Инопланетяне в Гарволине (часть 1)

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (2 голосов)

Предисловие,

которого и так никто не станет читать, разве что на закуску. Но может быть, хоть в конце?
   

Это второе из моих исторических произведений. Первым был "Дикий белок", написанный уже постфактум. То же относится и к "Инопланетянам", действие которых происходит в начале шестидесятых годов, а осовременить произведение никак нельзя, весь смысл потеряет. Не та будет атмосфера, сейчас все происходило бы совсем по-другому.

 

Машинописную рукопись "Инопланетян" я обнаружила в старых бумагах. И была это не повесть, а сценарий. Попробуйте переделать сценарий в повесть! Жутко трудно, это я еще у Маклина заметила, но очень постаралась и сделала что могла. Стремление написать книгу в жанре научной фантастики не давало мне покоя уже долгие годы, ну я и решила его осуществить, создав хоть что-то похожее.

Пользуясь случаем, хочу напомнить своим читателям, какие тогда были времена, а то они явно подзабыли. Только и слышишь: "Коммуна, вернись!" И в этих возгласах тоска по утраченному, повсеместный идиотизм как-то подзабылся, в памяти людей сохранились благостные воспоминания о том, что какой-никакой порядок был...

Трупов в данном произведении нет! Это не детектив! Честно признаюсь с самого начала, чтобы не разочаровать читателя. Пусть потом не говорит, что я не предупреждала. На вопрос, что же он прочтет, не так просто ответить. Возможно, сатира, гротеск. Такой, довольно реалистический...

Торжественно обещаю — следующим моим произведением будет самый настоящий детектив!

Автор

 

 

Адам Войцеховский, редактор журнала "Шестой вечер", оторвал взгляд от лежащего перед ним на столе научного ежемесячника и вперил его в сидящего напротив коллегу, известного сатирика.

— Марс был моей последней надеждой, — с грустью произнес он. — И если там нет людей, значит, их нет уже нигде.

— Это как понимать? — удивился Янушек Плонский, фоторепортер, высокий, стройный, очень красивый молодой человек, отворачиваясь от окна, сквозь которое он наблюдал за людьми на улице. — А мне казалось, их на земле полно. Да ты сам посмотри...

Сатирик поддержал младшего коллегу.

— Тебе еще мало людей? — недовольно поинтересовался он.

В дискуссию вмешался консультант редакции по научно-техническим вопросам.

— В нашей солнечной системе их, может, и нет больше, — наставительно заметил он. — А в других системах очень даже могут быть.

Консультант по научно-техническим вопросам Тадеуш (Тадик) Котлин в свое время закончил Политехнический, но работать по специальности не захотел, прельстившись вольной журналистской жизнью. Правда, самостоятельной творческой деятельностью он занимался редко и чрезвычайно неохотно, да коллеги и не настаивали на этом. Тадика в редакции использовали по назначению, ибо среди гуманитариев, составлявших редакционный коллектив, он один оказался с техническим образованием. Вот к нему во всех сомнительных случаях и обращались коллеги, не подкованные в точных науках, и Тадик охотно и профессионально давал советы, нередко исправляя совершенно чудовищные как в научном, так и в техническом отношении ошибки собратьев по перу. Определенных часов работы у консультанта не было, как не было и своего рабочего места, поэтому он по большей части пребывал в кабинете редактора, где обычно скапливались все редакционные проблемы и разражались все редакционные катаклизмы.

В данный момент Тадик сидел на стуле у стены, вытянув ноги на середину кабинета, и в четвертый раз перечитывал корреспонденцию, критикующую работу некоего предприятия, тщетно пытаясь вникнуть в суть дела. С радостью оторвавшись от проклятой корреспонденции,  он  веско повторил:

— Другие солнечные системы еще недостаточно хорошо изучены. Неизвестно, что там можно обнаружить.

Редактор, который всегда старался выглядеть солидным и озабоченным, с сомнением пожал плечами и потянулся за стаканом остывшего чая. Чай тоже вызвал у него сомнение. Подумав, он все-таки бросил в стакан кусок сахара и ломтик лимона и сосредоточенно принялся помешивать ложечкой в стакане.

— Я этот вопрос изучал всесторонне, — заявил он, закончив размешивать сахар. — И выходит, людей больше во всей Вселенной нет. И вообще, в космосе очень неважно обстоит дело с живым белком.

Глядя на начальство, сатирик тоже потянулся за своим завтраком. Вытащив из портфеля целлофановый пакет, он достал из него сваренное вкрутую яйцо. Видимо, оно подсказало сатирику какие-то аргументы.

— У тебя явно перепутались вымысел и действительность, — критически заявил он. И, подумав, добавил: — О том, что в космосе нет белка, писал Лем в повестях о пилоте Пирксе. Но ведь это литературное произведение, мало ли что может написать писатель. Наукой же этот факт еще не доказан. А где мой чай?

— Вот он, — отозвался фоторепортер, подавая с подоконника наполовину опорожненный стакан.

— Свинья! — только и вымолвил сатирик, безнадежно махнув рукой.

Вот и чай у него выпили, а на крутые яйца он уже не может смотреть. Еще немного — и его станет трясти при одном взгляде на яйцо. Нельзя же питаться ими изо дня в день! Дело в том, что жена сатирика, женщина с крутым и решительным характером, сидела на диете, стремясь похудеть, и мужа кормила тем же, что ела сама. А сухие завтраки для мужа готовила она. Отведя взгляд от опостылевшего яйца, сатирик нечаянно взглянул в окно. Весна, называется, сырость и слякоть!

И сатирик обреченно взялся за яйцо. Попытался постучать им по стопке лежавших на столе бумаг. Скорлупа не поддавалась.

Редактор механически помешивал чай, думая о чем-то своем. Потом мрачно произнес:

— Не только Лем. И другие писали о том же.

Сатирик сильнее постучал яйцом о бумаги — с тем же результатом. Оглянулся в поисках более твердого предмета, привстал со стула и, сделав шаг по кабинету, запнулся о вытянутые на середину пола ноги научного консультанта. Споткнувшись, сатирик не удержал равновесия и схватился за редакторский стол, нечаянно ударив яйцом по клавишам редакторской пишущей машинки. Содержимое сырого яйца равномерно расплылось по клавиатуре.

— Холера! — только и вымолвил ошарашенный сатирик.

Редактор вскочил  со  стула, с возмущением глядя на свою машинку.

— Ты что, спятил? — набросился он на сконфуженного сатирика. — Не можешь свои яйца разбивать о свою машинку? Обязательно о мою?!

— Да не собирался я разбивать о машинку! — оп­равдывался сатирик. — Этот олух подставил мне ножку, ну и... Да и вообще оно должно было быть крутым. Убери свои копыта, человеку пройти негде!

— Ну что придираешься? — отозвался от окна фоторепортер. — Ты, кажется, жаждал узреть живой белок?

— В космосе, а не на моей машинке! — с гневом выкрикнул редактор. — К тому же живой, а не сырой! А ну-ка вытирай, черт бы тебя побрал! Смотреть  на  такое свинство не могу, прямо с души воротит!

Тут уже возмутился сатирик.

— Подумаешь, большое дело! А мой белок ведет себя совсем как живой. Смотри, как здорово расплывается во все стороны. И вообще, я разбил яйцо из-за Тадеуша, пусть он и вытирает.

Консультант резко возразил:

— А ты думаешь, меня не воротит? Смотреть не могу на такое! И какого черта ты приносишь в редакцию сырые яйца?

— Это не я, а жена... Ну ладно, дай что-нибудь, вытру.

Принесли туалетную бумагу, и все трое с отвращением принялись обтирать клавиши машинки. Привести машинку в порядок было нелегко. Фоторепортер с интересом наблюдал за действиями коллег.

— А что касается живого белка... — вернулся к прежней теме консультант. — Холера, весь рукав испачкал! А что касается живого белка в космосе, насчет остальных солнечных систем ничего определенного не известно, и очень может быть, где-то во Вселенной затесалась еще одна планета, очень похожая на нашу. И на ней живут существа, очень похожие на нас.

— И тоже бьют сырые яйца о пишущие машинки? — язвительно поинтересовался редактор, стирая отвратительную смесь с клавиши "%".

— Наверняка! — убежденно заверил его сатирик. — Пусть тебя утешает сознание, что где-то в космических просторах в данный момент тоже сидит существо, похожее на тебя, и тоже приводит в порядок свое имущество.

— И очень может быть, те существа разбили о машинку не одно яйцо, а целых два, — подхватил фоторепортер.

— Целую кучу! — в ярости выдохнул редактор. — Две кучи!

— Сто куч! — согласился консультант по науке, пытаясь очистить от желтка манжет своей рубашки. — И скажу вам, очень странно, если это не так...

— Если бы не разбивали яиц о машинку?

— Да нет, если бы не оказалось во всей Вселенной планеты, похожей на нашу. В конце концов, даже глупо думать, что мы — пуп Вселенной.

— Правильно, — согласился сатирик. — Это уже верх кретинизма.

Вынув из пакета второе яйцо, он критически принялся его разглядывать. Фоторепортер поспешно схватил свой фотоаппарат и прижал его к себе.

Весь еще кипя от возмущения, редактор посоветовал злым голосом:

— На всякий случай лучше разбей его над унитазом.

— И вообще, откуда у тебя такое пристрастие к яйцам? — поинтересовался консультант. — Лично я усматриваю в этом нечто ненормальное. Ты не болен?

— Я же вам сказал — это все жена! — жалобно напомнил сатирик и осторожно постучал яйцом по стене. — Нет, это крутое.

— Адам, а с чего тебя вдруг заинтересовал живой белок в космосе? — вспомнил фоторепортер.

Оторвавшись от сатирика, за действиями которого сосредоточенно и подозрительно наблюдал, редактор вздохнул и успокоился, поскольку сатирик разбил наконец яйцо и, сев за свой стол, приступил к завтраку. Редактор тоже сел на свое место, еще раз тяжело вздохнул и стал давать пояснения.

— Хочется чего-то интересного, — грустно признался он. — А эти инопланетяне, эти всякие там космиты... они ведь могли обогнать нас в своем развитии. Вдруг у них страшно высокоразвитая цивилизация? Вдруг они уже не воюют друг с другом, как мы? Знаете, это очень обнадеживающе. Представьте, прилетают они к нам в гости...

— Вот уж не уверен, что мне это понравится, — пробурчал фоторепортер. — Ко мне как раз недавно приезжали гости, только от них избавился. Надоели.

— А вот я бы им обрадовался, — с набитым ртом прошамкал сатирик. — Когда к нам приходят гости, жене приходится кормить их нормально. Осточертели эти яйца вкрутую.

— Что с того, что где-то там и есть живые существа, — с горечью закончил редактор, опять предаваясь меланхолии. — Они так безумно далеки от нас.

Надо сказать, что редактор с самых ранних детских лет, с тех пор как выучился читать, принялся мечтать о космических путешествиях. Мечта о них сияла перед ним путеводной звездой. Подрастая, в зависимости от вновь приобретаемых познаний в области космических полетов и своего настроения, он представлял себя то пилотом космического корабля, совершающего посадку на неизвестной далекой планете, то великим ученым, встречающим на Земле прилетевших из просторов Вселенной неизвестных доселе пришельцев. Алгебру и геометрию он учил в школе исключительно с той целью, чтобы иметь возможность пообщаться с вышеупомянутыми пришельцами. Их умственное развитие в его представлении колебалось от абсолютного нуля до недостижимых на Земле высот, но уж Пифагора, считал он, они должны понять. По мере взросления редактор постепенно распрощался с мечтами самому совершать космические перелеты, но вот с мечтой встретиться у себя на Земле с пришельцами никак не хотелось расставаться. Вдруг все-таки какие-нибудь космиты решатся преодолеть разделяющее нас пространство и прилетят к нам?

Чем больше читал редактор материалов на интересующую его тему, тем меньше оставалось у него надежд на встречу с пришельцами. Научные открытия последних лет буквально растоптали и смешали с грязью его мечту. И постепенно редактор стал с горечью привыкать к мысли, что, собственно, надеяться уже не на что. Погасло в нем горевшее с детства чувство радостного ожидания. И все-таки совсем отказаться от пронесенной через всю жизнь мечты он не мог, хотя теперь думы о ней доставляли одну только боль.

Дошло до того, что даже появляющиеся время  от  времени в печати сообщения о летающих тарелках и прочей посуде он воспринимал скептически. Лично ему так и не удалось увидеть в небесных просторах ни одного из предметов столового сервиза, и он никогда не встречал человека, который бы видел эти предметы собственными глазами. Теперь все таинственные рисунки ацтеков и майя, математические тайны Стоунхенджа и египетских пирамид, рассуждения о посетивших некогда Землю космических пришельцах и даже Бермудский треугольник вызывали у него лишь язвительное недоверие. Нет, хватит с него разочарований, пора примириться с грустной безнадежностью.

И все же... Укоренившиеся в каких-то потайных клетках организма детские мечты нет-нет да отзывались в редакторе тихой грустью. Хоть бы что-нибудь из космоса... пусть даже самое незначительное.

Очнувшись от своих невеселых мыслей, редактор услышал, что консультант по науке и технике продолжает его собственные рассуждения, продолжает с жаром и энтузиазмом.

— Представляете? Полнейший переворот в экономике и политике! Производительность труда поднимается до небывалых высот! Государственный строй наконец стабилизируется...

— А какой строй? — перебил его фоторепортер, слушавший раскрыв рот.

— Какой надо! — твердо заявил научный консультант. — И огромный технический прогресс! Просто прыжок!

— А потери? Забыл? — ехидно поинтересовался сатирик, не сумев, однако, скрыть надежды, прозвучавшей в его саркастическом вопросе.

— Какие еще потери? — не понял его консультант.

— Как это какие? Ведь паника поднимется неимоверная.

Тут в дискуссию вмешался редактор.

— Никакой паники быть не может! — веско заявил он. — Люди — существа разумные, они поймут, что к чему, к тому же пришельцы несут  им  только добро.

Сатирику очень не хотелось расставаться с чудесной картиной хаоса и паники, охватившей землян. На созданную его воображением картину, безусловно, повлияли яйца вкрутую, которыми  он  питался последние недели, ибо  во  вселенском хаосе превалировали разрушенные курятники, одичавшие куры и горы разбитых яиц, которые уже никто и никогда не сварит вкрутую. Затем промелькнули страшные картины разрушенного Дворца культуры и превращенной в развалины площади Парадов. А вот разваливаются на куски многочисленные ненавистные учреждения, из них выбегают вне себя от ужаса сильные мира сего... Нет, такими мечтами сатирик с коллегами делиться не собирался, но глаза его засияли подозрительным блеском.

— Интересно, каких людей ты имеешь в виду? — спросил он редактора. — Научных работников или самых простых людей?

— Ну, не совсем простых, — ответил редактор, соскребывая с клавиши "§" своей машинки засохший кусочек куриного желтка. — Пусть не столица, но и не совсем глухая деревня. Нечто среднее.

— Пусть среднее. И там возникнет паника и всеобщий ужас.

— А вот и нет! Наоборот, я считаю, главной реакцией людей будет любопытство. Да вы сами подумайте. Приземляется что-то этакое, непонятное, из него выходят какие-то такие, немного похожие на людей, но очень немного...

— Сдается мне, еще не было случая, чтобы кто-то вышел, — задумчиво заметил фоторепортер.

— А случаи, чтобы нечто приземлялось, тебе известны? — опять язвительно поинтересовался сатирик.

Очень не хотелось фоторепортеру быть заподозренным в легковерной недалекости, поэтому он с легкой усмешкой пояснил:

— Да вроде бы у одного типа сидело нечто такое в саду и оставило после себя круг примятой травы. Ясное дело, сидело ночью и едва маячило.

— У нас сидело?

— Нет, в Штатах. У нас не найдется садиков подходящих размеров. Так этот тип схватил фотоаппарат и щелкнул. Я сам видел снимок в одном журнале. Луна светит, но как сквозь мглу. Нечеткий снимок. Изображение нечеткое. Если напустить немного дыму, запросто можно такое подстроить. Или через специальный фильтр...

— Но я имею в виду совершенно конкретную вещь, — стоял на своем редактор. — И не в лунном свете, а в белый день. Никакой мглы, никакого дыма! Прилетает некий объект, может быть тарелка, все равно, приземляется, все его видят отчетливо, никаких мистификаций, никакого обмана. Из летающего объекта выходят такие... люди не люди, но на людей немного похожие...

— А почему ты предполагаешь, что похожие на людей? — перебил редактора консультант, слушавший начальство со все возрастающим интересом.

— Если мы исходим из того, что в другой солнечной системе существует похожая на нашу Землю планета, логично предположить наличие на ней сходных с нашими условий существования, — веско заметил сатирик. — Следовательно, там должны обитать существа, похожие на людей. Лично я ни в какую мыслящую плазму не верю. Пусть эта плазма мыслит себе до посинения, что из того? Сами подумайте, что она может предпринять? Какой толк ей из мышления?

— Да ты что! Еще какой толк. Подумает, подумает и образует в себе клетки. А может, поделится на клетки. Выпустит из себя какие-нибудь щупальца, и они что-нибудь скомбинируют. Не спрашивай, что именно, я ведь не плазма, откуда мне знать?

— А я и не собираюсь сравнивать тебя с плазмой, наверняка ты еще не достиг таких, как она, высот мышления...

— Вот еще, не хватало мне конкурировать с какой-то плазмой! Не собираюсь в нее воплощаться, чтобы понять, что она может выкинуть. Наверняка у таких, из густой слизи, ни с чем не сообразуемые ощущения и потребности. Мы ведь даже представить не можем, как такие существа общаются. Может, с помощью тех самых щупалец, а может, издают какие-нибудь звуки. Например, "плюм". Или "мласк!".

Бесформенные расплывчатые существа, которые общаются между собой с помощью таких идиотских "плюм" и "мласк", настолько не понравились никому из присутствующих, что вопрос был решен однозначно. Долой плазму! Даже на лице автора проекта, научного консультанта, появилось брезгливое выражение. Нет, плазма — это не предмет их мечтаний!

— На ногах человек стал ходить для того, чтобы руки освободить, — напомнил коллегам фоторепортер. — Значит, они ему для чего-то понадобились. Вот и эта самая плазма непременно должна была развить у себя какие-нибудь хваталки, возможно щупальца...

Сатирик сатирически заметил:

— В таком случае эти существа уже давно приземлились у нас и расселились по морям и океанам всей Земли, в основном теплым. Мы дали им оскорбительное название  спрутов  или осьминогов. Правда, результаты их  умственных  усилий до сих пор как-то незаметны.

— Может, потому, что у нас приземлилась какая-то на редкость глупая плазма...

Редактору надоело выслушивать издевательские рассуждения коллег, и он раздраженно крикнул:

— Да отвяжитесь вы от этой плазмы! И дайте же мне сказать! Разболтались, слова вставить не могу.

— Ладно, говори, — позволил сатирик. — Мне самому эта плазма поперек горла встала.

Все замолчали, ожидая выступления начальства, которое любило время от времени закатывать продолжительные речи. Редактор сосредоточился и набрал воздуха в легкие, как певец, собиравшийся исполнить особенно трудный фрагмент ответственной оперной партии.

И начал:

— Прилетает, значит, из космического пространства нечто такое, приземляется, из него выходят человекоподобные существа. И что?

Коллеги настроились на продолжительную речь, но, похоже, на этом она и закончилась. Редактор оборвал фразу, поставив в ее конце большой вопросительный знак, и вопросительно уставился на коллег, уделяя особое внимание сатирику. Коллеги, сбитые с толку краткостью выступления, в свою очередь вопросительно уставились на него. К тому же, признаться, их заинтриговал смысл выступления, набросанная несколькими выразительными словами картина, которой извечная мечта редактора придала магическую силу. И в душах всех собравшихся вдруг зародилось и ярко вспыхнуло желание тоже непременно увидеть это. Прилетает, значит, из неведомых глубин Вселенной нечто, приземляется, и что? На этот вопрос никто не мог ответить даже себе самому, даже в глубине души.

А редактор ждал. Долго ждал, не меняя вопросительного выражения лица и только все сильнее сжимая зубы.

— И ЧТО?! — настойчиво и даже грозно повторил он.

— А черт его знает... — пробормотал сатирик,  не  вынеся нервного напряжения, вызванного вперенным в него редакторским взглядом.

— Такие вещи должен знать Центр по изучению общественного мнения, — решительно заметил фоторепортер.

— Может, и должен, но скорей на мне кактусы вырастут, чем он это знает, — столь же решительно отозвался научный консультант. — Да ты и сам знаешь, как они изучают это так называемое мнение. Хватают первого попавшегося и начинают выпытывать: "Что бы вы сделали, если бы..." А этот, первый попавшийся, понятия не имеет, что бы он сделал, вот и начинает выдумывать, стараясь пояснее высказаться. А если кто и имеет понятие, все равно правды не скажет.

Редактор еще целую минуту не сводил с коллег своего ужасного взгляда, а потом схватился за телефонную трубку...

А настроение в редакции за последние минуты изменилось самым кардинальным образом. С утра безраздельно царила сонная скука, усугубленная навевающей сонливость погодой. До сдачи материала в печать оставалось целых четыре дня, к тому же аварийный фельетон лежал на столе. В нем критиковались недостатки снабжения населения товарами первой необходимости, тема вечно актуальная, во все дни недели животрепещущая, так что фельетон можно было сунуть в любой номер. Сатирик собирался подбросить лишь пару актуальных мелочей, а фоторепортер ждал указаний насчет иллюстративного материала.

Честно говоря, не было никакой необходимости собираться всем вместе именно сегодня, разве что редактору не мешало забежать, чтобы поинтересоваться, не было ли срочных телефонных звонков или какого горящего материала. Но трудовая дисциплина распространялась на всех и категорически требовала, чтобы каждый член трудового коллектива приходил каждое утро и расписывался в книге присутствий. Остальное трудовую дисциплину не интересовало; расписавшись, каждый член коллектива был волен делать что ему заблагорассудится, и отправляться куда пожелает. Однако так случилось, что за окном как раз шел дождь, и все решили переждать его под крышей родного учреждения.

Следует заметить, что журнал "Шестой вечер" в принципе занимался проблемами шестого дня недели, то есть субботними проблемами. И старался создать соответствующее настроение, ибо проблемы были преимущественно развлекательного характера. В нем содержалась информация о прошедшей субботе, и давались советы и предложения, как интересней провести субботу предстоящую. Лишь мимоходом упоминая остальные дни недели, журнал целиком и полностью сосредоточивался на субботе. Поскольку уик-энды у нас не отличались особенным разнообразием, неизменной, железной темой были нарекания на неинтересные программы кино и театров и, напротив, весьма неплохие развлекательные аспекты представляла деятельность всевозможных аферистов, мошенников и валютчиков.

И вот теперь в скучной до одури атмосфере редакции вдруг промелькнула искра живого, искреннего интереса к какой-то проблеме. Повеяло свежим ветром. Изнывающие от безделья сотрудники редакции ухватились за еще неясную, но безусловно интересную и чрезвычайно плодотворную идею. Разумеется, идея безумная, но, согласитесь, небанальная. Возможно, благодаря ей что-то произойдет, наверняка нетипичное, ни на что не похожее, и тогда уже не будет так смертельно скучно.

— Магистр Здислав Рончек, — положив трубку, ответил редактор на невысказанный вопрос сослуживцев, с кем он совещался. — И у меня создалось впечатление... да какое там впечатление, я просто уверен — они бы тоже хотели это знать. Да, да, реакцию общественности на инопланетный элемент. Нашей общественности.

— А почему именно нашей? — не преминул поинтересоваться сатирик.

— Идиотский вопрос! — взорвался редактор. — Американцы, к примеру, могли бы воспринять данное явление совсем по-другому. Или какие-нибудь негры из Конго. И у меня создалось впечатление, что с их помощью...

— С помощью африканских негров? — удивился консультант.

— При чем тут негры? — опять взорвался редактор. — Ну и безмозглые же у меня сотрудники! С помощью товарищей из Центра нам бы, возможно, и удалось что-нибудь организовать.

— Анкету разослать? — опять встрял некстати консультант.

— Разве что на туалетной бумаге! — обрушился на него начальник. — Ведь сам же только что сказал, как люди реагируют на опросы. Или солгут, или напишут, как бы они  хотели  отреагировать. Может, они и сами не знают, как отнесутся к пришельцам с другой планеты. Думаешь, хоть один признается, что при виде приземляющейся летающей тарелки сбежит куда глаза глядят?

— Да, такие вещи желательно проверять опытным путем, — задумчиво протянул сатирик.

— Желательно! Ему желательно! Интересно, как ты с ними договоришься? — насмешливо поинтересовался фоторепортер.

— С кем?

— Да с космитами. Как ты уговоришь их высадиться у нас на Окенче?

— А почему именно на Окенче? Совсем неподходящее место.

— Как же неподходящее? Есть еще у нас аэродром в Бемове. Аэродром — самое подходящее место для приземления.

— Но не пришельцев! — перебил коллег редактор. — Инопланетяне должны выбрать для приземления какое-нибудь спокойное, небольшое местечко. Ну, напрягитесь! Ничего в голову не приходит? "Космический корабль приземляется в Груйце". Звучит? В Млаве. В Скерневицах.

— В Гарволине, — подсказал сатирик.

— Что-то слишком много этих космических кораблей! — саркастически заметил фоторепортер. — И все одновременно идут на посадку? Представляю, какая толкотня в воздухе.

— Идиот! — только и сказал редактор. — Не старайся казаться глупее, чем ты есть на самом деле.

— А он прав, этот самый магистр, как его... — высказал свое соображение сатирик. — Предположим, какая-нибудь из тарелок приземляется на твоем садовом участке. Американец что делает? Хватает фотоаппарат и делает снимок. А наши? Наши непривычные.

— Да нет, наши тоже иногда хватаются за фотоаппараты, — не очень уверенно поправил его консультант.

— Вот именно, что же сделают наши? — нетерпеливо спросил редактор. — Ведь что-то же они станут делать. И мне очень хочется это увидеть... Увидеть, так сказать, другую сторону медали.

— Почему другую? А первая какая же? — с интересом спросил фоторепортер.

— Первая — это пришельцы. Вот они приземляются, выходят из своего космического аппарата. И как набросятся на нас...

— Особенно плазма.

— Да отвяжись ты наконец от этой плазмы! Я исхожу из человекоподобных. Тогда как-то легче вообразить их модель поведения. А возможно, и не набросятся. На их месте я прилетел бы сюда за тридевять... световых лет не для того, чтобы набрасываться ни с того ни с сего на местное население.

— А зачем бы ты прилетел?

— Для установления дружеских контактов с обитателями другого мира.

— А если эти существа настроены агрессивно? — не успокаивался фоторепортер.

— Холера ясна, с вами невозможно говорить! — разбушевался редактор. — Помечтать не даете! Воображения ни на грош! Молчать, пся крев! Прилетели, значит, инопланетяне к нам в гости, хотят установить с нами дружеские контакты. Мы тоже не прочь...

— Но не все же так мирно настроены! Говорят, агрессия родилась раньше человека! — упорствовал фоторепортер.

— Теперь он за агрессию уцепился! Империалистов выискал! Может, они еще негров угнетают?!

— Насчет негров я бы не стал зарекаться, — осторожно заметил консультант. — Раз они инопланетяне, значит, живут на какой-то планете, так? А у планеты обязательно должен быть экватор...

Редактор уже не помнил себя от ярости, зато его коллеги чрезвычайно оживились, и у них тоже явно заработало воображение. Редактор в своей ярости этого, похоже, пока не заметил.

— Надо же какие кретины у меня сотрудники! При чем тут негры и экваторы? Летят к нам пришельцы, ясно?! Приземляются в... Гарволине, ясно?! Сразу видно, что пришельцы, ни на что не похожие! Никакие не империалисты и в партии не состоят! И я вас спрашиваю — что станут делать наши? Что, я вас спрашиваю? Будут удивляться? Придут в восторг? А может...

— Лично я сомневаюсь, — осторожно заметил сатирик.

— Ну и сомневайся себе на здоровье! Хоть повесься, только шевели мозгами! Все вы балбесы и идиоты безмозглые, а я хочу видеть, как наши отнесутся к их появлению. Хочу!

В голосе редактора прозвучали такая страсть, такие боль и тоска, что проняли наконец толстокожих сотрудников. Каждый из них вдруг почувствовал, что он тоже хочет это видеть. Каждый из них просто жаждал увидеть собственными глазами, как польская общественность отреагирует на высадку в Гарволине пришельцев с далекой планеты.

Даже фоторепортера проняло. Отвернувшись от коллег, он взглянул в окно и вместо толпы, рвущейся в переполненный автобус, увидел в своем воображении огромные толпы народа, рвущиеся к только что приземлившемуся космическому кораблю. Прийти в себя заставил крик пассажира, наполовину защемленного захлопнувшейся дверцей автобуса. "Вот интересно, а если и в самом деле прилетят, как пробиться через такую толпу, чтобы сделать снимки?" — профессионально подумал он.

Сатирик же представил другую картину, доставившую ему огромное удовольствие. Всю Польшу охватила паника, стремительно опустели здания райкомов партии и правительственных учреждений, а также секретариата Союза польских писателей. Все обитатели вышеупомянутых учреждений бросились скрываться на всякий случай. Вот знакомый министр присел за уличной тумбой, вот маститый журналист забрался в контейнер с мусором, слышно, как стучит зубами от страха. О, как бы хотелось увидеть все это воочию!

Консультант по вопросам науки и техники ничего не представлял и ничего в своем воображении не видел, зато совершенно отчетливо почувствовал, что не колеблясь отдал бы две свои зарплаты, лишь бы увидеть то, о чем говорил редактор.

А редактор тем временем взял себя в руки и почти спокойно, но с глубокой внутренней убежденностью заявил:

— Реакцию общественности можно определить только опытным путем. Они должны приземлиться!

Присутствующие молчали, потрясенные. Первым пришел в себя консультант, в котором аукнулись некогда приобретенные познания.

— Ну так что? — спросил он. — Беремся?

Внешнее спокойствие редактора мгновенно улетучилось, верх взяли энтузиазм и юношеская одержимость.

— А как же иначе? — пылко вскричал  он.  — Ясное дело!

Вытащив из ящика своего стола блокнот, он принялся лихорадочно листать его, одновременно спеша поделиться с коллегами своими соображениями.

— Эти, из Центра, непременно помогут нам. Голову даю на отсечение! Может, главное возьмут на себя, у них же больше возможностей. Организуем, значит, приземление космического корабля...

— В маленьком городке! — подхватил консультант. — Я уже более-менее представляю, как это технически организовать. А как фамилия того типа из отдела космических исследований?

— Его-то я и ищу, ведь кое-какие специальные сведения нам необходимо получить.

— Да вы никак спятили? — поворачиваясь к ним, недовольно заметил фоторепортер. — Интересно, что такое вы собираетесь организовать?

— Глупый вопрос, неужели еще не дошло? Мы собираемся устроить настоящее приземление космического корабля, доставившего на нашу Землю гостей с отдаленной планеты другой солнечной системы, и изучить реакцию польской общественности на прилет космических пришельцев! Надо же когда-нибудь это сделать!

— Точно! Давно пора! — c  восторгом подхватил идею сатирик. — Раз настоящие инопланетяне до сих пор никак не раскачаются... Сколько же можно ждать?

Фоторепортер недоверчиво слушал своих коллег. Уж не смеются ли они над ним? Розыгрыш в их среде — обычное явление. Но нет, не похоже, вон как они взволнованы, видно, и вправду ухватились за эту бредовую идею. Впрочем, почему бредовую? Что-то такое в ней есть, надо признаться.

И фоторепортер не успел опомниться, как сам стал самым горячим сторонником необычного эксперимента.

— А знаете, это мысль... Неглупо придумано. Нет, очень даже неглупо. Да что там, гениальная идея! Езус-Мария, вы хоть представляете себе, какие могут получиться фотографии?!

— Еще бы! Вот видишь, а то нос воротил.

Первоначальный скептицизм и недоверие сменились абсолютным энтузиазмом четырех членов здорового коллектива. В конце концов, все они были журналистами, и этому зернышку журналистики в глубине их душ не было никакой возможности дать ростки и расцвести на бесплодной почве окружающей их действительности. И теперь это зернышко, вернее, четыре зернышка вдруг встрепенулись в глубинах их душ, в предвкушении возможного расцвета. Ведь настоящий журналист в своей профессиональной деятельности должен руководствоваться тремя основными принципами: интересоваться, узнавать и публиковать. А тем временем работа данной редакции, как, впрочем, и всех остальных редакций в нашей стране, была так стиснута всевозможными запретами и ограничениями, что у журналистов опускались руки. И вот совершенно неожиданно появляется НЕЧТО...

— Первая заповедь нашего начинания, — прерывающимся от волнения голосом, весь сияя, заявил редактор, взяв на себя руководство упомянутым начинанием, — делаем все тихо, по договоренности. Запомните!

— Заявления не пишем? — радостно удивился сатирик.

— Ни с кем не согласовываем? Не испрашиваем ничьего разрешения? — посыпались вопросы.

— Опомнитесь! Кто может дать на это разрешение? Не говоря уже о том, что сразу же станет всем известно.

— За такое можно и по шее схлопотать, — засомневался сатирик.

— Я за все отвечаю! — горячо заверил редактор. — И ради такого готов и претерпеть!

— Ты-то, может, и готов...

— А ты нет? Смотри какой боязливый. Тебя никто не заставляет, можешь отказаться, еще не поздно.

— Нашел дурака! Такой случай подворачивается! Да, может, у меня второго подобного никогда и не будет.

Блаженное выражение лица сатирика лучше всяких слов свидетельствовало о его искренних чувствах. Выкаблучивался он лишь в силу застарелой привычки. А теперь, когда услышал, что необыкновенную операцию планируется провести без согласования с вышестоящими органами, все его существо преисполнилось прямо-таки неземным упоением.

Вдохновение снизошло на всех четырех членов будущей операции. Вдохновение безудержное, не стесненное никакими рамками и запретами. Фантазия расцветала на глазах, будущая операция обретала плоть и кровь. Стремительный бег фантазии прервало появление до костей промокшего художника. Его следовало поскорей приобщить к тайным намерениям, ибо без художника никакое мероприятие обойтись не может.

— Янек, а ну-ка давай соображай! — весь дрожа от возбуждения, потребовал редактор. — Слушай внимательно, дорогой: мало того что мы приземляемся, так мы еще должны сделать то, чего не было в истории человечества — высаживаемся! Соображаешь? Выходит нечто, похожее на человека, но не человек! Так что обдумай одежку, набросай эскизы костюмчиков. Доходит? Чтобы сразу поняли — это не люди! Чтобы ни у кого ни малейших сомнений, а то, избави Бог, еще проверять бросятся! И не задавай мне глупых вопросов, на что они похожи, сам пошевели мозгами.

— Пошевелю, не впервой, — отозвался художник, пытаясь хоть как-то пристроить совершенно промокший плащ. — Я-то набросать могу, да вам такое зачем?

— Как это зачем? Ты что, надеешься, что мы дождемся прибытия настоящих космитов? Как же, держи карман шире! Даже если нечто подобное когда-нибудь и случится, уж мы-то наверняка до тех пор не доживем, а так по крайней мере хоть увидим, как оно все произойдет.

— Так мы же будем знать, что это понарошку.

— Ну так что? Знать будем только мы, а все остальные воспримут пришельцев как настоящих. И не придирайся, не требуй от нас слишком многого, ведь реакция людей будет самой что ни на есть настоящей, а это для нас главное. Из-за этого и беремся за такую задачу.

— Пойми же, мой ангелочек, — вкрадчиво произнес сатирик, — спектакль мы устраиваем только для самих себя, а зрители должны поверить, что все происходящее на сцене — взаправду.

— Вот почему оно и должно выглядеть как настоящее, а мы станем лишь наблюдать за тем, как зрители воспримут организованный нами спектакль, — добавил научный консультант.

Художник, как всякий нормальный человек, тоже не сразу воспринял новацию. Требовалось время, чтобы она дошла до его сознания. И повторилась история с его коллегами: по мере проникновения новой идеи в сознание недоверие на лице художника постепенно сменялось живым интересом. Вот уже в душе художника запылало пламя вдохновения. Что значит творческая натура!

Но именно художник, человек вроде бы далекий от приземленных бытовых реалий, вернул своих зарвавшихся коллег на грешную землю.

— А где мы возьмем космический звездолет? — спросил он. — Эскизы костюмчиков должны соответствовать средству передвижения.

Этот простой и законный вопрос поставил в тупик его коллег. В своих фантазиях они как-то обошлись без этого пункта программы, перейдя непосредственно к высадке инопланетян. Они, инопланетяне, уже приземлились и вышли... неизвестно из чего. Увлеченные реакцией землян, мечтатели как-то упустили этот существенный момент.

— Ты  говоришь — средство передвижения? —  почесал в  затылке редактор. — Видишь ли, мы об  этом  как-то не подумали. — Ракета?..

— Давайте думать, — предложил научный консультант.

Фоторепортер внес свое предложение:

— Наш космический корабль должен соответствовать тому, как его представляют себе люди. Главное, исключить все сомнения, тут Адам прав. Ведь существует же литература о космосе, множество произведений научной фантастики, в конце концов, у людей создалось представление...

— ...выработался стереотип космического корабля! — подхватил сатирик. — Вот мы и должны базироваться на таком стереотипе. Кто там писал о пришельцах?

— Из наших — Лем, — ответил научный консультант. — А начал Уэллс. Еще Брэдбери писал. Вот я только не очень хорошо помню, что они там наплели о внешнем виде космического корабля. И еще этот писал... как его. На букву "Г"...

— Гораций? — услужливо подсказал сатирик.

— Да пошел ты! — обиделся консультант.

— Ты же хотел на "Г".

— Надо же, вылетело из памяти... Ну тот самый, который первым начал. Выстрелил людьми из пушки на луну.

— Жюль Верн, — сказал редактор. — И в самом деле на букву "Г".

— Ты что, офонарел? — возмутился фоторепортер. — Собираешься наших тоже из пушки выстреливать?

— И подумать только, это говорит человек с высшим техническим образованием, — укоризненно качая головой, проговорил сатирик.

Консультант вышел из себя.

— Да отвяжитесь вы, чего пристали! Я же просто размышляю вслух... Нужно придумать такое, что способно свободно передвигаться во всех направлениях, и в вертикальном, и в горизонтальном. Способно приземлиться на небольшой площадке. Способно взлететь без разбега... И вообще это должен быть воздушный корабль!

— Что ты говоришь! — удивился фоторепортер и с издевкой добавил: — А я думал — подводная лодка.

А сатирик недоверчиво поинтересовался:

— Наше средство передвижения должно свободно перемещаться как по вертикали, так и по горизонтали и, скажешь еще, быть может, неподвижно зависать в воздухе? Интересно, где ты такое возьмешь?

— Вот я и не знаю. Говорю же, надо подумать. Самолет отпадает. Воздушный шар? А может, что-нибудь этакое... реактивное?

В голосе их технического советника компаньоны явственно уловили растерянность и поняли — надо подключаться. Редактор напряженно наморщил лоб.

— Парашют? Планер? Дельтаплан? Авиетка? — бормотал он.

Художник в немом изумлении наблюдал за своими озабоченными коллегами. Поскольку в редакцию он прибыл последним, гениальная идея еще не успела оглушить его так, как прочих, и у него сохранилась способность соображать.

— Вы что, спятили все? — чуть ли не с ужасом поинтересовался он. — Умственное затмение нашло на вас? Ведь давно выдумано такое средство передвижения. Самый обыкновенный вертолет! Геликоптер!

В полном остолбенении целых десять секунд коллеги молча взирали на художника. Наконец, сатирик, схватившись за живот, захохотал дьявольским смехом, консультант ударил себя по лбу, а редактор расцвел, как майский ландыш.

— Янек, ты просто гений! — с чувством воскликнул он.

Гениальное замечание художника внесло свежую струю в разработку технических деталей операции. Правда, пресса располагала собственным вертолетом, но размеры его были явно недостаточными для осуществления задуманного. Этот факт сбил с толку мечтателей, но ненадолго. Решили — вертолет одолжат у военных.

Затем разгорелась дискуссия по вопросу внешнего вида средства передвижения. И тут возникли непредвиденные проблемы.

— Так ты уверен, что он потеряет управляемость? — в сотый раз допытывался фоторепортер.

Технический консультант в сотый раз подтверждал:

— И не только управляемость. Если мы хотим, чтобы он летел беззвучно... если выключить звук, боюсь, лететь вообще не сможет. Уж слишком многого вы хотите от вертолета!

Технические трудности не обескуражили автора проекта.

— Значит, надо сделать так, как мы и задумали, — толковал коллегам редактор. — Пролетит минимальное расстояние по прямой, столько, сколько требуется для того, чтобы взлететь и сесть. Стартует... Надо подумать, но взлетать будет из какого-нибудь укрытого места.

И опять разгорелась дискуссия, теперь насчет того, откуда вертолету взлетать. И где садиться. В ходе бурного обсуждения решили: самым идеальным местом для приземления будет центральная, так называемая рыночная площадь в Гарволине, на которой располагается к тому же автовокзал. И в самом деле выбранное место соответствовало самым строгим требованиям.

Во-первых, сам Гарволин. Идеальный городок для проведения эксперимента. Не очень большой, но и не сказать, что совсем маленький. Не центр мировой культуры, но и не отсталая, заброшенная дыра. Пусть не связан с крупными городами железнодорожной линией, зато связан отличным шоссе, по которому курсируют рейсовые автобусы. Базарная площадь достаточных размеров, центр города, окруженная магазинами и прочими злачными местами, тут же, как уже было сказано, автобусная станция, где всегда толпится народ.

Во-вторых. Со всех сторон Гарволин окружают леса, в них легко найти хорошо укрытое место, где можно спрятать вертолет и откуда он может взлететь. Окрестные леса хорошо знал фоторепортер и вызвался завтра же поискать там подходящую полянку.

— Но имейте в виду, все должно содержаться в величайшей тайне! — веско заявил редактор. — Никто не должен ничего знать о готовящемся эксперименте, иначе он просто теряет смысл. Все поняли? Никаких друзей, никаких жен, никому ни словечка. А главное, как огня остерегайтесь прессы.

— А мне казалось, пресса — это мы, — заметил сатирик.

— Надеюсь, вы меня поняли! — загремел редактор. — Забыть о друзьях-приятелях, женах и детях! Никому ни словечка!

— Но ты представляешь, что может получиться? — настаивал сатирик. — Пресса, телевидение, все информационные агентства сразу подхватят... Ведь это же международная сенсация столетия! "Таймс"! "Франс-Пресс"! "Шпигель"!

— Международный скандал столетия, — поправил его фоторепортер. — Слушайте, влетит нам. Нет, мы не можем идти на такое.

Никакие возражения коллег не могли заставить редактора отказаться от осуществления заветной мечты. Не испытывая ни малейших сомнений, он твердо заявил:

— А мы дадим  dementi, опровержение, пояс­нение, как хотите. Свалим все на изучение общественного мнения. На следующий же день все средства массовой информации сообщат правду, и ничего нам не будет. А сейчас за работу, друзья! Столько всего предстоит сделать. Янек, костюмы первым делом!
 
 

И в двух государственных учреждениях закипела вдохновенная работа. В Центре по изучению общественного мнения в тайну были посвящены лишь три человека: заместитель директора, заместитель главного бухгалтера и один социолог из отдела срочных и нетипичных исследований. Зама никак нельзя было обойти не только потому, что он все-таки возглавлял организацию в отсутствие директора. Благодаря ему новаторское предприятие становилось легальным, а заму оставалось лишь принять к сведению уже закрутившуюся карусель, его просто поставили в известность перед свершившимся фактом. Поразмыслив, зам смирился и решил, в случае чего, заявить, что в данной ситуации он предпочел быть в курсе развивающихся событий, а не пустить их на самотек. Он всегда считал, что пресса, с одной стороны, совершенно безответственное учреждение, хотя, с другой стороны, и чрезвычайно влиятельное. Здравый смысл возобладал, и зам покорился нажиму, выразив согласие на необычный эксперимент.

Заместитель главного бухгалтера был по натуре человеком угрюмым, молчаливым, необщительным. Ко всему на свете он относился с недоверием и подозрением, никогда ни с кем не делился никакими соображениями и сведениями, так что ему спокойно можно было доверить тайну. А заниматься финансовой стороной дела все равно ведь кому-то надо было.

Что же касается социолога, то его кандидатура с самого начала не вызывала никаких сомнений. Это был тот самый человек из Центра, с которым редактор пообщался по телефону и который с таким энтузиазмом одобрил бредовую идею редактора. Когда ему позвонили и сообщили, что вопрос решен и эксперимент будет ставиться, социолог впал в эйфорию и по секрету признался редактору, что самой горячей мечтой его было увидеть приземление неземных существ. Недаром редактор инстинктивно почувствовал в нем родственную душу!

Редактор встретился с социологом в кафе на Кредитовой, где вряд ли им мог помешать какой-нибудь непрошеный знакомый, ибо поблизости ни один из них не жил. Сели за столик в самом дальнем уголке, и редактор принялся посвящать социолога во все подробности намечаемой операции. На всякий случай они говорили шепотом. Введя социолога в курс дела, редактор в общих чертах описал предполагаемый внешний вид человекообразных астронавтов, а потом опять же шепотом поделился сразу вставшими перед экспериментаторами проблемами технического и транспортного порядка. Одни сплошные проблемы! Взять хотя бы вертолет.

— Понимаете, такое дело, — шептал редактор, озираясь по сторонам и задыхаясь от волнения, из-за чего постепенно выдувал весь пепел из пепельницы в чашку с кофе собеседника, — у нас вертолет есть, но он слишком мал, на двух человек рассчитан, ну, от силы трое поместятся. Значит, надо раздобывать вертолет. Лучше всего попросить у военных, но ведь этого же не сделаешь тайком! А официально... сами понимаете.

Услышав о такой непреодолимой трудности на пути эксперимента, и без того донельзя взволнованный социолог до того разволновался, что от его свистящего шепота остаток пепла покрыл тонким слоем кофе в чашке редактора. А было от чего разволноваться.

— Посссслушайте же, — шептал он в полном восторге. — Ведь мой родной брат — военный летчик. И даже вертолетчик. Полковник авиации.

— Это просто чудо! — воскликнул на весь зал, позабыв о конспирации, редактор и одним духом осушил свою чашку кофе с пеплом.

За подозрительной парочкой в углу уже давно наблюдал весь персонал кафе. Теперь они окончательно решили, что это акулы валютного бизнеса обсуждают свои темные делишки.
 
 

Секретарша отдела срочных и нетипичных исследований неожиданно вошла в кабинет своего начальника, социолога Рончека. Она давно и хорошо знала пана Здися, спокойного, уравновешенного человека, поэтому теперь была немало удивлена, увидев следующую картину: сидя за своим письменным столом, пан Здислав, вместо того чтобы спокойно есть завтрак, держал в левой руке бутерброд с плавленым сырком, а в правой — блюдечко из-под стакана. Плавным движением он поднимал блюдечко вверх, слегка наклонял, затем осторожно ставил на середину стола. Несколько раз повторив эти действия, он сопровождал их странными звуками.

— Гооооп! — говорил он, поднимая блюдечко вверх, и, ставя его на стол, с упоением заканчи­вал: — И фррррр! Гооооп и фррррр!

Секретарша остолбенела. Не столько слова, монотонные и не очень понятные, сколько полное невыразимого блаженства выражение лица социолога заставило девушку предположить самое страшное. Она хотела что-то сказать, но язык не повиновался ей, а потом, показалось бестактным делать какие-либо замечания человеку, который считал, что его никто не видит. Секретарша на цыпочках удалилась из комнаты и бесшумно прикрыла за собой дверь. Ее лицо выражало предельную озабоченность.
 
 

Фоторепортер ответственно подошел к заданию и уже битый час промерял шагами лесные полянки в окрестностях Гарволина. К счастью, никто  его  не видел. Обмеры Януш производил под зонтиком, поскольку уже третий день шли упорные дожди, а будущим астронавтам было невтерпеж.

Редактор специально отправил младшего коллегу в лесную глушь, подальше от людей, ибо фоторепортер чуть было не нанес непоправимый вред их еще не начавшемуся эксперименту, буквально поставив его на грань срыва. Внимательно осмотрев вертолет, принадлежащий местной прессе, молодой человек ни с того ни с сего принялся расспрашивать о летных характеристиках наших военных вертолетов, причем делал это излишне настырно. Особенно его интересовала вместимость военных вертолетов. Естественно, у людей сразу же зародились нехорошие подозрения. Впрочем, сообщать куда надо не стали, уж слишком явно действовал шпион. Но береженого Бог бережет, вот редактор счел целесообразным отправить излишне любопытного коллегу куда подальше.

Фоторепортер добросовестно взялся за порученное ему ответственное дело. Среди осмотренных полянок одна показалась ему подходящей как по габаритам, так и по скрытности расположения. Впрочем, решил фоторепортер, надо будет обязательно показать ее пилоту вертолета, тот специалист, он пусть и решает.
 
 

С полной ответственностью отнесся к своей задаче и художник. Предварительно изучив все имеющиеся в распоряжении редакции фотографии на космические темы, он счел их явно недостаточными. Хорошо бы полистать специальные журналы, да где их взять? Ну пускай не специальные, можно просто заграничные журналы самого широкого профиля. Вспомнив, что такие есть в дамской парикмахерской и дамском ателье, он не поленился лично посетить упомянутые учреждения и полистать журналы, вызвав живой интерес посетительниц этих заведений. Потом на всякий случай посетил музей Войска Польского и, только вооружившись знаниями, засел за работу. Сделал несколько набросков, выбрал из них самые лучшие и позвал жену.

— Как ты думаешь, это что? — спросил он ее, ткнув в первый эскиз.

— Перепутанные пружины, вылезшие из старого матраса, — без колебаний ответила жена.

— А вот это?

— Тыква, проколотая вязальными  спицами.

— Ну хорошо, а вот это?

Тут уж жена не выдержала и с беспокойством спросила мужа:

— Ясенька, Бога ради, скажи,  что  с тобой? С чего ты стал такое малевать? Что с тобой стряслось?

— Да ничего не стряслось, — отмахнулся нетерпеливо художник. — Лучше скажи, какие ассоциации вызывает у тебя вот этот набросок?

Жена долго молчала, напряженно всматриваясь в рисунок.

— Ну! — торопил ее муж. — Что тебе это напоминает?

— Клопа, дорогой, — вздохнула жена. — Большого, хорошо откормленного клопа. Признайся, что с тобой?

— Ничего, работаю по заданию редакции.

— Иллюстрируешь книгу о ночных кошмарах?

Художник ответил вопросом на вопрос:

— И ничего вот из этого тебе не кажется похожим на человека?

Он с таким явным беспокойством ждал ответа, что жену охватил ужас.

— Ясь, коханый, побойся Бога! — только и произнесла бедная женщина.

Ее тревогу усилило совершенно непонятное удовлетворение, явно выражавшееся на лице мужа. Кое-как успокоив жену и несколько раз повторив ей, чтобы никому ни словом не упоминала об этих набросках — работа срочная и очень хорошо оплачиваемая, а конкуренты только и ждут, чтобы стибрить идею, — он пробормотал еще что-то нечленораздельное о своем намерении заняться авангардом, ныне это модно.

Удрученная жена удалилась. Объяснения мужа ее не удовлетворили, она верила им и не верила, но все равно ни с кем бы не поделилась своими подозрениями относительно психической полноценности супруга. Бедняжка, он явно переутомился. Попытавшись поскорей изгнать из памяти жуткие мужнины изображения, жена тем не менее решила подождать пока с запланированным было ребенком...
 
 

Редактор развернул бешеную деятельность и при активной помощи социолога и участии консультанта договорился с военными об одолжении у них вертолета. Из путаных объяснений редактора полковник, брат пана Здислава, понял лишь одно: в результате всяческих катаклизмов, обусловленных сложной политической и экономической ситуацией в стране, местная пресса испытывает большие финансовые затруднения, из которых был найден выход: силами сотрудников снять научно-популярный фильм о родной природе и поправить пошатнувшееся финансовое положение редакции. Съемки предполагается проводить в местных лесах, а для того чтобы доставлять киношников на природу, нужен шестиместный вертолет. Нет, не каждый день доставлять, только в экстренных случаях. Летчик пытался получить от брата разъяснения, что за экстренные случаи, но, услышав ответ: "Знаешь, как быстро растут грибы?" — перестал задавать вопросы и лишь рукой махнул, решив не вникать в детали.
 
 

Сатирик взял на себя изучение специальной литературы. Исходя из совершенно правильной предпосылки, что большинство людей читает популярные брошюрки и произведения художественной литературы, а не научные трактаты, он с головой зарылся в "научную" фантастику. Литературные творения этого жанра заполонили его квартиру и привели к неожиданным побочным результатам. Увлекательным чтением занялись и дети и жена. Последняя не только забросила свои домашние обязанности, но и забыла, что худеет, так что сатирик на какое-то время был избавлен от крутых яиц.
 
 

Художнику выделили в редакции большую светлую комнату с очень крепким замком в дверях. Входить в нее не разрешалось никому, даже уборщицам.

Совещания заговорщиков в редакторском кабинете пришлось прекратить, слишком уж много посторонних лиц туда наведывалось. И каждый из них натыкался на группу сотрудников, сидящих в глубоком молчании, с непроницаемыми лицами. На зашедшего по делу человека они глядели как на врага и явно ждали, когда же он догадается, что лишний, и уйдет восвояси. В кабинете прямо физически ощущалась атмосфера напряженности и отчуждения. Зашедший по делу тут  же  забывал, какому именно пришел, и торопился поскорее покинуть негостеприимное учреждение. Много дел в ту пору так и остались незавершенными.

Некоторые из посетителей, выйдя из кабинета, пытались получить разъяснения у секретарши главного, но та лишь пожимала плечами, изо всех сил стараясь скрыть переполнявшую ее обиду. Впервые что-то держалось в тайне от нее, а уж она явно не заслуживала такого отношения, многие годы на деле доказывая свою лояльность.

Впрочем, для недовольства у секретарши была и другая причина, пожалуй более серьезная. Дело в том, что в настоящее время главной жизненной целью секретарши стала задача выйти замуж за фоторепортера. Секретарша, женщина достаточно взрослая и неглупая, прекрасно понимала, что само по себе замужество еще ни о чем не свидетельствует и вовсе не равнозначно счастью и стабильности в жизни. И тем не менее... В этом году секретарше стукнет тридцать, а она твердо решила: преступив порог тридцатилетия, перейти в другое гражданское состояние. Лучше писать в анкетах "разведена", чем "не замужем", так она считала. Собственная фамилия ей вдруг разонравилась, значит, надо поменять ее на другую. Кроме того, она стала обладательницей двухкомнатной кооперативной квартиры, и оба эти фактора неопровержимо свидетельствовали о том, что брак с фоторепортером стал просто необходим.

Почему именно с фоторепортером? Выбор пал на него не случайно. Во-первых, он был немного похож на Грегори Пека. Секретарша недавно еще раз смотрела фильмы с участием прославленного киноактера, и всякий раз при встрече с фоторепортером у Марии сладко сжималось сердце. Вылитый Грегори Пек, работающий в одном с ней учреждении, не мог не стать предметом мечтаний романтически настроенной девушки, более того, совсем немногого не хватало, чтобы он стал предметом обожания. Во-вторых, фоторепортер был разведен, следовательно, свободен. В-третьих, его образ жизни был таким, о котором жены, особенно работающие, могли лишь мечтать. Он не гнался за домашними обедами, вообще не уделял еде особого внимания, был нетребователен в бытовом отношении и не морочил голову. Ну и в-четвертых, у него была нянька, воспитавшая его с младенчества и всю жизнь обслуживавшая своего выкормыша. И теперь, когда ее подопечный давно уже стал взрослым, она продолжала трогательно заботиться о своем обожаемом мальчике, убирала его квартиру и содержала в идеальном порядке его белье. Правда, о всем белье секретарша пока судить не могла, но рубашки фоторепортера всегда были отлично выстираны и выглажены. Одна эта женщина перетягивала все прочие аргументы в пользу выхода замуж именно за фоторепортера.

И Мария начала предпринимать широкомасштабные действия, которые стали приносить видимые результаты, как вдруг... Как вдруг фоторепортер вместе с несколькими коллегами увлекся каким-то таинственным делом, и все усилия девушки пошли насмарку. Он просто перестал ее замечать!

Чрезвычайно расстроенная, секретарша тем не менее решила так просто не сдаваться. И она стала проводить в редакции еще больше времени, оставаясь после работы, очень рискуя тем, что ее усердие может привести к нежелательным последствиям. Но чего не сделаешь во имя святой цели! В свободные от выходов очередного номера журнала вечера главный редактор отправлялся домой в третьем часу дня, она же оставалась на своем рабочем месте, хотя делать ей было абсолютно нечего.

Главный отправлялся домой, но остальные заговорщики запирались в комнате редактора и занимались там какими-то секретными делами. Иногда они занимали комнату, отведенную художнику, и что-то с жаром обсуждали, стараясь говорить шепотом. Секретарша не подслушивала, вообще не лезла к ним нахально, раздумывая над тем, как бы подипломатичнее найти подходы к заговорщикам. Вот она и сидела, стараясь придумать самый что ни на есть достоверный предлог, с помощью которого удалось бы тоже подключиться к тайне, занимавшей все помыслы ее возлюбленного. Иногда мысли девушки с достоверного предлога перескакивали на другие — что бы еще сделать такое, чтобы привлечь к себе внимание фоторепортера, пусть, наконец, заметит, как она хороша. Казалось, фоторепортер уже начал было замечать ее прелести, казалось бы, дело шло на лад, но вот отвлекло его что-то... Ну да ладно, не стоит отчаиваться.

И поэтому, когда предмет ее мечты внезапно появился перед ней и уселся на стул напротив, Мария быстренько сменила озабоченное выражение лица на самое доброжелательное, и не подумав упрекать предмет за недостаточное к ней внимание. Нет, никаких недовольных слов, никаких упреков! Напротив, она одарила коллегу лучезарной улыбкой, продемонстрировав еще раз свои ослепительные зубки, взглядом поощряя начать разговор. Правда, ей показалось, что из кабинета редактора фоторепортер не столько вышел, сколько вылетел, будто его силой вытолкнули, даже споткнулся и упал бы на пол, если бы на его пути кстати не оказался стул, на который он и плюхнулся. Однако Мария твердо решила — ничему не удивляться, лишних вопросов не задавать. Вот и теперь она сделала вид, что ничего не заметила. И правильно сделала, как показало дальнейшее развитие событий.

— Марысенька, тут такое дело, — нерешительно начал репортер. — Самому мне ни в жизнь не справиться. Уж и не знаю...

Секретарша решила немного подбодрить молодого человека, видя, как тот хочет о чем-то попросить, но стесняется.

— А в чем дело? — добродушно поинтересовалась она. — У тебя что-то не выходит?

— Выходить-то выходит, нет, я не жалуюсь, дела идут неплохо, только вот какая сложность... Мне нужно купить одну вещь, а я в таких вещах совершенно не разбираюсь. Может, ты, коханая, поможешь? Если б ты могла...

— А что за вещь?

— В том-то и дело, забыл, как она называется. Вроде бы такая проволока... Или провода?

Секретарша всегда отличалась живым воображением, и после этих слов Грегори Пека в ее переполошенном сознании сначала предстала длинная череда телеграфных столбов с проводами, потом эту картину сменила еще более страшная — высокая стена колючей проволоки. Она с трудом избавилась от этого страшного видения, но живое воображение  не  успокаивалось, подсунув взамен огромную деревянную катушку с намотанными на ней электропроводами. К сожалению, ни в одном из трех видов этих проводов секретарша совершенно не разбиралась и, следовательно, упускала шанс оказать какую-то огромную услугу человеку, которого решила во что бы то ни стало обольстить.

Улыбка на лице девушки померкла, и, совсем отчаявшись, она слабым голосом все-таки попыталась уточнить:

— Какие же провода?

— Да такие, знаешь, — не совсем вразумительно пояснил фоторепортер, изобразив пальцами тоже нечто непонятное. — Такие, на которых вяжут крючком. Забыл, как называются. Кажется, спицы? Ты не знаешь?

— А! — произнесла секретарша, стараясь не показать, какое облегчение испытала при таком пояснении. — Спицы, на которых вяжут крючком. Вот видишь, как ты мне понятно объяснил. Теперь даже я поняла. Они действительно называются спицами.

— Так ты могла бы мне помочь? — обрадовался фоторепортер. — Мне надо купить их, а я понятия не имею, где такое продается.

Секретарша уже открыла было рот, чтобы выразить согласие, как вдруг всю ее пронзило страшное подозрение.

— А зачем тебе спицы? Для кого ты хочешь их купить?

Вопроса фоторепортер не предвидел. Из кабинета редактора его и в самом деле вытолкнули, велев пообщаться с секретаршей. Все знали, что она неравнодушна к фоторепортеру, поэтому именно ему поручили раздобыть необходимые для экипировки будущих инопланетян спицы. Как-никак женское дело, секретарша наверняка знает, где их раздобыть. А вот делиться секретами с ней категорически запрещалось. Сначала вообще решили было поручить доставку спиц кому-нибудь из женатых конспираторов, но тут горячо воспротивился сатирик.

— Никаких жен! — категорически заявил он. — Не найдется такой жены, которая купит необходимое нам количество спиц, не поинтересовавшись, зачем такая прорва. А кто из вас способен не ответить, когда спрашивает жена?

Вот почему спицы поручили фоторепортеру. Жене не ответить нельзя, а секретарше можно. И вот теперь бедный фоторепортер сидел, уставясь  на  девушку с самым идиотским видом, кляня себя на чем свет стоит за то, что заранее не догадался придумать какое-нибудь логичное объяснение. Пришлось выдумывать на ходу. А ничего, как на грех, не приходило в голову.

Секретарша сжалилась над ним, — а может, наоборот, — с издевкой поинтересовавшись:

— Наверное, у тебя есть бабушка, и теперь ты должен купить ей спицы, чтобы она связала тебе на этих спицах теплые носки или рукавички?

— Вот именно! — подхватил фоторепортер. — Может, и не носки, а этот, как его... шарфик! Вот! И не только. Хотелось мне старушку порадовать, для нее — единственная радость вязать на спицах...

И осекся, вспомнив, сколько спиц ему велели закупить. Быстренько сосчитав в уме количество спиц и поделив их на необходимое количество старушек, нуждающихся хотя бы в десятке спиц,  он  пришел в ужас и решился признаться только в наличии четырех бабушек.

— Знаешь, у меня ведь четыре бабушки! — брякнул он, не продумав до конца свою родословную. — И я решил уж сразу всем купить спицы, чтобы потом не отвлекаться на них. Отделаться,  так  сказать, сразу.

— Ах так, у тебя четыре бабушки, — протяжно произнесла секретарша, откинувшись на спинку стула и пристально глядя на молодого человека. — Выходит, у твоей мамочки было по две мамочки, и у твоего папочки было по две мамочки. Правильно, обычное дело. И всех этих бабушек ты решил одним махом осчастливить. Наверное, по случаю предстоящего Международного дня ребенка. Так?

— Не совсем, — нерешительно ответил фоторепортер, смутно соображая, что в рассуждениях секретарши что-то не так. Однако голова молодого человека была целиком занята организацией предстоящего грандиозного мероприятия, и разбираться в хитросплетениях с бабушками ему было решительно не под силу. — Ну, не придирайся, возможно, мои дедушки женились неоднократно и потом разводились, и вообще у меня этих бабушек черт знает сколько! Может, не все родные, некоторые двоюродные, какая тебе разница? Помоги ближнему!

И секретарша решила помочь. Совместная покупка спиц могла ее как-то сблизить с предметом мечтаний, хотя и не покидало зародившееся в душе подозрение о том, что спицы предназначаются какой-то несомненно отвратительной бабе, опутавшей своими вязаными сетями неопытного молодого человека. Подозрение продержалось до тех пор, пока в одном из магазинов не  были  найдены спицы нужного размера.

А посетить пришлось несколько магазинов. Фоторепортер, выбирая нужные спицы, капризничал, как довоенная примадонна. Эти не хороши, те не подходят. Наконец выбор его пал на спицы номер три с половиной. Долго вертел их в руках и заявил — это то, что надо.

— А сколько надо? — спросила секретарша. — Для четырех бабушек хватит четыре пары...

— Нет, мне надо сто штук! — был ответ.

— Сколько? — воскликнула девушка, думая, что ослышалась.

— Сто штук. Их по парам считают? Значит, пятьдесят пар.

Вот именно в этот момент и развеялись подозрения секретарши относительно несомненно антипатичной бабы-соперницы. Даже самой вредной и противной не понадобится столько спиц!

Вглядевшись в ошеломленное лицо секретарши, фоторепортер счел нужным срочно придумать еще какое-то оправдание для закупки такого количества спиц. Секретарша слушала вполуха его неуклюжие выдумки относительно множества родных и двоюродных теток, тоже поручивших ему закупку спиц, поскольку им вдруг всем прислали из Австралии какое-то грандиозное количество отличной шерсти, вот и надо купить бедным женщинам спицы, и желательно одинаковые, а то еще перессорятся...

Тут фоторепортер замолчал. До него дошло, что несет он невообразимую чушь, неудивительно, что Марыся слушает его с таким недоумением. Эх, надо было с самого начала сказать, что спицы покупаются на профсоюзные деньги в качестве подарка для одного из подваршавских домов престарелых, остались неиспользованные деньги, вот главбух, подбивая баланс за прошлый год, и решил остатки денег израсходовать на благотворительную деятельность. А он... Бабки и тетки заполонили весь свет!

Но секретарша уже пришла в себя, и недоумение на ее лице сменилось ставшей привычной для фоторепортера лучезарной улыбкой. Девушка поняла: спицы номер три с половиной как-то связаны с тщательно скрываемой от нее редакционной тайной. Ах так, очень хорошо! Не станет она задавать лишние вопросы, ведь все равно ей не ответят. Обойдется собственными силами. Только надо поумнее взяться за дело.

И девушка мужественно отказалась от надежды провести остаток вечера с любимым — а такую надежду лелеяла в глубине души, — великодушно бросив ему:

— Да ладно уж, вижу, земля горит у тебя под ногами. Бери свои спицы и беги, в ресторан пригласишь меня в другой раз. И учти, если тебе еще что понадобится, всегда можешь рассчитывать на меня. Хоть вагон дуршлагов...

Освобожденный фоторепортер уже и в самом деле кинулся было бежать обратно к ждавшим его сообщникам, но, услышав слово "дуршлаг", остановился как вкопанный, затормозив на всем скаку.

— Ты сказала "дуршлаг"? — переспросил он. — Это такое кухонное приспособление из белого металла с дырками?

— Да, оно. Молодец, как ты быстро схватываешь!

— Дуршлаг, говоришь? — с нарастающим восторгом в голосе повторил фоторепортер. — Дуршлаги... Знаешь, а ведь это неплохая мысль...
 
 

Одолженный у военных вертолет поместили в ангар, предварительно убрав из него маленький редакционный вертолетик. И стали ломать головы. Редактору с его всепобеждающим энтузиазмом удалось преодолеть все трудности: административные, бюрократические, кадровые и финансовые. Для преобразования военного вертолета в космический корабль наняли целую бригаду механиков, с которых взяли подписку о неразглашении военной тайны. Механики так и не поняли, в чем состоит тайна, но вертолет был военным, значит, и тайна военная, дело обычное, отсюда и такие строгости. Поэтому механики на всякий случай никому из посторонних не рассказывали о характере своей работы, хотя у них самих она вызывала больше чем недоумение. Редактор кратко ознакомил бригаду механиков с их задачей, напустив столько туману, что механики поняли только одно: вертолет должен стать совсем непохожим на вертолет!

Естественно, между собой механики делились мнениями и сомнениями. Глядя на сваленные в углу ангара листы алюминия, механик Юзик высказал такое мнение:

— Сдается мне, они с воздуха собираются что-то подглядеть. А алюминий для того, чтобы, как экраном, защитить вертолет от... от чего-то.

У электрика такое предположение вызвало лишь презрительную улыбку.

— Соображай, что говоришь, пан Юзеф. Ведь это же пресса! Я бы уж скорее предположил, что они собираются что-то поджечь, потому как мне велели приспособить такую штуковину, которая станет крутиться, а на ней закрепить... Ни в жизнь не догадаешься! А на ней, чтоб мне лопнуть, если вру, так вот, на ней равномерно распределить бенгальские огни. Штуковина начнет крутиться, и бенгальские огни...

— Какие еще огни? — не поняли коллеги.

— Ну такие, что на Новый год пускают.

— И они могут что-то поджечь?

— Вот те раз! Не слышал, что ли, сколько новогодних елок каждый год сгорает?

— Нечего нам голову морочить, — проворчал пожилой помощник механика. — Ясно, вертолет нужен для телевидения, иначе зачем им понадобился глушитель? Сказали, это самое важное. Кумекаете? Вертолет летит и не трещит! А вспомните, как с вертолета нам показывают по телевизору репортаж о велогонке Мира, слышен только вертолет, редко какое слово прорвется сквозь его рев.

— А на кой черт тогда велели по бокам присобачить алюминиевые листы? Боками же вертолет не ревет. Нет уж, они собираются незаметно куда-то подкрасться. Это я вам говорю!

Когда же в ангар доставили целую машину листов плексигласа разной величины и неимоверное количество банок с серебряной краской, механики совсем растерялись. Данные материалы не укладывались ни в одну из их концепций, и механики стали с нетерпением ждать команды приступить к монтажу необычных приспособлений, рассчитывая на то, что в ходе их работы удастся приподнять завесу над тайной.

Однако с монтажом не торопили, наоборот, велели подождать. Редактор решил сначала дождаться возвращения из-за границы знакомого специалиста в области космических аппаратов. Специалист находился в служебной командировке в Советском Союзе, до его возвращения оставалось не больше недели, вот и решили подождать, ибо очень нуждались в советах специалиста.
 
 

В Центре по изучению общественного мнения секретарша отдела срочных и нетипичных исследований была очень обеспокоена душевным состоянием социолога. И каждый день наблюдались все новые тревожные симптомы. Ничего удивительного, пана Здислава предстоящий эксперимент настолько увлек, что он позабыл обо всем остальном и размышлял о нем день и ночь. Его, как социолога, интересовала реакция общественности на приземление пришельцев из космоса и возможные последствия этой реакции. Им были рассмотрены различные варианты, начиная с разрушения Гарволина охваченной паникой толпой и кончая раздиранием на куски как космических пришельцев, так и их корабля. А симптомы, так тревожившие секретаршу отдела срочных и нетипичных исследований, проявлялись тогда, когда социолог, как и всякий уважающий себя ученый, пытался на опыте проверить кое-какие из своих теоретических прогнозов. С этой целью он отлавливал сотрудников и, загнав в угол, задавал им вопросы, изучая реакцию одной отдельно взятой человеческой особи на какое-либо нетипичное явление, причем старался придумать такое, от которого волосы вставали дыбом и кровь леденела в жилах. Правда, выдуманные социологом истории были не только страшными, но и чрезвычайно запутанными, к тому же рассказчик, стараясь не прозевать момент реакции собеседника, не отрывал испытующего взгляда от его лица, что еще более пугало испытуемого и совершенно сбивало его с толку.

И вот однажды  он  принялся ставить эксперимент на секретарше. Задыхаясь от волнения, громко и невразумительно принялся он рассказывать историю, приключившуюся с его домработницей. Когда социолог дошел до кульминационного момента — в окно заглянула ее мать-покойница, а луна скрылась за тучами, которые гнал по небу жуткий ветер, и ветки каштанов колотили по стеклу, — секретарша не выдержала и перебила рассказчика:

— Пан Здислав, с вами все в порядке? Как вы себя чувствуете? Не кажется ли вам, что вы несколько переутомились? И, наверное, совсем не бываете на свежем воздухе.

Как конь, остановленный на всем скаку, социолог замер, не закончив фразы, и уставился на секретаршу. Он и сам окончательно запутался в этой истории с домработницей, ее покойной мамашей и каштанами и совсем забыл, что же там было дальше. Его сбило с толку замечание о свежем воздухе. Что  он  такое хотел сказать о свежем воздухе? А, вспомнил.

— Вот именно, пани Крыся, представьте себе, что вы идете по лесу...

И опять не докончил фразы, спохватившись, что может деконспирировать предстоящий эксперимент, ведь вертолет предполагается спрятать где-то в окрестных лесах. Нет, нельзя так рисковать, надо придумать другой пример, более отдаленный.

— Нет, не по лесу. Вы спускаетесь с лестницы...

— Я с лестницы не спускаюсь, — перебила социолога секретарша, глядя на него с сочувствием. — Я живу на десятом этаже, поэтому пользуюсь лифтом.

— Прекрасно. Спустились вы, значит, на лифте со своего десятого этажа. В подъезде, разумеется, слабое освещение, полумрак, и вот вы видите вдруг... видите вдруг что-то, совсем не похожее на человека. Что бы вы сделали?

Секретарша задумчиво посмотрела на социолога и не торопясь ответила:

— Я ее обошла.

— Что? — не понял социолог.

— Я ее просто обошла, — терпеливо повторила секретарша. — Сегодня утром, когда я спустилась вниз, увидела в подъезде стремянку. Совсем не похожую на человека. Ну я и обошла ее, чтобы выйти на улицу.

Если социолог и был сбит с толку, то лишь на короткое время. Видимо, заданный им вопрос не был сформулирован достаточно точно.

И он уточнил:

— Нет, то, что вы увидели, и на лестницу не было похоже. Вообще ни на что не похоже. Размерами с человека, но не человек. Ну и что бы вы стали делать?

Секретарша совсем уверилась в самых худших опасениях насчет состояния здоровья социолога. У него явно сдвиги в психике, а с такими людьми надо проявлять максимум осторожности. Бедный пан Здись, она всегда говорила, что он переутомился.

— А оно неподвижное? — осторожно поинтересовалась она.

— Напротив, подвижное. И двинулось бы прямо на пани. И возможно, стало бы издавать какие-нибудь звуки.

— Вы хотите сказать, такое, что могло меня испугать? — уточнила секретарша.

— Да, нечто в этом роде. Или испугать, или просто заинтересовать.

Секретарша ответила не сразу. После продолжительного раздумья она сказала:

— В таком случае я бы ничего  не  стала делать.

— Как вас понимать?

— А очень просто. Я бы застыла на месте и стояла бы неподвижно, ничего не говоря, ничего не делая. Я всегда так поступаю, когда меня что-то испугает. Просто застываю на месте не в силах пошевелиться и даже крикнуть. И по-другому реагировать не могу.

Социолог был разочарован, такая реакция на незнакомые существа его явно не устраивала. Подумать только, инопланетяне приземляются, а гарволинцы все как один онемели и окаменели! И социолог с надеждой обратился к машинистке, слышавшей его разговор с секретаршей.

— А вы? Как бы вы поступили в этом случае?

— Разумеется, сбежала куда глаза глядят, — не задумываясь ответила девушка.

— Но почему же?

— На всякий случай. Большие, живые, двигаются и еще издают звуки! Ну как тут не сбежишь?

— И вам совсем не интересно было бы познакомиться с ними поближе?

— Какой уж интерес, живой бы остаться.

И эта реакция общественности не удовлетворила социолога. Он покинул секретариат и отправился опрашивать сотрудников. Вопросы он им задавал те же самые: встречаете нечто живое, немного напоминающее человека, но не человека, оно двигается и издает звуки. Такой несложный вопрос социолог был в состоянии запомнить и задать без запинки. И представьте, опять ни один ответ его не удовлетворил. Зато по всей редакции с быстротой молнии разнеслась весть о том, что в подъезде дома, где обитает пан Здислав, происходит нечто страшное. И вот тут-то начались самые невероятные домыслы. Забросив работу, сотрудники собирались в курилке и оживленно обсуждали версии того, кто же безобразничает на лестничной клетке в доме социолога. Отвергнув одну за другой все — хулиганье, нечистую силу и происки капиталистов — сотрудники решили на всякий случай сообщить в милицию.

А социолог пришел, наконец, к твердому убеждению, что опросом все равно не выяснишь реакции общественности на прибытие инопланетян, определить ее можно лишь опытным путем...
 
 

Художник работал не покладая рук и раньше других справился со своей задачей. Ознакомившись с литературой и просмотрев кучу иллюстраций на интересующую его тему, исчеркав множество эскизов, он наконец разработал проект костюма звездного пришельца. И вот настал знаменательный день первой примерки костюмчика.

Вернее, настал знаменательный вечер, ибо заговорщики предпочитали собираться по вечерам, после того, как сотрудники редакции расходились по домам.

— Мне кажется, маловато, — озабоченно присматривался редактор к куче сваленных в углу автомобильных камер. — Надо было побольше запасти.

Замечание вывело консультанта из себя.

— Ты небось думаешь, что они растут на придорожных деревьях, — раздраженно огрызнулся он. — Я и так две свои отдал.

— Можно было выпросить какие-нибудь старые в вулканизационной мастерской, — заметил фоторепортер.

Редактор и консультант дружно обрушились  на  него.

— Совсем спятил, старые! Чтобы в самый ответственный момент лопнула и из нее вышел воздух на глазах изумленной публики?

— С чего она спустит? Ведь мы же  не  собираемся на них ездить?

— Зато они должны быть надуты  до  предела! И если какая лопнет... Ведь наши пришельцы не могут менять форму. Что подумают собравшиеся граждане?

— А может, как раз и стоит поменять? Граждане подумают, что у них, там, на их планете, так положено. Еще одно доказательство неземного происхождения пришельцев.

— Никаких изменений! — твердо заявил художник. — Никаких непредвиденных сюрпризов. Все должно происходить так, как запланировано, иначе я снимаю с себя всякую ответственность за исход эксперимента. И за дырявые камеры тоже не отвечаю, это дело консультанта. Ну хватит терять время попусту. Кто примерит костюм?

Из присутствующих никому не хотелось выступать в роли манекенщицы. Заговорщики жались, мялись, тоскливо поглядывали друг на друга, и никто не выразил желания влезть в доспехи инопланетянина. Социолог даже предложил использовать для примерки настоящий манекен, такой, что в магазинах стоят, и даже вызвался сбегать за ним в ближайший магазин. Ему напомнили, что магазины давно закрыты, к тому же никто не знал, где имеется мужской манекен. Дамские да, дамских полно в разных магазинах, а вот мужского никто не мог себе припомнить. Время шло, примерка не начиналась, художник нервничал.

Наконец решили бросать жребий, и короткую спичку вытащил сатирик.

— Такое уж мое везение, — с горечью сказал он. — Если какой жребий тянут, обязательно мне выпадет самое худшее. А когда надо вытянуть, черта с два вытащу! Сколько раз покупал лотерейные билеты и вычеркивал номера, так из моих только по одному номеру попадалось. А когда раз сразу четыре угадал, так и не отправил купон. Ну чего, чего? Что ты мне ноги связываешь?

— Стой спокойно и не рыпайся, — отозвался фоторепортер, ловко оплетая ноги сатирика длинной змеей из надутых велосипедных камер. — Так надо.

— А ты откуда знаешь? Я же с места не сдвинусь. А вдруг люди на нас набросятся?

— Значит, погибнешь на боевом посту. Ясь, а тут, сверху, что?

Напряженно наморщив лоб, художник сравнивал спеленутого, как кокон, сатирика со своим эскизом.

— Да не маши руками! — рявкнул он на манекен. — Почему руки не связаны? Согласно эскизу они должны быть примотаны к телу, только от локтей свободны. И вот сюда побольше камер намотай.

— Панове, это уж чересчур, — запротестовал редактор. — Зачем ему такая огромная задница? На мой взгляд, как-то несолидно...

— А ты для симметрии прибавь с противоположной стороны.

— Тогда наш пришелец будет выглядеть беременным.

Художник вышел из себя.

— Ну что за люди, никакого воображения! Зачем же прибавлять на животе? Может быть, сбоку. Понимаете, из космического корабля должна появиться этакая бесформенная глыба, ни на что не похожая. А глыба должна быть асимметричной!

— Я попрошу!— неизвестно почему обиделся сатирик. — Только не глыба! Попрошу не забываться!

— Для меня ты сейчас не коллега, а прилетевшая из космоса глыба! — отозвался художник. В творческом раже ему было не до вежливости. — Ну ладно, намотайте ему эту выпуклость под локтем.

— Минуточку, панове, — вмешался озабоченно консультант. — Надо, чтобы тесемки, которыми мы привяжем наплечники, оказались внизу, под камерами.

— Хватит болтать, принимайся за камеры! — сурово распорядился редактор.

И лично принялся пропихивать между велосипедными камерами длинные тесемки, которыми к плечам инопланетянина крепились дуршлаги. У этих последних отломали ручки, зато в дырки натыкали расходящиеся во все стороны спицы номер три с половиной. Наконец, когда редактор совсем измаялся, ему удалось один дуршлаг с торчащими спицами закрепить на левом плече сатирика.

— Гениально! — хором вскричали остальные заговорщики.

Работа закипела. Сплетения велосипедных камер дважды выскальзывали из рук фоторепортера, и процедуру приходилось начинать сначала. Когда они выскользнули и в третий раз, присутствующие пришли к выводу, что придется их привязать. Но чем?

— Проволока запросто перетрет резину, — озабоченно чесал в затылке огорченный художник. — Лучше всего было бы вот такими тесемками от дуршлагов.

— Нет у нас больше таких тесемок, — вскинулся редактор. — А от дуршлага не дам!

— Значит, надо пойти и купить, — не унимался художник. — Сколько времени? Холера, галантереи закрыты. Может, центральный универмаг еще работает? Послушай, Янушек, придется тебе опять пойти подлизаться к Марысе. Тогда, со спицами, ты очень оперативно провернул дело.

Марыся давно уже была дома, и звонок фоторепортера доставил ей нежданную радость. Радость несколько поубавилась, когда девушка выслушала просьбу Януша.

— Марысенька, коханая, мне нужна тесемка, пятьдесят метров, — нежным голосом излагал фоторепортер необычную просьбу. — Такая узенькая, знаешь... И чтобы не скользкая. Возьми такси, моя радость...

— При чем здесь такси? — перебила собеседника девушка. — Ты что, думаешь, я могу это купить сейчас в магазине?

— Я думал, может, центральный универмаг...

— Уже час как закрылся.

— Холера! Тесемка срочно нужна. Не посоветуешь, где ее можно сейчас достать? Может, есть какая знакомая портниха? Ты почему ничего не говоришь?

— Я думаю.

Януш замолчал, с волнением ожидая результатов раздумий Марыси. А она попыталась вспомнить, сколько тесемки найдется в ее доме. Мысль о том, что жалко лишаться запасов дефицитного товара, секретарша загнала в самый дальний уголок сознания. Не тот случай, чтобы жадничать!

И она решилась:

— Ну, ладно, у меня найдется такое количество. Так ты сказал, тесьма должна быть хлопчатобумажной?

— Чтобы не скользкая...

— Значит, хлопок. У меня есть целый моток, так и быть, отдам.

— Нет, ты прелесть! Хватай свою тесьму, хватай такси — я оплачу — и дуй в редакцию. Я так и знал, что на всем свете ты одна можешь меня выручить!

Секретарша подумала — интересно, что понадобится любимому мужчине в следующий раз? Может, он попросит ее связать на тех спицах свитерок из вот этой самой тесьмы? Ну да ладно, надо ковать железо, пока горячо. Каждая такая просьба на шаг приближает ее к любимому, а в редакции, глядишь, удастся что-нибудь разузнать. Вон опять засиделись допоздна. И тесьма зачем-то понадобилась.

И Марыся послушно выполнила просьбу фоторепортера. Через полчаса редактор, художник и консультант занялись привезенной ею тесьмой, а фоторепортер — ею самой.

— Нет, дорогая, не жди меня, — нежно говорил он девушке. — Мы еще не скоро разойдемся, у нас срочная работа. А тебе зачем страдать? Отправляйся домой, тем более что такси ждет.

— Не ждет, я заплатила и отпустила машину.

— Холера! То есть того, я хотел сказать, — поймаем другую. Не можешь же ты одна возвращаться домой в столь позднее время, я тебя обязательно провожу. А тебе спатеньки пора, надо выспаться, ты так чудесно выглядишь, когда выспишься. Очень я люблю смотреть на тебя, когда ты выспишься.  Ни  одна женщина не сравнится с тобой. Ты самая чудесная-расчудесная!

Секретарша вдруг подумала, что еще никогда не слышала столько нежных слов от возлюбленного, и еще больше убедилась: секретная работа группы редакционных сотрудников льет воду на ее мельницу. Она, девушка неглупая, прекрасно понимала, что фоторепортер не имеет ни малейшего понятия, как она выглядит по утрам, неважно, выспанная или нет, но ведь появляется реальный шанс обратить его внимание на это обстоятельство! И девушка решила выглядеть наутро и в самом деле как можно лучше.

И еще одну вещь открыла для себя Марыся. А именно: секретной работой конспираторы занимаются в редакции по вечерам, когда там уже никого нет. И на этот счет девушка тоже приняла решение...
 
 

Обмотанный камерами и перевязанный тесемками сатирик выглядел еще лучше. Теперь уже оба его плеча украшали дуршлаги. На левое бедро редактор привязал ему металлический веничек для взбивания пены — так художнику виделась экипировка космического пришельца.

— Кто бы мог подумать, что эти кухонные причиндалы такие авангардные! — с восхищением произнес редактор, тяжело дыша и любуясь делом своих рук. — Ой, отвалился!

И он, сопя, опять принялся возиться с непослушным веничком.

В этот момент вернулся фоторепортер.

— Ну как, сплавил Марысю? — поинтересовался консультант.

— Да, она уехала, — задумчиво произнес фоторепортер. — А знаете, это чудесная девушка! Очень умна, лишних вопросов не задает и вообще прелесть...

В этот момент редактору удалось закрепить веничек в нужном положении. Отступив на шаг, редактор с восторгом уставился на украшенного таким образом сатирика и воскликнул:

— А как выглядит! Красота!

— Чтоб вам лопнуть! — от всего сердца пожелал сатирик.

Фоторепортер включился в аврал. Представив, сколько великолепных снимков он сможет сделать, молодой человек испытал бурный прилив трудового энтузиазма.

— Ну а теперь приступим к этим, — вскричал он, указав на автомобильные камеры. — Как будем их одевать на него? Через верх или через низ?

— Понятия не имею, — отвечал автор проекта. — Придется решать на месте, то есть на фигуре. И вообще занимайтесь этим сами, у меня тут идея появилась...

И, присев к письменному столу, художник принялся набрасывать что-то на листке бумаги. Ему не дали поработать спокойно.

— Ясь, а что с хвостом? — отвлек его консультант.

— В том-то и дело, что насчет хвоста у меня появилось свежее, оригинальное соображение, — ответил художник, не отрываясь от проекта. — Вот так, хорошо... и вот тут еще пустить этакую закорючку... неплохо, неплохо. Впечатляет! Так вот, мне вдруг пришло в голову... что, если хвост пришельца заменить третьей ногой? Как думаете?

Оригинальное предложение застало компаньонов врасплох, они озадаченно молчали. Бросив камеру, фоторепортер глянул через плечо художника на эскиз и в полном восторге воскликнул:

— Ясно, третья нога! Никаких хвостов! И хорошо, если на ней будет гореть огонек...

— ...и мигать? — обрадовался художник. — Здорово!

И оба принялись воплощать в жизнь свежую идею. Остальные тоже одобрили ее, лишь у консультанта были сомнения. Накачивая третью автомобильную камеру, он заметил, что уже в самом начале, при обсуждении общего проекта, электрик был очень недоволен и высказывал сомнения в его реализации.

— Не уверен, что он одобрит мигающий огонек на задней ноге, — сказал консультант, сопя и отирая пот со лба. — Как какая нетипичная проводка или инсталяция — электрик сразу встает на дыбы. Слышали бы вы, как он разорялся насчет бенгальских огней! Не выдержит он мигающего огонька, помяните мое слово.

— Это не электрик, а я не выдержу, — сердито пробурчал полузадушенный сатирик, задыхаясь под сплетениями резиновых змеевиков и прочей амуниции. — Кончайте скорее свою примерку, не могу больше.

— Сейчас, сейчас, потерпи еще немножко.

Сатирику и в самом деле можно было посочувствовать. Он стоял посередине комнаты и представлял собой весьма впечатляющее зрелище. Дуршлаги и прочий кухонный алюминиевый инвентарь, перемежаемый черными змеями велосипедных камер, загадочно и на редкость эффектно серебрился в электрическом свете. В углу громоздились автомобильные камеры, причем три из них привезли уже надутыми, ибо у редактора были все основания полагать, что с камерами от грузовиков консультанту будет трудно справиться вручную.

Стол художника, кроме эскизов и проектов, загромождали предметы, которыми предполагалось украсить будущих звездолетчиков. Среди них выделялись пять мотоциклетных шлемов, естественно, переоборудованных соответственно их новому предназначению. Они были не только радиофицированы, но и украшены оригинальной конструкцией из плексигласа и никеля, что преображало их до неузнаваемости.

Не только сатирик в своем космическом снаряжении не мог ступить ногой и пошевелить рукой. Остальным тоже было трудно двигаться в этой комнате, до пределов загроможденной всевозможными проводами, фрагментами будущих костюмов астронавтов, металлическими листами, фольгой, краской и еще тысячью предметов, необходимых для снаряжения членов экипажа звездолета.

Отбросив свиток металлической стружки, фоторепортер в поисках подходящего материала для из­готовления третьей ноги стал разгребать залежи материалов в углу. Потом подошел к столу, на котором стояли редакционные лампы на длинных гибких кронштейнах, задумчиво оглядел их и уже раскрыл рот, собираясь что-то сказать, как вдруг раздался энергичный стук в дверь.

Неожиданный стук произвел впечатление разорвавшейся бомбы, ибо заговорщики были убеждены, что все двери в здании, начиная со входной, надежно заперты. Появление в неурочный час нежданного гостя было совершенно непонятным катаклизмом. Это не мог быть сторож, тот ни за какие коврижки не покинул бы своей уютной и безопасной дежурки внизу, а в экстренном случае позвонил бы по внутреннему телефону. При одной мысли, что сейчас войдет посторонний и сразу разгадает их тайну — достаточно увидеть одного сатирика, — заговорщики впали в панику.

Бросив на пол автомобильную камеру, редактор подскочил к двери и подпер ее изнутри, свистящим шепотом давая руководящие указания сотрудникам.

— Спрячься куда-нибудь! — шипел он на сатирика, живописным столбом стоявшего посреди комнаты. — Да не шевелись же! Согнись и под стол!

— Сам согнись, кретин! — огрызнулся сатирик.

— А ты хоть шлемы со стола убери! — последовал приказ художнику. — Слушай, космонавт, марш в угол и повернись к двери спиной. Со спины не разберут, что это такое. Хотя голова торчит... Если бы не голова...

— Отрезаем? — с готовностью вызвался фоторепортер.

И он решительно направился к побледневшему сатирику, сжимая в руке ножницы для жести. Тот шарахнулся в сторону. Неловко толкнул стол, стоявшие на нем лампы упали на кучу резиновых камер и проткнули одну из них. Свист вырвавшегося воздуха еще более усилил панику. Сатирик рванулся в другую сторону и столкнул со второго стола коробку со стеклянными медицинскими банками. С оглушительным бряканьем банки раскатились по полу.

Стоящий за дверью социолог, пан Здислав, воспринимал все эти звуки как райскую музыку, догадываясь о царящей за дверью панике. Он пытался сообщить коллегам, что это он, что нет причин для паники, но, твердо памятуя о необходимости соблюдать конспирацию, сообщал чуть слышным щепотом.

Коллеги шепота не слышали и продолжали паниковать. Тогда социолог постучал вторично.

Редактор решился и чуть приоткрыл дверь. Увидев в щелку пана Здислава, он испытал такую радость, которой никогда доселе не дано было ему испытать. Еще бы! Самым главным условием эксперимента было соблюдение тайны. Если кто-нибудь пронюхает о приготовлениях, если хоть тень подозрений зародится у кого-нибудь в душе — считай, пропали все труды. Ведь в их эксперименте главное — полнейшая неожиданность, только тогда можно рассчитывать на спонтанную реакцию публики, то есть общественности. А если кто-нибудь пронюхает о том, что в редакции делаются какие-то секретные приготовления, и потом, когда "инопланетяне" приземлятся, кто-то вспомнит вдруг о секретных приготовлениях — пиши, дело пропало. Ведь в редакции бывает в основном пишущая братия, журналисты, люди, как правило, умеющие соображать, сопоставлять явления и абсолютно не умеющие держать при себе свои соображения и подозрения. Более болтливой публики, чем представители печати, в мире не найдется.

До сих пор самый разнообразный реквизит вкупе с кухонными принадлежностями сбивал с толку людей, поневоле привлеченных к участию в подготовке эксперимента, и, вполне укладываясь в концепцию о подготовке к съемке научно-популярного фильма о жизни природы, не вызывал нежелательных ассоциаций. А вот теперь при виде напомпованного  сатирика такие ассоциации могли и возникнуть.

За дверьми, однако, оказался свой. При виде социолога редактор, как уже говорилось, испытал такую радость, что с трудом удержал себя от того, чтобы не кинуться ему на шею. Издавая звуки, очень напоминавшие счастливое воркование, он втянул союзника в комнату и повернул ключ в дверях.

— Чтоб мне сдохнуть! — только и мог произнести переволновавшийся фоторепортер.

— Добрый вечер, панове! — приветливо поздоровался социолог и торопливо заговорил, стараясь объяснить все сразу: — Я так и думал, что застану вас здесь, хочу официально заявить о своем присоединении к вашему эксперименту, мне безумно интересно и просто необходимо для дальнейших работ, и я, если не возражаете, желал бы приземлиться.

— Так и инфаркт недолго заполучить, — проворчал консультант по научно-техническим вопросам, переводя дух. — А вы знаете, что стрессы сокращают жизнь?

— Как вы проникли в здание? — дрожащими губами произнес впечатлительный художник, все еще лежа грудью на своем столе и пытаясь заслонить шлемы.

— Вы понимаете, уважаемые панове, очень заманчиво узреть нашу общественность глазами, так сказать, прибывшего из космических просторов существа, — тараторил социолог, не слыша вопроса. — И если можно, мне очень хотелось бы войти в состав группы, которая приземлится. Понимаете, это неведомое существо лицом к лицу...

— Да можно, мой дорогой! — растроганно воскликнул редактор. — Вы для нас просто дар небес! У нас как раз нет желающих идти в астронавты, каждый норовит в момент их приземления околачиваться на рынке! Так что милости просим!

— А теоретически ведь ничего не докажешь! — с разгону произнес социолог еще одну заготовленную фразу и замолк, потому что тут его взгляд пал на сатирика. Онемев от восхищения, социолог позабыл обо всем на свете.

Зато остальные пришли в себя. Художник оторвался наконец от стола, пытаясь привести в порядок измятые плоды своего творческого гения, и, не получив ответа, рявкнул на всю комнату:

— Как вы сюда попали?

Вздрогнув, компаньоны непонимающе уставились на него, потом до них дошел смысл вопроса, и они уставились на зачарованного социолога.

— И в самом деле, — заинтересовался редактор.—  Как  вы проникли в здание?

— Через дверь, — был исчерпывающий ответ.

— Через какую дверь?

— Что? А, через много дверей, сначала через входную, потом по очереди через другие...

— Ну конечно, этот кретин не запер за Марысей, — с ужасом констатировал консультант. Конспираторы дружно возмутились.

— Ну, знаете ли! Если мы будем откалывать такие номера, у нас не эксперимент получится, а черт знает что! Ведь это не шуточки, к нам мог зайти кто угодно — и конец конспирации. Ты что, совсем голову потерял?

На сконфуженного репортера наседали со всех сторон, а тот, чувствуя свою вину, неумело и робко оправдывался. Неизвестно, сколько времени продолжалось бы осуждение фоторепортера, если бы не сатирик. Решительно взмахнув рукой, он заявил:

— Ладно, хватит с него, парень свое получил, а теперь за работу! Учтите, я долго не выдержу! Манекенщицу себе нашли, пся крев!

— И ты еще жалуешься? — огрызнулся консультант. — Глядишь, еще и карьеру сделаешь...

Социолог в полном восторге обозревал окружающие его восхитительные предметы, а от сатирика просто не мог глаз оторвать. Вот только серый он какой-то, особенно это бросалось в глаза по контра­сту с окружавшими астронавта блистающими серебром доспехами. И вообще, по мнению социолога, существо, прилетевшее из глубин Вселенной, не может быть серым, оно просто обязано сиять, испуская из себя неземной свет!

Своими замечаниями социолог поделился с коллегами, но, поскольку поделился он и еще многими соображениями, коллеги не совсем поняли смысл его замечаний, да и некогда было: сатирик все громче и настойчивей требовал поскорее закончить примерку.

Редактор нагнулся в поисках камеры, которую уже собрался напялить на астронавта, когда социолог постучал в дверь. Художник с фоторепортером опять взялись за редакционные лампы на длинных гибких ножках, ломая головы, как из них сделать третью ногу для астронавта.

Редактор отыскал камеру и попробовал самостоятельно напялить ее на пришельца. Дохлый номер! Он призвал на помощь коллег.

Пришлось художнику с фоторепортером побросать свои лампы. Кооптировали консультанта и все вместе стали обряжать в камеры сатирика. Сначала попытались натянуть на него камеру снизу. Положили ее на полу, и перевязанный велосипедными змеями сатирик, с трудом поднимая ноги, влез в середину. Коллеги принялись натягивать на него автомобильную камеру. С дикими муками удалось немного протолкнуть ее вверх по телу сатирика. Результаты никого не удовлетворили, ибо теперь сатирик стал походить на странную даму в кринолине весьма оригинального фасона, а еще больше — на карикатуру балерины в чудовищной пачке.

— Я говорил вам, что это должно быть вверху! — разворчался художник. — Говорил, а вы не слушаете! У меня же своя концепция. Сделали из нее черт знает что!

— И в самом деле, выглядит он глупо, — согласился редактор. — Хорошо, вернемся к твоей концепции. Эй, вылезай оттуда!

У фоторепортера было особое мнение.

— А если камера будет вверху, тогда все сразу увидят, что у пришельца самые обыкновенные ноги! — заявил он.

— Пришельцы имеют право на две ноги! — отстаивал свою концепцию художник. — Мы ведь решили, что они будут человекоподобные, так ведь? Да и не будут это обыкновенные ноги!

И бросившись под стол, художник с триумфом извлек ласты гигантских размеров.

— Вот, видите? У меня все продумано, говорю  же  вам — концепция! Быстро надевай их! Сейчас увидите, как это здорово!

Легко было ему сказать "надевай". Собственными силами сатирик был не в состоянии вообще что-либо надеть. Исключено, он с трудом мог пошевелиться. Автомобильная камера лишила его возможности двигаться, не то что сгибаться, руками же он и раньше не мог шевелить, ведь их плотно прижали к телу змеи надутых велосипедных камер. Забыв об этом, несчастный сатирик в ответ на приказ художника сделал было попытку покрутить пальцем у виска, но, разумеется, не смог этого сделать. Редактор и художник опустились перед ним на колени.

— Да хоть приподними копыто! — нервничал редактор. — Не прирос же ты к полу!

— Осталось совсем немного, того и гляди, прирасту! — огрызался сатирик. — Мало того, корни пущу, листики-цветочки вырастут на мне! Да осторожнее, что вы со мной делаете?

Натянуть на пришельца ласты оказалось очень непростым делом. Возможно, мешало то обстоятельство, что редактор и художник пытались одновременно надеть на ноги пришельца каждый свою ласту. Хорошо еще, что социолог не спускал восхищенного взгляда с сатирика и успел схватить в объятия неземное существо, когда оно покачнулось и чуть не грохнулось на пол.

Зато когда после долгих усилий ласты оказались наконец на ногах сатирика, эффект был поразительный. Автомобильную камеру ему натянули через голову и спустили немного ниже плеч. Для этого пришлось предварительно повытаскивать спицы из дур­шлагов, да и сами дуршлаги несколько примялись,  но  потом удалось восстановить прежнее великолепие.

Немного передохнув, художник с фоторепортером принялись приделывать астронавту третью ногу. Ее сделали из настольной лампы на длинной гибкой металлической ножке.

— Вот сюда, снизу ее прикрепим, — командовал художник. — Даже опираться сможет на нее, только не очень сильно. Фу, холера, что-то излишне гибкая нога получилась. И гляди, сама по себе сгибается.

— Пусть сгибается, так даже лучше, — заметил редактор.

Подключился консультант по техническим вопросам:

— А провод пропустим в середке, посередине сделаем выключатель и рядом мигающую лампочку.

— Где ты собираешься пропустить провод, где? — волновался несчастный сатирик. — В середке у меня, между прочим, внутренности! Как, интересно, ты проведешь электричество?

Оказывается, консультант уже все продумал:

— Не волнуйся, пропустим под локтем, пройдет под поясом, совершенно незаметно. Можешь щелкать выключателем до посинения.

— Тьфу! — прохрипел сатирик. — Не можете спустить камеру пониже? Совсем сдавила, дышать трудно.

— Ниже нельзя, там другая амуниция, — объяснил консультант.

— Тьфу! В печенках у меня сидит ваша амуниция! Тьфу! Что-то в рот попало, на зубах скрипит! Какой гадостью посыпали меня? Совсем хотите прикончить? Да спустите же камеру ниже, сейчас задохнусь!

Пришлось пойти на уступки. С трудом стянули камеру немного ниже, одновременно сделав для себя вывод: снаряжать астронавтов надо в другой последовательности, начиная с накачанных воздухом элементов.

Когда наконец на несчастную жертву эксперимента напялили все необходимые элементы гардероба, все хором воскликнули: "Потрясающе!" Вид, который представлял собой сатирик, и в самом деле мог удовлетворить самый взыскательный вкус. Из бесформенной, расширяющейся кверху глыбы торчали: вверху голова, в середине — оттопыривающиеся от локтей руки, внизу — огромные разлапистые ноги. Нет, не ноги, бесформенные нижние конечности напоминали что угодно, но только не ноги. Торчащие из дуршлагов в разные стороны спицы таинственно поблескивали, прикрепленные к левому боку два металлических веничка для взбивания пены покачивались при каждом движении. Впечатляли также несколько медицинских банок, блестевших на загривке. Консультант постарался, поставил профессионально (недаром тренировался у знакомой медсестры). Банки втянули в себя резину одной из велосипедных камер и держались крепко, не оторвешь. Согнутая гибкая ножка настольной лампы интригующе украшала заднюю часть астронавта. Не хватало только шлема.

Наконец социолог получил возможность сделать замечание, вернее, высказать свое наблюдение. Сатирик по-прежнему казался ему излишне серым.

— Минуточку, панове, — обеспокоенно произнес социолог. — Это что, так и останется?

Бедный замученный сатирик воспринял вышеприведенное замечание однозначно: его хотят в таком виде оставить до самого эксперимента! И несчастный попытался возопить громким голосом, но его хватило лишь на приглушенное хрипение.

Оказывается, остальные тоже именно так восприняли замечание социолога.

— Да нет, — небрежно ответил редактор. — Сейчас мы с него все это поснимаем.

Социолог попытался вывести коллег  из  заблуждения, пояснив свою мысль:

— Да нет, я о фактуре... То есть, того, о цвете... Какой-то он невзрачный... не мешало бы, знаете, нечто этакое... впечатляющее. Вами не предусмотрен какой-нибудь верхний слой?

— Предусмотрен, разумеется, — живо отозвался художник, который поначалу тоже не понял смысла вопроса. — Сверху будет фольга и серебряная краска. И ноги покрасим, а на руки натянем мотоциклетные краги. С отворотами, оклеенными фольгой. Ну и еще будет шлем.

Воспользовавшись перерывом в работе, консультант немного отдохнул на куче накачанных автомобильных камер в углу. Теперь он со стоном поднялся, растер поясницу и подошел к столу художника,  на  котором блестели заранее приготовленные шлемы пришельцев. Взяв один, он, держа его на вытянутых руках, приблизился к несчастному сатирику.

Тот уже не протестовал, понимая, что протесты ни к чему не приведут, и подчинился своей участи. Он понял — такая уж ему выпала планида. Судьба, значит. Против судьбы не попрешь. Вытащил жребий, стал манекенщицей, не предполагая даже, с какими это сопряжено неприятностями. Когда увидел, с какими, поначалу пытался возражать, протестовал, сердился и ворчал на коллег. Неприятности множились, сатирик впал в ярость, а когда ярость достигла зенита и больше ей некуда было расти, несчастный покорился своей судьбе. А что еще ему оставалось? Ведь он же не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, целиком зависел от этих паршивцев. А паршивцев, его коллег, по мере одевания пришельца все больше охватывал энтузиазм. Они видели, что астронавт у них получается замечательный, вот и не реагировали ни на проклятия своей жертвы, ни на ее мольбы и стоны. Сатирик понял — лучше пострадать молча. Самому-то ему не раздеться, он полностью в их руках. Лучше их не злить, а то разгневаются и оставят его как есть, в этой неземной одежке. Вот несчастный и смирился, даже пикнуть боялся, позволяя себе лишь тихонько скрежетать зубами.

Советник по науке и технике с умным видом сосредоточенно вглядывался в астронавта, примериваясь, выбирая нужное место, и, наконец, торжественно насадил ему на голову чрезвычайно живописный шлем, как следует закрепив его в велосипедной камере, намотанной вокруг шеи несчастного.

Присутствующие затаили дыхание, боясь помешать специалисту, и с волнением ждали. Их ожидания не были обмануты.

— Колоссально! — в полном восторге воскликнул социолог. — Просто великолепно! Только вот как мы будем общаться друг с другом в этой штуковине на голове?

Консультант по науке и технике даже не рассердился — чего можно требовать от профанов? Он просто со скромной гордостью ответил:

— Шлемы радиофицированы. Внутри коротковолновый передатчик. Вернее, передачи нами не предусмотрены, только прием. То есть не так, общение предусмотрено, но в ограниченном диапазоне. Вернее, общение возможно лишь между пришельцами, они друг с дружкой соединены. То есть не так, вернее, так, но пришелец в своем шлеме будет слышать всех, его же услышат только коллеги в шлемах. И еще я должен сказать, эти штуки называются вовсе не шлемы, а шлемофоны!

И тут из шлемофона послышалось глухое бурчание. Что-то у манекенщика не в порядке, вон, он и подпрыгивать пытается, и отчаянно размахивает оставшимися в его распоряжении фрагментами рук. С удивлением глядя на сатирика, коллеги пытались понять, в чем дело.

— Испытание на подвижность? — предположил консультант. — Не похоже, да и жесты у него... не такие, какие бы хотелось.

— Может, у него что-нибудь жмет? — предположил фоторепортер. — Надо бы поправить.

— Просто капризничает! — раздраженно констатировал редактор. — Да еще толком не говорит. Не слышу! Кричи громче!

Бурчание в шлемофоне заметно усилилось, а жесты астронавта стали напоминать конвульсии эпилептика.

Консультант приложил ухо к шлемофону.

— Ничего не слышу! — сообщил он коллегам и открутил шлемофон.

— Вы что, совсем спятили? — набросился на коллег сатирик, жадно ловя ртом воздух. — Уже ничего не соображаете? Ведь шлем же герметичен, еще немного, и я бы задохнулся! Этого вы добиваетесь?

— О, холера! — огорчился художник. Да, очень непростое дело — снаряжение астронавта. Сначала было сплошное нагромождение проблем организационного характера, а как только с ними немного управились, одна за другой стали возникать проблемы характера технического. Консультант по науке и технике не предусмотрел такой мелочи, как подача воздуха в герметический шлемофон! Огорченный и чрезвычайно озабоченный, он погрузился в раздумье. Впрочем, думали все. Долго думали и решили — провертеть в шлеме дырку. Социолог возразил:

— Тогда все услышат голос пришельца.

— Да нет, — возразил редактор, автор проекта, — дырку мы провертим сзади, говорят ведь,  как  правило, мордой вперед.

Возразить ему осмелился сатирик, все еще кипящий от возмущения, хотя лицо его уже приняло нормальный цвет.

— И дышат, как правило, тоже мордой вперед! Разве что вам удастся произвести переворот в физиологии человека.

— А ведь можно научиться говорить нечеловеческим голосом, — мечтательно произнес художник. — Таким, потусторонним... Вот был бы фурор!

— Перестаньте молоть чепуху, — рассердился консультант. — Мешаете человеку думать. Никак не сосредоточусь... Минутку...

Как же, сосредоточишься с этим народом! Размышления консультанта нарушил социолог, опять делясь с коллегами своими сомнениями. Принесла его нелегкая!

— Видите ли, панове, у меня еще такого рода предложение, — сказал социолог. Он уже относился к эксперименту как к своему личному делу и принимал близко к сердцу все детали. — Видите ли, у меня еще замечание насчет рук...

Художник непонимающе взглянул на него, а сатирик попытался пошевелить руками, вернее, кистями рук в мотоциклетных крагах. Сами же руки, как уже было сказано, прикрученные к туловищу велосипедными камерами, оставались неподвижными.

— Вот именно! — воскликнул социолог. — Такие конечности пришельца, боюсь, вызовут сомнения. Как-то не согласуются они с тем образом представителя высшей цивилизации, как мы его себе представляем. Вряд ли такими неуклюжими лапами пришельцы смогли бы создать эту свою цивилизацию...

Художник бросился очертя голову на защиту своей концепции.

— Так ведь это же всего лишь упаковка! Сам представитель внутри! Внутри у него может быть хоть десять рук и по десятку пальцев на каждой руке, хоть по двадцати, а каждый палец свободно может быть длиной в метр. А что? В трубочку свернулись...

— Но ведь этих пальцев не видно! — упорствовал социолог.

— Интересно, как мы можем их выставить  на  всеобщее обозрение? — скептически пробурчал фоторепортер.

У художника уже полным ходом заработала его творческая фантазия... Он вдохновенно продолжал:

— ...в трубочку свернулись и с помощью пружин выскакивают наружу! А что? Очень даже эффектно! Щелкнет пан социолог выключателем, и у него сразу десять пальцев выскочат! И зашевелятся! На пружинках!

— И заедет своим пальчиком в глаз собеседнику! — подхватил неугомонный социолог. — Насколько мне известно, планом предусмотрено общение с местным населением. На базе математики. Так ведь? Не будем же мы разговаривать с землянами, я правильно понял? Значит, надо или формулы какие писать, или с помощью рисунков пообщаться. А как такими руками изобразишь рисунки или формулы?

Пришлось художнику оставить в покое пружины, к которым он уже успел привязаться, и переключиться на решение очередной проблемы. Подойдя к астронавту, он принялся напряженно вглядываться в него, бормоча себе что-то под нос. Потрогал пришельца за лапу, пощупал надувные камеры. Несчастный сатирик с беспокойством наблюдал за ним — что еще выкинет?

Наконец художник принял решение.

— Так и быть, — великодушно сказал он. — Немного высвободим ему руки. Вот отсюда, немного повыше локтя. Идея! Мне понадобится труба, такая, как в железных печурках.

— Ясно, обеспечим, — согласился редактор. — А как насчет воздуха?

Консультант с достоинством ответил:

— Придется малость усовершенствовать шлемофоны. Спереди дадим микрофон, немного налево сдвинем, а дыру провертим сзади, немного правее центра. Стась! — обратился он к сатирику. — Для того чтобы дышать, голову будешь поворачивать вправо, а если говорить — влево. Не перепутай. Ну, потренируешься малость, в какую сторону для чего поворачиваться. Такое способно запомнить любое мало-мальски мыслящее существо, думаю, наши справятся.

Сатирик счел себя обязанным вступиться за всех "наших". Ведь он один опытным путем испытал, что значит находиться в костюме астронавта.

— Запомнить способны, но вот шею мы свернем непременно!

— Нет, этого мало, — вмешался фоторепортер. — На всякий случай я бы еще чего придумал. Какую-нибудь трубочку провести. Ну, такую, как у ныряльщиков с аквалангом, пустую внутри, резиновую. Вспомните, аквалангист дышит благодаря ей, она соединяет его маску с кислородным прибором. Совсем не надо длинную, хватит небольшого кусочка. Закрепить ее перед носом астронавта, по ней пойдет воздух, и даже сквознячок в шлеме... шлемофоне образуется. А голоса снаружи не будет слышно.

Консультант при всех своих недостатках завистливым не был. Он одобрил идею фоторепортера и взялся воплотить ее в жизнь. Он и сам понимал, что шлемофоны нуждаются в коррективах.

Но это было еще не все. Выяснилось, что присутствующим не понравилось, как передвигается пришелец.

Планом мероприятия предусматривался выход пришельцев из космического аппарата и даже, возможно, общение с местным населением. Не исключено, что состоится и небольшая прогулка по рыночной площади города Гарволина, а затем последует возвращение к своему космическому кораблю. И что же выяснилось? Стоящий неподвижно сатирик производил нужное впечатление, ничего не скажешь, но когда он по приказу редактора сделал несколько шагов...

Вернее, попытался сделать, да у него ничего не получилось. Он сразу же наступил одной огромной ластой на вторую и уже не смог сдвинуться с места, беспомощно переминаясь с ноги на ногу. Ведь ноги тоже были спутаны камерами, ни шагнуть, ни даже приподнять ногу астронавт не мог.

— Сначала приподними ту, что сверху! — посоветовал сатирику фоторепортер. — А только после этого передвигай нижнюю.

— Так мне же не видно, которая сверху! — обиделся астронавт.

— А разве ты не чувствуешь? — не поверил ему редактор. — Неужели никогда на лыжах не ездил?

— Ездил! Да только тут совсем другое. Советы хорошо давать, сам бы попробовал! Посмотрел бы я на тебя, как в этом костюмчике ты съезжаешь с Каспрового Верха!

— Тебя же никто не заставляет спускаться с Каспрового Верха! Просто переставь свои копыта, дурак!

Художник понял, что необходимо опять внести коррективы в концепцию, ведь для того чтобы ходить, надо как минимум переставлять ноги. А редактора примерка заставила прийти к выводу: все астронавты должны пройти испытания в костюмах. Назначить день, собрать всех сотрудников, которые будут играть роли космонавтов, обрядить их в костюмы, обязательно и в шлемофоны, и пусть в таком убранстве походят немного по редакции. Попривыкнут. Лучше всего репетицию провести ночью, когда в редакции не будут околачиваться посторонние. Космонавт № 1 сатирик Станислав очень настаивал на том, чтобы примерка состоялась уже после переоборудования шлемофонов. К его мнению прислушались и отложили примерку на несколько дней.

Добровольное желание социолога войти в состав экипажа космического корабля весьма облегчило формирование этого экипажа. Вертолет, который удалось одолжить у военных, был шестиместным. Учитывая, что в полном снаряжении астронавты занимали больше места, пришлось их число ограничить пятью. Вернее, одним из пяти будет пилот вертолета, кстати, его тоже надо соответственно обрядить. Итак, четверо, из них один — сатирик, а второй — доброволец социолог. Оставалось назначить еще двух. Редактор и фоторепортер сразу же отпадали, поскольку редактору придется в качестве режиссера действа руководить им снаружи, значит, он должен оставаться на свободе, а репортер ни за что не откажется от желания нащелкать множество сногсшибательных снимков. Для этого ему тоже необходимо находиться снаружи, затесавшись в толпу на площади.

Разумные доводы были восприняты присутствующими с пониманием, и в качестве двух оставшихся пришельцев согласились выступить художник и консультант по науке и технике. Сатирик особенно настаивал на участии художника.

— Он костюмчик выдумал? Так вот пусть он в нем и походит...

С сатирика к тому времени уже сняли одеяние астронавта, и бедняга испытал такую радость и прилив сил, что сам вызвался приготовить кофе присутствующим и даже извлек из укромного местечка припрятанную главным редактором скромную плоскую бутылочку с коньяком. Он еще раньше приметил ее на полке в книжном шкафу, за книгами по идеологическим вопросам. И сейчас без малейших угрызений совести извлек ее. Очень подходящее дополнение к кофе!

Когда все, отдыхая от трудов праведных, сидели за кофе с коньяком, снова возник неугомонный социолог.

— Панове! — робко произнес он. — Видите ли, такое дело... Я бы хотел... Вернее, не  я,  а наш Центр по изучению общественного мнения... Понимаете, в изучении общественного мнения непременно предполагается участие телевидения. И вот теперь...

— Ты что, рехнулся? Какое может быть телевидение? У нас же будут фотографии. Вот он сделает.

— Я понимаю, фоторепортер сделает профессиональные фотографии, но ведь этого мало! Панове, такой уникальный случай, надо непременно запечатлеть все происходящее на пленке, чтобы сохранить на память, во-первых, а во-вторых, показать всей стране! Пусть все видят! А мы станем изучать общественное мнение и по другим городам. И кинохронику тоже надо пригласить. Ведь это же будут бесценные киноматериалы, сами понимаете!

— Вроде бы он прав, — не очень уверенно согласился фоторепортер. — Но как это будет выглядеть на практике? Если перед приземлением космического корабля на рыночную площадь в Гарволине прибудет телевидение и кинохроника, что останется от нашей тайны? И зачем тогда вообще этот эксперимент?

— А кто сказал, что им непременно надо стоять на рыночной площади? — спросил вдруг редактор, вновь испытывая прилив вдохновения. — Нет, мои дорогие, ни телевидение, ни кино ни о чем просто не имеют права знать! И в Гарволине они должны оказаться случайно. Все поняли? А теперь думайте, думайте... Нужен предлог, чтобы заманить их в Гарволин, а еще лучше — куда-нибудь в окрестности.

А на рыночную площадь они примчатся, когда наши там высадятся. Успеют, надо только как следует все организовать. Желательно, чтобы на площади они оказались сразу после приземления инопланетян. Ясно? Не дай Боже до.

— А под каким предлогом их заманишь? — задумался сатирик. — Вряд ли удастся.

Редактор недовольно взглянул на коллегу.

— Похоже, примерка последние мозги у тебя отшибла. А "утка" на что? Вспомни, сколько глупостей приходилось придумывать.

— Труп, сокровища или оргия в окрестных лесах, — выложил свои предложения художник, творческий человек. — По мне так лучше всего оргия.

— Все вместе! — веско бросил редактор. — Не сумеем мы как следует организовать оргию, сейчас не до того. Значит, так: малина и награбленное добро. И еще неплохо бы подыскать какую-нибудь жертву насилия.

— И пусть эта жертва в голом виде мечется между деревьями в лесу! — оживился сатирик. — Или вокруг какого сарая, но на почтительном расстоянии, так, чтобы ее не удалось ни поймать, ни разглядеть толком. Будто она была связана, но ей удалось освободиться и сбежать.

В сатирике явно возродилась душа журналиста, несколько оглушенная превратностями примерки.

— Письмо послать на телевидение! — предложил кто-то.

— Спятил! — вознегодовал редактор. — Кто у них письма читает? Да и времени не рассчитаешь. Нет, или лично, или по телефону. Это не проблема, есть знакомые и там, и там, надо только выбрать подходящих.

Консультант внес неожиданное предложение:

— А вообще-то неплохо установить скрытые камеры.

— Зачем? И где?

— Как зачем? Вдруг что не выйдет с телевидением, подстрахуют. А установить лучше всего на автовокзале. Скажем их руководству, что по решению министерства транспорта. Проводится, мол, проверка работы автовокзала, соблюдения расписания рейсовых автобусов или еще что позаковыристее придумать.

— Адекватность функционирования автобусов в соответствии с расписанием, — тут же придумал редактор и похвалил консультанта: — Мысль неплохая, только камеры надо установить заранее, а не накануне мероприятия, а то кто-нибудь заметит такое совпадение. Пусть камеры себе поработают, а перед приземлением только проверим, не испортились ли.

Весенний рассвет уже занимался над городом, когда кучка заговорщиков решила наконец все вопросы. И даже составили список сотрудников радио — о нем тоже вспомнили, — телевидения и киностудии, которых следовало подключить в нужный момент с вполне определенной целью. Много времени заняло обсуждение проблемы пилота. Решили ознакомить пилота с его будущими дополнительными обязанностями не сразу, а постепенно и осторожно, внимательно следя за его реакцией. Ведь его же придется полностью посвятить в тайну! Многие сомневались, что он согласится стать участником эксперимента и сыграть роль неземного существа. Сомневались главным образом из-за того, что пилоту придется облачиться в костюм астронавта и пройти ночную тренировку в здании редакции вместе с остальными астронавтами. Нет, такое не всем под силу. Вот и решили сначала получше познакомиться с пилотом, узнать, что за человек, можно ли ему довериться. И еще осталась нерешенной проблема отвлекающего момента в виде оргии, сопряженной с сокровищами, преступниками, изнасилованием, а может, и еще с чем-нибудь не менее завлекательным. Решение этой проблемы было поручено редактору и сатирику.
 

Специалист по космическим аппаратам вернулся из командировки в Советский Союз и в полном ошеломлении слушал редактора. Известие о тайном эксперименте сопровождалось потоком вопросов и просьб. Завлеченный силой в ангар специалист при виде материалов, подготовленных для того, чтобы преобразить военный вертолет в космический корабль, издал сначала крик ужаса, а потом и вовсе надолго лишился голоса. Он лишь молча переводил взгляд с кучи вышеупомянутых материалов на электрика, обалдело слушавшего пояснения консультанта по науке и технике.

У консультанта уже была выработана твердая установка относительно внешнего вида их космического корабля. Не он один работал над установкой, ему помогал сатирик. По прочтении всей доступной литературы в области научной фантастики последний вполне мог считаться экспертом в этой области.

Именно сатирик выдвинул блестящую идею вибрирующего светового круга.

— Как вы не понимаете, вертящийся световой круг необходим, без него не обходится ни один из уважающих себя космических аппаратов! — кричал он в кабинете редактора, куда конспираторы собрались на совещание три дня назад. — Все уже привыкли к светящемуся кругу над космическим кораблем, без него они не представляют аппарата пришельцев! Все знают — если что-то этакое летит из космоса, на нем обязательно вибрирует световой круг. Летит и светится! Летит и вибрирует! Представляете? Ничего не слышно, ничего не происходит, люди видят только этот вибрирующий светящийся круг, и у них глаза на лоб лезут! Если не будет такого светящегося круга, никто не поверит, что они прилетели из глубин Вселенной.

Консультант по науке и технике старательно записывал указания сатирика, а редактор вполголоса делился с коллегами своими сомнениями:

— Откуда он выкопал этот светящийся круг, черт бы его побрал? Из Лема, что ли?

— Да о нем действительно везде пишут, — отвечал художник. Изучая литературу по космосу, он обратил внимание не только на одеяние космонавтов, но и на их летательные аппараты. — И в самом деле, в космических кораблях обязательно или что-то крутится, или что-то светится. А еще лучше и то и другое. Он прав.

Вот теперь консультант пытался разъяснить электрику его задачу и в то же время сохранить тайну, умалчивая о предназначении столь оригинально декорированного вертолета. Электрик, как все узкие специалисты, пытался отмахнуться от необычного задания, ссылаясь на законы электродинамики и прочие электрические трудности. Консультант стоял на своем. Наконец, доведенный до белого каления электрик взорвался:

— Послушай, пан, мое дело маленькое, я сделаю как говоришь, но за последствия не отвечаю. Мне нетрудно повкручивать здесь елочные лампочки, получишь свой световой круг, как сто тысяч чертей будет крутиться! Вот здесь, на концах лопастей, присобачу разноцветные лампочки, представляешь, какой получится световой круг, когда пропеллер завертится? Только не останавливать его.

— А когда вертолет стоит, он сможет так вертеться? Все время, пока стоит.

— Сможет, но знаешь, какой холерный ветер при этом поднимает?

— А если вертеться не так быстро? — не уступал настырный консультант.

— Тоже ветер поднимается.

Консультант разозлился было на упрямого электрика и собирался уже сказать ему пару слов, да вовремя вспомнил столько раз виденные им по телевизору впечатляющие картины о прибытии в нашу страну всевозможных государственных деятелей. Сколько раз наблюдал, как эти государственные деятели, придерживая шляпы, согнувшись, бежали прочь от вертолета, от его вертящегося пропеллера. Представив, что вот так придется и его подопечным пришельцам бежать от вертящегося светового круга их космического аппарата, консультант пришел в ужас. Нет, такое невозможно допустить, не говоря уже о том, что ни одному из них ни за что не согнуться.

— В таком случае надо придумать что-то другое... Сделать по-другому... Надо придумать... что-то, что не поднимает ветер. Что не поднимает ветер?

Вопрос был обращен все к тому же электрику, который теперь уже с явной опаской поглядывал на консультанта, ибо всегда боялся сумасшедших. Поэтому он не стал впадать в ярость, услышав идиотский вопрос, а постарался как можно вежливей ответить:

— Не поднимают ветра неподвижные предметы.

Консультант принялся лихорадочно размышлять, покусывая губы:

— Ажурный, — бормотал он. — Сначала, значит, главный круг. Летит и светится. Останавливается, гаснет. И тут включается второй круг, запасной. Скажем, из проволоки... И на нем тоже приделаны лампочки, замаскированные... Знаете что, сделайте так, чтобы интенсивность свечения менялась, то усиливалась, то уменьшалась. Ну, вы сами знаете, если быстрее крутится, лампочки горят ярче, а если медленнее, то слабее. Какое-нибудь сопротивление вставьте, это уже по вашей части. А если лампочки на ажурный винт прикрепить, ветер будет слабее, так ведь? Даже не ветер, а так себе, ветерок, дуновение, можно сказать. Хорошо бы сделать его складным. О, придумал! На манер зонтика, чтобы мог раскрываться и закрываться. Значит, при нажатии кнопки изнутри раскрывается такая ажурная конструкция с лампочками на концах. Нет, знаете, не только на концах, этого мало, приделайте лампочки по всей длине пропеллера, чтобы, когда он закрутится, образовалась такая сплошная светящаяся плоскость. Понимаете?

Электрик очень хорошо понимал, что неблагосклонная к нему судьба ни с того ни с сего вместо привычной мастерской забросила его в дом сумасшедших. Услышав соображение о светящейся ажурной плоскости, он даже отпрянул и прочно приклеился к полу разлитым кем-то клеем "Суперцемент". В порыве творческого энтузиазма научный консультант шагнул к нему и приклеился рядом.

Тем временем художник, сидя на баке с машинным маслом в окружении ящиков с ракетами, на которых разложил свои эскизы, давал указания рабочим по оформлению передней части вертолета.

Покрашенные серебряной краской целлулоид и стекла, по мнению автора проекта, предоставляли возможности добиваться самых поразительных эффектов, что, по мнению того же автора, полностью компенсировало потерю прозрачности. Очень впечатляли небольшие детские мячики, украшающие концы торчащих во все стороны заостренных пик из вороненой стали. Для пущего эффекта как стальные прутья, так и мячики тоже покрыли серебряной краской. Художник настаивал на том, чтобы как можно больше элементов космического корабля серебрилось и блестело на солнце или в ярком свете фонарей на рыночной площади Гарволина.

В атмосфере ангара росло напряжение и раздражение, постепенно охватывающее весь рабочий персонал, не имеющий понятия, что они готовят. И для чего? Специалисты возмущались, доказывали, что нельзя такого вытворять с вертолетом. Только отдельные особенно дисциплинированные и послушные рабочие прикручивали, что им велели, а потом, когда у художника менялась концепция, откручивали снова, кляня себя за то, что так добросовестно прикрутили. К счастью, художник был склонен скорее что-то дополнять, чем снимать, поэтому отрывать приходилось не так часто. И все равно раздражение и недовольство висели в воздухе.

Работе очень мешали помосты, взнесенные по обоим сторонам вертолета, чтобы можно было добраться до самого верха. Естественно, без них украшение вертолета было бы невозможно; с другой стороны, они мешали пробираться рабочим с мешками, рулонами жести и прочими материалами.

И вот специалист по космическим аппаратам оказался в самом водовороте этого безумия. Узнав о готовящемся эксперименте, он, как уже было сказано, пришел в ужас, который усугубился после ознакомления с эскизами художника.

— Да вы что, спятили? — простонал он, обретая голос и хватаясь за голову. — Ведь это же идиотизм! То, что вы тут сооружаете, вообще не способно летать! Не только в космическом пространстве, вообще нигде! Независимо от типа двигателя!

— А кто вам сказал, что это должно летать? — огрызнулся обиженный художник. — Это должно только приземлиться в Гарволине и выглядеть таинственно. Ни на что не похоже.

— Насчет второго, уверен, вы своей цели добились, — начал было взволнованный специалист, но редактор поспешил увести его подальше от художника и обступивших его рабочих.

— Я же тебе объяснил, аппарат должен быть похож на космический корабль. Чтобы каждый, увидев его, сразу понял — прилетели пришельцы с других планет! Ну что ты придираешься, будет летать, не будет — какое это имеет значение? Вот смотри.

И редактор, выхватив из кучи в углу большой лист алюминия, взобрался на помост и лично стал прикладывать его к боку вертолета под разными углами, попутно давая пояснения.

— Вот тут, понимаешь, образуется выпуклость. Подержи вот здесь... Правда становится похоже на летающую тарелку?

Позабыв о своем скептицизме, специалист тоже взобрался на помост и послушно придержал угол алюминиевого листа, проворчав:

— Не на тарелку, а скорее на лоханку!

— Хорошо держишь! — похвалил редактор. —  Не  беспокойся, мы еще немного выпрямим, а вот тут сплющим, чтобы получилась грань. Отличная выйдет тарелка!

— А на чем ваш вертолет держится? Обычно ведь он стоит на полозьях, они амортизируют приземление. А у вас?

— И у нас полозья, в этом вся беда. Надо ведь, чтобы наш космический корабль ни в чем не напоминал вертолет.

— Хотите его на постамент поставить?

— Нет, понимаем, что нельзя, значит, полозья надо чем-то замаскировать. Понимаешь, что-то такое придумать, чтобы спрятать нижнюю часть вертолета. Посоветуй.

Специалист не выдержал, наверное, звездная болезнь заразительна. Сорвавшись с помоста, он подбежал к художнику, вырвал у него карандаш и на обрывке бумаги принялся набрасывать чертеж, внося коррективы в устройство космического корабля. И при этом сам себе удивлялся. Он, такой уравновешенный, такой практичный математик, сам себя не узнавал, испытывая странное волнение в груди и прилив совсем не логического, совсем не математического вдохновения. И вот в его ученом мозгу родились соображения, драгоценные для экспериментаторов.

Через час прибыл пилот. Аврал был в разгаре. Шум, стук, ругань заполняли ангар, заставив пилота остановиться в дверях. Он попытался сориенти­роваться, что же здесь происходит.

— Никакого хвоста! — кричал художник, размахивая листом ватмана перед носом специалиста. — Никаких хвостов! Ты что, не соображаешь, ведь по хвосту каждый сразу же распознает вертолет! Это обязательно нужно прикрыть!

Специалист выходил из себя, объясняя азы аэродинамики этому балбесу.

— Ну как ты не понимаешь? Если аппарат рассчитан на полет в атмосфере, у него непременно должен быть хвост! Руль направления! Как ты себе представляешь, каким образом эти твои пришельцы управляют своим аппаратом? Силой воли?

— А хотя бы и так! — не уступал художник. — Как существа из других миров имеют право! Это впечатляет, пусть будет не как у нас.

— И в Гарволине приземлится впечатление?

Художник немного сбавил тон.

— Я же не говорю, чтобы хвост совсем отрезали! — оправдывался он. — Я же говорю — прикрыть! И если некоторые кретины не понимают...

— Сейчас подерутся! — с беспокойством произнес редактор. — Надо же, как разобрало специалиста!

— Идея! — вскричал вдруг консультант по науке и технике. — У меня гениальная идея! Успокойтесь, господа! Я знаю, что надо сделать!

И он помчался к хвосту вертолета, прихватив по дороге за рукав несчастного электрика. Остальные бросились за ним.

Когда электрик услышал изложение гениальной идеи, его чуть кондрашка не хватила. Побагровев, он прохрипел:

— Только-то? И еще должно вращаться? А может, и стрелять при этом? Чего уж там, давайте заодно! Я сам спячу от всех этих ваших светящихся кругов!

Зато специалисту идея понравилась.

— Неплохо, неплохо, — одобрил он. — В конце концов... здесь, значит, прикроем встык, а вот тут расширим...

Тем временем пилот несколько вошел в курс дела, в связи с чем возникли новые проблемы.

К редактору с трудом пробился механик с сообщением:

— Пан начальник, пилот скандалит! Говорит,  из-за  ваших декораций ему ничего не видно!

— Скажите, какие претензии! А зачем ему видеть? Когда приземлится, выйдет из вертолета и посмотрит!

У пилота голова шла кругом. Когда же он услышал доносящиеся из угла крики о том, чтобы отрезать хвост, у него по спине мурашки забегали. Час от часу не легче! Ошарашенный тем, что представляет собой передняя часть вертолета, он как-то совсем позабыл о задней. Еще бы, позабудешь! Сев в кабине на свое пилотское место и обнаружив полное отсутствие видимости — все окна закрывали декоративные элементы и серебристая краска, — он ни о чем другом думать не мог. А теперь вот еще и хвост...

В полной прострации сидел несчастный пилот, даже перестав возмущаться. А вокруг него кипели страсти. Привлеченные громкими криками, к вертолету подтянулись и все конспираторы, и весь обслуживающий персонал. В ходе жаркой дискуссии у спорящих вырвались нежелательные высказывания, так что пришлось присутствующим немного приоткрыть тайну эксперимента, иначе пилот напрочь отказывался вести странный аппарат. С обслуживающего персонала в полном составе взяли клятву молчать, объявив эксперимент военной тайной. Персонал охотно дал клятву и перестал удивляться дурацким требованиям. Особенно радовался электрик, поняв, что имеет дело все-таки не с сумасшедшими. Фоторепортер прибыл в тот момент, когда последний из рабочих давал торжественную клятву — никому ни слова. Узнав о случившемся, фоторепортер страшно огорчился: если столько народу знает о намеченном эксперименте, вряд ли удастся его сохра­нить в тайне. Нет, он, фоторепортер, с этим решительно не согласен и предлагает весь обслуживающий персонал продержать взаперти в ангаре до приземления инопланетян. Фоторепортер даже вызвался лично снабжать арестованных едой и питьем. Его предложение не вызвало энтузиазма среди рабочих. Гораздо лучше они восприняли предложение консультанта заставить их проглотить препарат, вызывающий временную амнезию, или потерю памяти. Приобретение препарата не вызвало трудностей. Механик вслух заметил: есть такое простое средство, продается в любом магазине, имеет вид прозрачной жидкости и разлито чаще всего в пол-литровые бутылки. К сожалению, и это предложение не прошло, тут возражали участники эксперимента, которым все-таки хотелось довести его до конца. Пришлось ограничиться клятвой соблюдать военную тайну.

Надо признаться, рабочие, все как один человек, добровольно дали клятву и даже намерены были ее сдержать. Не только потому, что обрадовались, узнав смысл своей работы. Нет, их чрезвычайно заинтересовал сам эксперимент. Мало того, что они перестали ломать головы, сберегая тем самым здоровье и нервы, их очень вдохновила возможность принять личное участие в появлении на Земле пришельцев. Ну и само собой, повлияло убеждение в причастности в военной тайне. Поскольку им не объяснили толком, кто именно участвует в эксперименте, они были убеждены — непременно какие-нибудь "зеленые береты" или прочий спецназ. С такими шутки плохи, надо держать язык за зубами.

Хуже всех было пилоту. Весть о том, что ему придется не только вести управляемый космический корабль с пришельцами из звездных миров, но еще и самому играть роль одного из них, пала на беднягу как гром средь ясного неба. Пилот был совсем молодым человеком и, хотя обладал уже немалым опытом в вождении вертолета и других летательных аппаратов, вот такого не водил ни разу. И еще играть роль пришельца!

— А мне обязательно выходить из вертолета? — робко поинтересовался он. — Нельзя остаться внутри?

— Исключено! — отрезал редактор. — Во-первых, кто-нибудь может разглядеть вас внутри машины, значит, вы обязательно должны выглядеть как нечеловек. Это во-первых. Во-вторых, прибывших должно быть пять штук, а не четыре. Это во-вторых. А в-третьих, всегда бывает так, что прилетают и выходят все, никто внутри не остается. Так что и вы должны.

Пилот открыл было рот, собираясь возразить. Во-первых, он до сих пор вообще не слышал о порядке выхода пришельцев из космического корабля. Кто установил такое правило? А во-вторых, если и появлялись пресловутые летающие тарелки, то они обычно выпускали наружу прилетевшие существа, а сами немедленно удалялись в мировое пространство. Сколько раз он читал об этом! А раз удалялись, значит, в тарелке оставался хотя бы пилот, правда? Значит, нет такого правила, чтобы из космического аппарата выходили все!

Все это пилот только собирался сказать, но так и закрыл рот, ни слова не произнеся. Он вдруг с изумлением почувствовал, как в его молодом сердце запылало горячее желание непременно принять участие в столь необычном эксперименте. Ведь потрясающее же дело предстоит! Рискованный эксперимент, не просто нетипичный, но и вообще неслыханный. И в самом деле, ведь до сих пор на Земле никто не приземлялся из космоса. А он приземлится! И в мгновение ока пилот превратился в самого горячего энтузиаста эксперимента. И беспрекословно согласился прибыть на тренировку в помещение редакции завтра вечером.

— Но и мне потребуется сделать тренировочный полет на этой новогодней елке, — заявил он. — Никто же не знает, как она станет вести себя в воздухе.  Не  могу рисковать, ведь полетят люди.

Требование пилота было встречено с пониманием. Решили провести тренировочный полет ночью, сразу после того как закончится переоборудование вертолета в космический корабль. Пусть пилот полетает себе в какой-нибудь безлюдной местности, потренируется.

Обсудили и все детали переброски вертолета в леса под Гарволином.

— Ясное дело, лететь в своем окончательном виде вертолет не может, — заметил консультант. — Тогда как быть? Прилетит обычный вертолет, а все это оборудование смонтировать в лесу? О нет, исключено. Мы не сможем этого сделать! Пусть летит при всем параде!

— Но его же заметят по дороге!

— И вовсе нет! Полетит ночью, с выключенными огнями. А мы на полянке разожжем костер, чтобы видел, куда садиться.

— И сразу приедет пожарная команда! — возразили ему. — Или лесник примчится!

Пилот уже освоился в своей новой роли и высказал разумное предложение.

— Лететь, разумеется, ночью, когда вертолет будет полностью переоборудован. Никаких огней включать не буду, а вот вы, вместо костра, посветите фонариками. Я вас научу, как светить. До Гарволина недалеко лететь, ничего особенного...
 
 

Решив использовать редакционную тайну для охмурения фоторепортера, секретарша стала действовать. Весь вечер до ночи просидела она в редакции и ни одной живой души не увидела. Не появлялся ни один из конспираторов, а взломать запертую дверь кабинета художника она не смогла, поскольку не предвидела такой необходимости и не запаслась соответствующими инструментами. Расстроенная и злая, она поздней ночью ни с чем возвратилась домой. Откуда ей было знать, что как раз этот вечер заговорщики в полном составе провели в ангаре на аэродроме Бемово, поглощенные хлопотами о своем космическом аппарате?

Марыся, однако, не пала духом и от своего намерения не отказалась.

Интуиция подсказывала девушке, что лед тронулся. Фоторепортер явно стал уделять ей больше внимания, наконец-то оценив некоторые из ее высоких достоинств. Вот и надо ковать железо, пока горячо, заставить его заметить еще парочку достоинств — и парень капитулирует. А вдруг не хватает всего какой-то последней капли?

Девушка неглупая, Марыся в глубине души опасалась, что таких капель может потребоваться целое ведро. Негативный супружеский опыт мог лечь тяжким бременем на душу молодого человека и на долгие годы отвратить его от супружества вообще. Если так, очень неправильно он рассуждает! Попалась ему тогда неподходящая кандидатура, подумаешь, большое дело! Теперь может подвернуться подходящая. Впрочем, даже если и не так, тоже ничего страшного. Марыся не боялась ошибиться, не настраивалась на безоблачное счастье до конца дней своих. От жизни она хотела получить хоть малость: пожить со своим Грегори Пеком, сколько поживется, а там — как Бог даст. Хоть раз в жизни нужно ведь выйти замуж! О том, что она здорово влюбилась в фоторепортера, Марыся пока не догадывалась.

Зато не сомневалась в том, что сейчас наступил решающий момент. В редакции что-то происходит, все как с ума спятили, в том числе и предмет ее мечтаний, и происходящее они держат в глубокой тайне. При сложившихся обстоятельствах ей предоставляется просто уникальная возможность продемонстрировать еще одно свое незаурядное достоинство.

Таким достоинством Марыся считала свою безоглядную преданность любимому, а продемонстрировать ее могла только одним путем: узнать тайну и свято ее сохранить.

Очень возможно, что непрошеное, нахальное проникновение в тайну, приобщение к чисто мужскому делу могло привести и к обратному результату, если бы в данное дело не вмешался счастливый случай. Ведь Марыся собиралась опять незаметно вернуться в редакцию поздним вечером, затаиться, подглядеть и подслушать конспираторов. А счастливый случай внес коррективы в ее планы.

На следующий вечер, когда девушка собиралась осуществить свое намерение, в ее дверь позвонила соседка по этажу. На ней лица не было.

— Марысенька, дорогая, спасай! Умоляю, на тебя вся надежда! Присмотри за квартирой!

Марыся смотрела на соседку непонимающе, и та сообразила — надо объяснить. Выяснилось, что соседкин муж по ошибке забрал обе связки ключей от квартиры и отправился на работу во вторую смену. Вот она и не может запереть квартиру уходя — изнутри запираться можно, а оставить квартиру незапертой не рискует.

— А мне просто необходимо выйти! — со слезами в глазах говорила соседка. — Надо за дочкой в садик сбегать, они до пяти работают, я и так опоздала. По всему дому ищу ключи, чтоб им... А позвонить мужу не могу, даже если бы у меня и был телефон, потому как этот осел отправился в рейс, он ведь водитель загородного автобуса. Я только сбегаю за ребенком и мигом вернусь. Посиди у меня в квартире, ладно? Ведь просто безвыходное положение, то есть я хотела сказать — нет другого выхода!

Секретарша, девушка добрая и отзывчивая, разумеется, согласилась выполнить просьбу отчаявшейся соседки, подумав, что еще успеет отправиться в редакцию. Заперев собственную квартиру, она расположилась в соседкиной и принялась ждать ее возвращения.

Соседка со всех ног помчалась в детский садик. И застала его двери запертыми. В дверях торчала записка, прикрепленная кнопками. Записка была адресована соседке:

"Я ждала сколько могла, больше не могу. Муж в командировке, а в полшестого должен прийти наконец сантехник. Так что забираю вашу дочку с собой. Воспитательница Агата".

В записке воспитательница Агата сообщала свой адрес. Улица Эразма Чолека. Боже, у черта на куличках! Бедная женщина спохватилась, что, торопясь за дочкой, не захватила с собой денег, значит, такси отпадает. В панике она не сообразила, что могла бы расплатиться с таксистом по приезде домой. Пришлось добираться на трамваях, билеты у нее с собой были. Добираться пришлось с пересадками. Пока добралась до Эразма Чолека, пока обсудила с воспитательницей фатальное стечение обстоятельств, пока с ребенком дотащилась до дома, прошло три часа.

Секретарша уже давно металась по соседкиной квартире, как тигрица в клетке. Соседка явилась в полдевятого. Не слушая благодарностей, Марыся кинулась к себе.

Было уже четверть десятого, когда она осторожно отперла входную дверь дома, где помещалась редакция. Ключ ей удалось заранее выпросить у уборщицы под каким-то благовидным предлогом., Затаив дыхание, Марыся на цыпочках прокралась в редакционный коридор.

Везде царила тишина. Не зажигая света, не заходя в свою комнату, секретарша остановилась у окна, через которое проникал свет уличного фонаря, и принялась копаться в сумке. На этот раз она захватила кучу всевозможных ключей и отмычек, чтобы открыть дверь таинственного кабинета художника, если она и сегодня окажется запертой.

А в том, что она будет запертой, секретарша не сомневалась. Ведь везде темно и тихо, как и в прошлый раз, значит, опять в редакции ни души.