовят к выполнению чрезвычайно важного задания, для которого требуется не только тренировка вашего тела, но и психологическая подготовка. Вы мертвы для всего, что существует на Земле, и все земное должно перестать для вас существовать. Вам придется длительное время находиться в полном одиночестве, довольствуясь обществом автоматов. Для того чтобы успешно выполнить задание, вы должны раз навсегда себе внушить, что представляете собой точно такой же автомат, только с более сложной системой управления. Иначе у нас с вами ни черта не получится!
    — О каком задании вы говорите? — спросил Алан.
    — Ну что ж! — сказал после небольшого размышления Гроуз. — Очевидно, настало время и об этом поговорить. Вам будет поручена совершенно секретная операция "Рок-н-ролл". Это — зашифрованное название подготовляющейся организации военной ракетной базы на Луне. Об этой операции знают всего несколько человек. База будет полностью автоматизирована, и управление ею будет производиться с Земли. Вы должны доставить на Луну основное оборудование, смонтировать и наладить его. Для строительных работ у вас будет двенадцать роботов, управляемых на расстоянии вашими биотоками. Система телеуправления разработана Морлоу. Завтра Симпсон ее в вас вмонтирует. После окончания строительных и монтажных работ управление базой перейдет к Элизабет, а вам будет дано новое задание.
    — Кто такая Элизабет? — спросил пораженный Беллард.
    — Элизабет — это универсальная счетно-решающая машина с приборами управления стрельбой. Смотрите, не заводите с ней шашни, она дама серьезная, хотя в вашем положении особенно разборчивым быть не приходится, — захохотал Гроуз.
    На следующий день Симпсон велел Алану лечь на стол, распотрошил ему внутренности и вмонтировал в него систему микроскопических антенн телеуправления роботами.
    Теперь рабочий день Белларда был уплотнен до предела. Наряду с непрерывно усложняющимися тренировками начались занятия по изучению схем Элизабет и управлением роботами.
    Роботы оказались небольшими, человекообразными механизмами, размерами с небольшую обезьяну. Они послушно копировали каждое движение Алана. После нескольких дней тренировки ему уже не нужно было выполнять те движения, которые требовались от роботов. Белларду достаточно было, выключив питание собственной мышечной системы, мысленно представить себе, что он ходит, как все роботы начинали маршировать в заданном направлении.
    Наряду с огромной физической силой роботы обладали удивительной способностью выполнять самую тонкую работу. Для проверки их функциональных возможностей Морлоу как-то заставил Алана рисовать. Снабженные карандашами и бумагой роботы, расположенные за лабораторным столом, на расстоянии нескольких метров от Белларда, одновременно с ним закончили работу. При сличении рисунков они оказались абсолютно идентичными. Морлоу был в восторге.
    Прошло шесть месяцев со дня воскрешения Белларда. Его уже два раза возили на секретный ракетодром для тренировочных полетов в баллистической ракете в верхние слои атмосферы.
    Траектории полетов были рассчитаны таким образом, что контейнер с Аланом после катапультирования падал в океан. Специальный корабль, патрулировавший в месте приземления, доставлял контейнер на секретную базу, где он погружался в автофургон. Только после доставки контейнера в лабораторию Гроуз и Морлоу извлекали из него Алана.
    Однажды вечером Морлоу зашел в комнату Алана и велел ему следовать за собой. Они прошли через лабораторию в длинный коридор, в котором Алан никогда не был. Морлоу открыл обитую черной кожей дверь и жестом пригласил Алана войти.
    В глубине комнаты, развалясь в низком кресле, сидел Гроуз с сигарой в зубах.
    — Садитесь, Алан! — небрежно бросил он Белларду, показывая на второе кресло.
    Морлоу вышел, прикрыв за собой дверь.
    — Ваш вылет, Беллард, назначен через десять дней. Сегодня я хочу более подробно ознакомить вас с намеченной операцией.
    Вы вылетаете на многоступенчатой ракете, управление которой вам уже известно. С навигационными данными, необходимыми для полета, вас ознакомят завтра. На борту у вас будет Элизабет. Ее пришлось разобрать на несколько частей и упаковать в амортизирующую тару. Сразу же после посадки на Луне вы приступите к монтажу. Это — основная задача. Без Элизабет вам ничего не удастся сделать. Телеуправление автоматических ракет, на которых будут доставлены вам роботы и все оборудование базы, настроено на ее волну. Элизабет будет управлять посадкой ракет, производя все необходимые расчеты на месте. Кроме того, ее атомные батареи будут обеспечивать подзарядку ваших аккумуляторов. Роботов она тоже будет подзаряжать по мере надобности.
В ракете очень мало места, поэтому для себя вы возьмете только запас питательной жидкости, окислитель, поглотитель углекислоты и небольшой ящик с вашими запчастями.
    Радиосвязь со мной будете поддерживать через радиостанцию Элизабет. Связь будет осуществляться на остро направленной волне, точно по расписанию, указанному в инструкции, которой вас снабдят.
    Вооружение базы будет состоять из тридцати космических ракет. Термоядерные боеголовки к ним будут доставлены в специальном контейнере. Вам с роботами останется только установить их на место. Особое внимание обратите на укрытие Элизабет и ракет от возможного поражения их метеоритами. Впрочем, все это подробно указано в составленной для вас инструкции. После того как будут определены точные координаты расположения ракет, вам сообщат данные по целям, для ввода их в программу Элизабет. Команды для стрельбы она будет получать непосредственно с Земли.
    — Вы говорите так, как будто вопрос о начале военных действий уже решен, — прервал его Алан. — Неужели, Фреди, вы серьезно думаете, что кто-нибудь собирается на нас нападать?
    — С тех пор как вы умерли, Алан, в мире произошло много событий. Я не думаю, чтобы война разразилась очень скоро, однако нужно быть ко всему готовыми.
    Теперь слушайте меня внимательно: ни одна живая душа не должна знать о существовании базы. Сейчас Луна — это лакомый кусок. Не исключена возможность появления на ней исследовательских экспедиций других стран. При посадке любого космического корабля, наши ракеты должны быть немедленно взорваны. Для этого вам нужно только нажать красную кнопку на панели Элизабет.
    — И в этом случае, Фреди?..
    — И в этом случае, Алан, вы умрете второй раз, а ваша семья будет получать пенсию уже на законном основании. Все в точном соответствии с контрактом, — сказал Гроуз, вставая с кресла.
 

    Космический корабль содрогнулся от последней вспышки тормозного двигателя и сел на выпущенные амортизаторы.
    Беллард перевел рычажок мускульного усиления на лунное тяготение, отстегнул ремни и нажал кнопку. Овальный люк медленно пополз вверх.
    Взору Алана открылись отвесные скалы, окружающие площадь в несколько квадратных километров.
    Яркий голубой свет Земли освещал причудливые изломы скал, переливаясь в толстом слое пыли, покрывающей лунную поверхность.
    Алан опустил трап, взвалил на плечи один из ящиков и спустился с ним вниз.
    Полное безмолвие царило в лунном мире.
    В нескольких десятках метров от корабля виднелась нависшая скала, которую можно было использовать как естественное укрытие для Элизабет. Перетащив туда все ящики, Беллард приступил к монтажу машины.
    Уроки Симпсона не пропали даром. Через несколько часов на панели Элизабет зажегся зеленый сигнал. Алан взглянул на хронометр. До сеанса радиосвязи оставалось ждать около часа. Беллард направился к кораблю. Нагнувшись, он вытащил из-под сиденья небольшой пластмассовый ящик с надписью: "запасные части Белларда" — предмет особой гордости Морлоу.
    "Полная взаимозаменяемость. Нужно только смыть спиртом слой консервирующей смазки и смело ставьте на место, без всякой подгонки", — вспомнил он наставления профессора.
    В ящике были аккуратно уложены две руки с плечевыми суставами, коленная чашечка, ступня, флакон со спиртом и три платиновых сосуда с окислителем, питательной жидкостью и поглотителем.
    Сунув ящик под мышку, Алан направился к Элизабет.
    — Олимп! Олимп! Я — Черепаха! — твердил он позывные Гроуза через усилитель Элизабет, соединенный проводом с его динамиком.
    — Хелло, Беллард! — услышал он голос Фреда у себя в шлеме — Надеюсь, что у вас все благополучно. Включите Элизабет на подачу непрерывных сигналов. Сейчас мы будем пеленговать ее координаты. Завтра сеанс связи в назначенное время.
    Потянулись дни полного безделья. Алан лежал рядом с Элизабет, выключив двигательную систему, не отрывая взгляда от огромного диска Земли в небе. Больше всего его томила тишина. Он с нетерпением ждал сеансов связи, но Гроуз каждый раз бывал очень краток. Несколько вопросов, пожелание удачи, и снова Алан погружался в мир безмолвия.
    Наконец Фред сообщил о старте первого корабля с роботами.
    Элизабет первая обнаружила приближающуюся ракету. На ее панели с бешеной скоростью начали вспыхивать сигналы. Беллард понял, что она взяла на себя управление посадкой.
    Вскоре Алан уже бежал к покачивающемуся на амортизаторах кораблю. В нем оказалось шесть роботов. Беллард обрадовался им как старым друзьям. Теперь одиночество уже не казалось ему таким мучительным.
    Через сутки прибыла вторая партия роботов, и закипела работа. Роботы при помощи аммонала взрывали скалы, подготовляя стартовые туннели для ракет. Работы велись днем и ночью. Гроуз ежедневно требовал сведения о ходе подготовки к приему боевых ракет.
    Наконец туннели были окончены, и настала страдная пора для Элизабет. Тридцать боевых космических ракет приземлились с интервалами в два часа. Ракеты сейчас же перетаскивались роботами в предназначенные для них туннели. Последним прибыл корабль, несущий контейнер с боевыми головками.
    Вскоре настал день, когда Алан смог доложить Гроузу об окончании всех работ по организации базы. Все ракеты находились на своих местах, снаряженные боеголовками. От каждой ракеты к Элизабет тянулось два кабеля: один для управления стартовым устройством, а другой для взрыва боеголовок.
    — Молодчина, Алан! — сказал Гроуз. — Вы отлично справились с заданием. Записывайте теперь координаты целей. Вам нужно перенести их на перфокарту и ввести в программное управление Элизабет. Завтра доложите о выполнении.
    Алан перечитал записанные им под диктовку Гроуза колонки цифр и не поверил своим глазам. Зажав в руке листок с координатами, он бросился бегом к кораблю, доставившему, его с Элизабет на базу.
    Он яростно выбрасывал из ящика с навигационными пособиями все, что там находилось, пока не нашел карты земной поверхности. Достаточно было беглого взгляда, чтобы убедиться в правильности возникших у него подозрений. По мере того как он отмечал карандашом продиктованные ему цели, картина приобретала жуткую реальность.
    Беллард вылез из кабины и быстрым Шагом направился к Элизабет. Через несколько минут кабели управления стартовыми устройствами были отключены от контактных колодок машины.
    Его вывел из состояния длительного оцепенения мигающий сигнал на панели Элизабет. Алан встал и подключился к радиостанции.
    — Беллард, Беллард! — услышал он голос Гроуза. — Какого черта вы не отвечаете на вызов?!
    — Я слушаю.
    — Почему Элизабет подает тревожный сигнал неисправности кабельной сети? Нет подтверждающего сигнала о введении программы управления стрельбой. Что вы там делаете, будьте вы прокляты?!
    — С координатами вышла какая-то ошибка. Я их проверил по картам. Добрая треть ракет нацелена на американские города. Остальные координаты рассчитаны на бомбардировку столиц всех крупных государств. Ни одного военного объекта, только населенные пункты. Ради бога, Фред, объясните, в чем дело! Я не могу ввести такую программу в Элизабет! Ведь достаточно какому-нибудь ослу в Пентагоне нажать кнопку, как на всем Земном шаре начнется кромешный ад!
    Алан услышал проклятье, сорвавшееся у Гроуза. Потом надолго наступила тишина.
    — Слушайте, Ал! — голос Фреда звучал в шлеме Белларда тихо и вкрадчиво. — Я не мог вам на Земле объяснить все подробно. Пентагон тут ни при чем. Они, конечно, знают об организации базы, финансируют ее, но в план "Рок-н-ролл" они не посвящены. Постарайтесь меня хорошенько понять. Наша планета нуждается в коренной перестройке. На ней слишком много людей. Головки наших ракет снабжены кобальтовыми оболочками, способными на много лет отравить атмосферу Земли радиоактивными осадками. Сейчас заканчивается строительство подземных дворцов, в которых тысяча специально отобранных счастливцев проведут десять безмятежных лет, пока уровень радиации не упадет до величины, позволяющей начать новую жизнь на поверхности Земли. Даю вам слово, Алан, что ваша семья будет включена в списки избранных.
    — Вы, очевидно, пьяны, Фреди, или сошли с ума! Я никогда не допущу мысли, чтобы президент мог пойти на такую низость!
    — Поймите, Алан, что президент — это такой же архаизм, как и выродившееся понятие демократии. В плане "Рок-н-ролл" действуют люди, перед которыми президент не более чем жалкая букашка. В таких делах с ним не считаются. В новом обществе все будет устроено иначе. Мы создадим подлинный рай на Земле. Тысяча счастливцев будет обслуживаться пятью тысячами живых автоматов вроде вас. Уже полным ходом работает подземная фабрика Морлоу по производству врачей, парикмахеров, поваров, музыкантов — всего, что понадобится для комфорта оставшихся в живых. Морлоу для этой цели пришлось опустошить половину моргов страны. Мы будем иметь послушную армию слуг, которые никогда не будут бунтовать. Небольшая мозговая операция — и гарантировано полное послушание. Это новое изобретение Морлоу. Мы никогда больше не допустим бесконтрольного размножения человечества. Будет введено строгое регулирование рождаемости. Все излишки будут отправляться на фабрику Морлоу. Мы о вас не забудем, Алан. Через несколько лет вам забросят горючее, и вы вернетесь на Землю. Мы вас назначим командующим живыми автоматами. Вы получите неограниченную власть. Я понимаю, что все это для вас совершенно неожиданно. Подумайте хорошенько! Подумайте о том, что вас ожидает в случае невыполнения распоряжения. Элизабет не будет вас подзаряжать до получения сигнала с Земли. Скоро аккумуляторы мышечной системы разрядятся, и вы превратитесь в груду металлического лома с живым мозгом. Бесконечно долго будет длиться эта агония, пока не иссякнут источники питания сердечно—сосудистой системы. Подумайте, наконец, о своей семье! Даю вам сутки отдыха на размышление, тем более что завтра рождество. Послезавтра жду вашего сообщения о введении программы в Элизабет. До скорой встречи в эфире, дружище! Желаю веселой елки! Смотрите не напивайтесь со своими роботами!
    Алан отключил провод связи и некоторое время неподвижно стоял, устремив взгляд в сияющий диск Земли. Затем он нагнулся, поднял огромный обломок скалы и шагнул к Элизабет.
    — Получай, шлюха! Впрочем, нет... — пробормотал он, отбрасывая камень в сторону. — Ты еще мне сегодня понадобишься.
    Двенадцать неподвижных роботов бесстрастно наблюдали эту сцену. Алан подошел к ним и включил на себе тумблер дистанционного управления.
    — Ребята! Генерал Гроуз в честь наступающего рождества разрешил нам сутки отдыха. Правда, за это время мы еще должны кое о чем подумать, но это уже несущественно. Приглашаю вас всех на елку. Вам придется помочь мне ее украсить.
    Через два часа Алан выстроил роботов у подножия высокой скалы Мощный прожектор, снятый с Элизабет и укрепленный на вершине, заливал площадь цирка ярким светом. На выступах скалы были укреплены боеголовки, снятые с ракет. От каждой из них тянулся кабель к контактным колодкам Элизабет.
    Беллард, тщательно осмотрев проводку, подошел к роботам.
    — Гарнизон Лунной Базы! Поздравляю вас с наступающим рождеством! Благодарю вас от лица службы за отлично выполненное задание. Вы прекрасные парни, трудолюбивые и скромные. Вы никого не хотите убивать. Я тоже никого не хочу убивать. Я люблю людей. Болван Морлоу думает, что он превратил меня в живой автомат. Это было сделано гораздо раньше, чем я попал к нему в лапы. Я не могу вспомнить, когда это произошло. Может быть, в колледже, может быть, в летной школе, а может быть и в раннем детстве. В меня кидали доллары, и я выполнял то, что от меня требовали. Не правда ли смешно, что, пока у меня была голова на собственных плечах, я не был в состоянии здраво рассуждать! Теперь я многое понял. Я не хочу рая на Земле, в котором мои внуки, если и появятся на свет, будут использованы в качестве сырья на фабрике Морлоу. Я хочу, чтобы Земля была населена свободными и счастливыми людьми, а не кучкой выродков, обслуживаемых живыми автоматами. Обидно, что вы меня не слышите, ребята, потому что мне хочется вам очень много сказать. Очень жаль, что я не могу до конца выполнить свои обязанности хозяина и угостить вас стаканчиком виски. Впрочем, — хлопнул себя по шлему Алан, — мы это сейчас устроим!
    Беллард подошел к ящику с запасными частями и вынул оттуда флакон со спиртом. Отвернув пробку у себя на груди, он вылил треть флакона в горловину.
    Действие алкоголя сказалось мгновенно. Шатаясь, Алан вернулся к роботам.
    — Никто еще не мог упрекнуть Алана Белларда в невыполнении задания, — сказал он, переводя рычажок телеуправления на максимальное усиление. — Операция будет закончена. Сейчас, братцы, мы станцуем рок-н-ролл!
    Яркий свет прожектора освещал фантастическое зрелище, кружащихся в бешеной пляске роботов, управляемых опьяненным мозгом давно умершего человека.
    Действие спирта прекратилось так же быстро, как и началось. Роботы застыли в самых причудливых позах. Пляска полностью исчерпала запасы энергии в их аккумуляторах.
    Алан чувствовал смертельную усталость. Нестерпимо клонило ко сну. Окинув взглядом роботов, он подошел к Элизабет и нажал красную кнопку на ее панели.