Инопланетяне в Гарволине (часть 2)

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)

А тишина стояла потому, что после занятий принудительной и чрезвычайно изматывающей гимнастикой команда космонавтов пыталась прийти в себя. Все пятеро в изнеможении повалились на стулья в, самых невероятных позах, поскольку третья нога исключала всякую возможность сидеть нормально. Это был вечер тренировки астронавтов в полном облачении, и нельзя сказать, что он прошел безоблачно. Помимо трудностей с одеванием и передвижением по комнате выявились еще дополнительные, непредвиденные. И вот эта новая проблема наложила на лица присутствующих отпечаток встревоженности и озабоченности. Отдыхая после тренировки, как космонавты, так и не приземляющиеся конспираторы молча ломали головы над тем, как ее разрешить.

Нависшую тишину нарушил сатирик, которому больше всех досталось.

— Хорошо, что у меня хватило ума спуститься только на одну ступеньку, — мрачно произнес он. — Если бы попытался ступить на вторую, наверх вам пришлось бы вносить меня на руках.

— Значит, никак не получается? — задал ненужный вопрос редактор, ведь и без того было ясно, что не получается. — А если попытаться как-нибудь боком?

— Да нет, никакой стороной не выйдет, — поддержал коллегу-пришельца пилот. — Я пробовал. Ноги спутаны, а ласты цепляются одна за другую.

— А даже если каким-то чудом и удастся сойти вниз, то вверх никак не подняться, это уж точно, — со вздохом заключил художник.

Высказывание коллег навело консультанта по вопросам науки и техники на научное предположение.

— Из этого следует, — задумчиво произнес он,  — что  у них нет никаких ступенек, никаких лестниц.

— У кого? — не поняли коллеги.

— Да у пришельцев же...

До присутствующих не сразу дошла вся глубина предположения. Надо сказать, участие в эксперименте в качестве представителей внеземной цивилизации определенно произвело в их умах какой-то сдвиг. Они так вжились в роль неземных существ, что уже не отделяли себя от них, особенно будучи облаченными в скафандры космонавтов. Реальность у них явно путалась с вымыслом, и вот теперь они просто не могли понять сути высказывания консультанта.

Первым понял его фоторепортер, до него как-то дошло быстрее, чем до прочих.

— Думай, что говоришь! — проворчал он. — У каких таких пришельцев? Кто их видел? Откуда нам знать, есть ли у них лестницы?

— И все-таки нам надо что-то придумать, — сказал редактор. — Нам просто необходимо найти выход из положения. Думайте, думайте! Слышал я, у каждого человека есть серое вещество, вот и пошевелите мозгами.

И весь коллектив, стряхнув с себя отупелость, послушно погрузился в размышления. А чего тут думать? Ясно же, если даже, тренируясь до седьмого пота, команда астронавтов научится спускаться  из  приземлившегося вертолета по стальной лесенке, подняться по ней они не смогут даже под страхом смертной казни. Разлапистые негнущиеся ласты делали это невозможным даже для нормального человека, конечности которого не лишены свободы действий. Попробовал бы кто подняться по лестнице в ластах, опутанный сплетениями велосипедных камер!

— А задом никто не пробовал? — с надеждой в голосе спросил фоторепортер. Редактор возразил ему:

— Нельзя, глупо будут выглядеть. Прибыли Бог знает из каких миров и вдруг станут задом подниматься по лестнице!

— И что сделаешь с хвостом? — поддержал его, сатирик. — Мешается, как холера.

— Не хвост это, а третья нога! — слабо защищался художник. — Пора бы знать, что у тебя сзади.

— А если спуститься задом? — внес свежее предложение фоторепортер. — В воду в ластах обычно входят задом.

— Не можем рисковать, — возразил сатирик. — Ведь мы же не знаем, как нас примут на земле. А ну как набросятся?

— Да, нельзя исключить неожиданного нападения, — поддержал коллегу пилот. Им возразил оптимист социолог:

— Почему же вы априори исключаете спонтанную дружескую реакцию земного населения? Ведь мы же прилетели установить дружеские отношения с представителями неизвестной нам цивилизации.

— И ты намерен этим неизвестным представителям, спускаясь с заоблачных высот, по ходу действия объяснить, что спускаешься задом наперед для того, чтобы потом не подниматься задом? Тьфу, кажется не так, совсем запутался.

И консультант безнадежно махнул рукой.

— Оставьте зад в покое! — сердито потребовал редактор. — Ведь можем же мы что-то придумать, неужели из-за такой соломинки рухнет наш грандиозный эксперимент? Вот вам, пан пилот, наверняка приходилось подниматься в вертолет не только по лестнице.

— Да, сколько раз приходилось вскакивать с разбегу, — подтвердил пилот.

— А нет возможности как-нибудь опустить его? До самой земли?

— Как ты это себе представляешь? — ядовито поинтересовался сатирик. — По приказу пилота вертолет опустится на колени, как дрессированный верблюд?

— Ой.  Плохо дело, — бормотал вконец расстроенный консультант. — Ой, плохо. Слушай, — обратился он к сатирику. — Из того, что ты прочитал... не было ли там чего о том, как пришельцы того... каким образом возвращаются в свой космический корабль? Может, и ничего придумывать не придется, воспользуемся готовыми образцами.

— Ничего путного у этих фантастов я не вычитал, — недовольно ответил сатирик. — Не очень-то они изобретательный народ, эти писатели. По большей части дело обстоит так: приземляется тарелка, из нее опускается лесенка, а уж по ней с комфортом спускаются неземные существа. Ну прямо как земные!

— А обратно в свой корабль как поднимаются?

— Опять же преимущественно по лестнице или трапу. Правда, где-то я читал — влетают по принципу реактивной установки.

— А установка в них самих?

— Идиот! Еще было — их всасывает внутрь.

— Да, да! — подхватил художник. — Или что-то отталкивает, или притягивает, какая-то неведомая сила. Что-то из области гравитации.

— Ерунду ты несешь! — возмутился консультант по науке и технике.

— Это не я несу, это фантасты придумали, я только передаю их идеи, — спокойно парировал художник. — Цитирую, так сказать. Ты же сам просил! И еще где-то я читал о том, как платформа вместе с астронавтами поднимается вверх...

— Постой, постой, — быстро перебил художника редактор. — Платформа, говоришь? Вместе с пришельцами? Платформа...

— И я читал! — подхватил сатирик. — Только о помостах, такие, знаете, выдвигающиеся, эластичные, очень удобные. Могут принимать любую форму, удлиняться, изгибаться. В основном применяются в тех случаях, когда надо перебросить астронавтов через пропасть. У каких-то демократов я об этом читал.

Редактор обрел былой энтузиазм.

— Так и сделаем! Платформа — это выход. Не обязательно платформа, тут уж ты сам придумай, — обратился он к консультанту, — но должно быть такое, что поднимается и опускается вместе с нашими пришельцами, чтобы им и ногами не пришлось перебирать. Ясное дело, придумаем автоматический подъемник!

— Гениально! — восхитился фоторепортер. — А то спускаться по лестнице... действительно выглядит как-то примитивно.

Пилот к новой идее отнесся скептически.

— Не знаю, не знаю... Я и так забираю с собой два дополнительных аккумулятора из-за ваших искрящихся световых кругов. Откуда брать дополнительную электроэнергию? Да и вес увеличится из-за платформы.

Редактора уже ничто не могло остановить. Он замахал на пилота руками.

— Какая электроэнергия, зачем она? Достаточно одного сильного мужика, чтобы крутил лебедку. Лесенка будет наматываться на барабан...

Гениальная простота решения покорила всех. Посыпались предложения, как усовершенствовать конструкцию. Поскольку в шестиместном вертолете разместить предполагалось лишь пять человек, оставалось место и для шестого, а если в связи с этим придется лишиться некоторых удобств — не беда. В тесноте, да не в обиде. Все пришельцы беспрекословно согласились кооптировать шестого пассажира, лишь бы он облегчил их выход на землю. Вот только найти бы подходящего силача, культуриста какого-нибудь, тяжеловеса. Незначительная модификация лестницы позволяла ее свободно наматывать на барабан, а несколько расширенная нижняя ступенька вполне может сойти за имитацию платформы.

Увлекающийся пилот очень скоро позабыл о сомнениях и с энтузиазмом подключился к творческой дискуссии.

— И даже к полу не надо будет прикручивать! — восклицал он. — Вполне достаточно опереть о дверцу, она узкая и крепкая.

Радовался и консультант по науке и технике.

— И спуск, и подъем идентичны, по принципу лифта. Уберем средние ступеньки, и сразу станет ни на что не похоже.

Обсудив технические детали, приступили к обсуждению кандидатуры шестого члена экипажа. Силача искали среди знакомых спортсменов. Задача непростая, шестой должен быть не только сильным, но и не болтливым и в то же время достаточно сообразительным и увлекающимся человеком. Наконец вроде бы сошлись на одной кандидатуре, и редактор вызвался лично переговорить с ним.

Ну, вроде бы, ко всеобщей радости, все проблемы разрешили. Однако недолги были радости. Диссонанс в настроение внес пилот, заметив:

— Минутку, панове, ведь вроде бы решили, что из космического корабля выходят все, внутри никто не остается. Как быть с амбалом? Выходит последним, возвращается первым? Или вообще не выходит?

Редактор всегда славился гибкостью ума, умением перестраиваться применительно к обстоятельствам и вообще эластичностью воззрений. Вот и сейчас  он  легко отказался от своей прежней установки, заявив:

— Ничего не поделаешь, останется. Но рисковать нельзя, его и в самом деле кто-то может разглядеть в вертолете, поэтому и его надо сделать непохожим на человека...

— Посмотрю я на него, как он в нашем костюмчике будет крутить лебедку! — со свойственной ему язвительностью заметил сатирик. Как видно, костюмчик его здорово достал. — Пришельцы так и посыпятся с помостика.

Эластичный редактор оказался на высоте.

— А кто говорит о полном костюме? Лицо! Голова! С площади могут разглядеть лишь его лицо или голову. Значит, лицо должно быть нечеловеческое!

— Велите ему сидеть вверх ногами! — резвился сатирик. — Уж тогда лицо будет совсем нечеловеческое.

— Маска! — одновременно внес предложение фоторепортер. — Такая, чтобы и голову закрывала.

— Шлемофон? — робко предположил социолог. Ему обязательно хотелось внести в дискуссию и свои три гроша.

— Шлемофон был бы самым подходящим, — ответил консультант. — Да к сожалению, у нас нет запасных.

Шлемофонов и в самом деле художник изготовил только пять штук, по количеству астронавтов, изготовление шестого потребовало бы времени, не говоря уже о непредвиденных расходах, а главбух Центра по изучению общественного мнения и без того недовольно морщил брови и воротил нос от каждой новой накладной, приносимой ему на подпись. Нет, автоматического подъемника следовало обрядить как-то по-другому.

Все опять погрузились в глубокую задумчивость. Нарушил ее фоторепортер. Вспомнились ему дни юности, и он задумчиво произнес:

— Вырастила как-то моя тетка тыкву, такую, что на конкурсе заняла первое место. Надеюсь, до сих пор лежит в подвале ее дома.

— При чем тут тыква? — не понял редактор. — И почему она заняла первое место?

— Потому что тогда проводился конкурс владельцев дачных участков, и теткина тыква заняла первое место из-за своих размеров. С метр в диаметре, не меньше!

— И что же?

— И какие-то местные подростки выкрали ее, выдолбили и проделали дырки для глаз и рта. Потом кто-то из них надел на голову, ночью бегали  по  поселку, людей пугали. Я ее отобрал у них и спрятал в подвале. Думаю, лежит там до сих пор.

— Зачем спрятал? — не понял редактор. Сатирик был понятливее.

— Лопнуть мне на этом месте, если сам не собирался попугать тетку! — рассмеялся он.

— Мало ли что я собирался делать! — огрызнулся фоторепортер. На самом деле его планы шли тогда значительно дальше, но сейчас он не считал нужным в этом признаваться. — Для нас важно что? Что я спрятал ее в погребе.

— И думаешь, она до сих пор там лежит?

— Лежит. Подвал огромный, в том углу тетка не бывает. Высохла отлично, стала совсем невесомой...

— Ты о тыкве говоришь, надеюсь, а не о тетке? — пожелал убедиться научный консультант.

— Разумеется, о тыкве. Дырки в ней проделаны, и смотреть можно, и дышать. Вот только в ширину она немного великовата, голова получится такая... бокастая.

— Вот и хорошо, что не круглая, меньше на человеческую будет похожа.

— Только не уверен я, что с отверстиями все в порядке, — озабоченно произнес фоторепортер. — Сколько лет прошло, могли и забиться. А ему ведь и смотреть, и дышать надо? Не станет же он время от времени снимать ее с головы.

— Не станет, ясное дело. Должен и дышать и смотреть с тыквой на голове. Да, опять проблема!

— Вам уже эти проблемы мерещатся, где их нет! — разозлился научный консультант. — В чем вы видите проблему? Даже если прежние отверстия пришли в негодность, трудно, что ли, провертеть новые? Вон мы и в металле, и в плексигласе вертели, неужели в тыкве не сможем? В стекле и то провертели!

— Берешься?

— Берусь и ручаюсь за успех! Слушай, Януш, завтра же притащи свою тыкву, посмотрим и решим, как с ней поступить. Думаю, надо будет ее сверху чем-нибудь этаким приукрасить...

— А ты уверен, что она не будет напоминать человеческое лицо?

— Ну ты даешь! Что угодно, только не лицо человека.

— Тогда считаем вопрос решенным, — обрадовался редактор. — А парень останется в вертолете, ручки спрячет, выставит голову, пусть кто хочет любуется...

Довольные, что удалось разрешить все проблемы, астронавты воодушевились и решили еще немного потренироваться. Редактор с фоторепортером вод­рузили им на головы шлемофоны, уже полностью оборудованные, радиофицированные и снабженные вентиляцией. Для этого сзади провертели отверстие, совершенно незаметное среди медицинских банок, спереди же приделали трубку нужного диаметра, этакий небольшой хоботок.

Фоторепортеру вдруг пришло в голову сфотографировать команду космического корабля в полном снаряжении.

— Щелкну-ка я вас, пожалуй, сейчас, — решил он. — Еще неизвестно, как потом решится вопрос с этим самым дементи, а выглядите вы как настоящие космонавты. Лучше иметь на руках документальное доказательство, вот, мол, они, глядите, сотрудники нашей редакции... Буду фотографировать в коридоре со вспышкой.

— Только там свет не зажигайте, вдруг кто с улицы заметит, — предостерег художник. — А здесь погасим.

— Тадик, поправь мне заднюю ногу, — попросил сатирик, — а то она как-то некрасиво торчит, нефотогенично...
 
 

Тем временем в нижнем коридоре секретарша выгребла из сумки прихваченные с собой ключи и прочие приспособления для открывания замков: отмычки, отвертки, выгнутые кусочки проволоки. В здании по-прежнему не было слышно ни звука. Затаив дыхание, на цыпочках, не зажигая света, ощупью прошла она по коридору и свернула туда, куда выходили двери кабинета художника. И только тут услышала голоса.

От неожиданности секретарша чуть не рассыпала зажатый в ладони набор воровских инструментов. Попятившись, она забилась в дальний угол коридора, нащупала стоящую там корзину для мусора и присела на нее, не отрывая зачарованного взгляда от светящейся замочной скважины в двери кабинета художника.

И вдруг свет исчез.

Первым в коридор вышел консультант  по  науке и технике. Он благополучно преодолел две трети комнаты, открыл дверь и шагнул в коридор. За ним вышел пилот, а за пилотом фоторепортер, который сразу же отошел в сторонку и занялся фотоаппаратом. Выждав, пока первый астронавт не займет подходящую на его взгляд позицию, Януш поднял фотоаппарат, а в другой руке вспышку.

У секретарши зрение уже адаптировалось к темноте, и ей удалось кое-что разглядеть. Она увидела, как к ней двигалось нечто массивное, темное, тяжело шваркая по полу. Замерев на мусорной корзине, оцепенев от ужаса, она наблюдала, как за первым монстром появился второй и тоже, шаркая по полу, двинулся в ее направлении.

И в этот момент блеснула вспышка.

В ее ослепляющем свете секретарша отчетливо разглядела кошмарное чудовище, ощетинившееся металлической шерстью, с огромной круглой головой и свисающим впереди коротким хоботом. В свете яркой вспышки чудовище отливало зловещим неземным блеском.

Одновременно с этим в свете вспышки консультант разглядел замершую в углу коридора секретаршу и испугался не меньше ее. Он попытался развернуться и кинуться в паническое бегство, скрыться в кабинете, да не тут-то было. Как и следовало ожидать, сразу же наступил сам себе на лапу и не смог шевельнуться.

Жуткий крик, от которого кровь застывала в жилах, эхом разнесся по пустому зданию. Обретя голос, секретарша обрела и способность двигаться. Сорвавшись с корзинки, она сделала попытку броситься наутек, но было уже поздно.

Что-то мягкое, эластичное, шуршащее и воняющее резиной навалилось на девушку, опрокинув ее вместе с корзиной. Несчастная отчаянно сопротивлялась и даже укусила чудовище. И когда из-под ее зубов вместо крови в лицо ударил мощный поток воздуха, вырывающийся из места укуса с оглушительным свистом, она наконец потеряла сознание от ужаса.

Безвинной жертвой эксперимента смогли заняться только фоторепортер и редактор, перепуганные же пришельцы поспешили скрыться в кабинете художника.

Больше всех пострадал консультант, вернее, его облачение. Скафандр астронавта уберег его от физических травм, но прокушенная секретаршей велосипедная камера повисла безобразной кишкой, а торчащие из дуршлагов спицы сильно погнулись. В общем, он имел весьма непрезентабельный вид. И пришел в уныние, ибо сомневался, что удастся залатать камеру, уж очень она была старая, латаная-перелатаная. Запасной не было, это он знал лучше всех, и финансов на приобретение новой тоже не было. К тому же динамичное развитие промышленности в стране исключало всякую возможность приобрести подобный дефицит просто в магазине.

Столпившись в углу кабинета, всполошенные монстры не знали, на что решиться. Раздеться без посторонней помощи они не могли, единственное, что им удалось с себя снять, помогая друг другу, были перчатки. И даже сесть было нельзя, этому мешала третья нога. Зато телефонная связь в шлемофонах действовала безотказно, и пришельцам ничто не мешало поносить на чем свет стоит консультанта. Ведь это он, дубина этакая, неловко повернувшись, повалился на бедную секретаршу, и что теперь будет?

Редактор с фоторепортером отнесли девушку в соседний кабинет. Вместо того чтобы заняться пострадавшей, редактор накинулся на ни в чем не повинного фоторепортера, схватив его за лацканы пиджака.

— Ты во всем виноват! Тебе пришла в башку идея сфотографировать наших! И дернула же нелегкая включить вспышку! Езус-Мария, что теперь будет? Ты напортачил, ты и спасай положение! Женись на ней, в подвал посади, еще что придумай, но действуй же!

— Сначала надо ее привести в сознание. Еще полбеды, если сами сумеем, а вот если придется "скорую" вызывать... Нехорошо!

— Да уже нехорошо, хуже некуда! Считай, все пропало! Конец всему предприятию. А сколько сил потрачено! Принеси воды. Нет, погоди, у меня еще немного коньяка оставалось.

И они энергично принялись приводить девушку в чувство. Благодаря их стараниям она начала приходить в себя. Ресницы ее дрогнули. Отведя фоторепортера в угол, редактор опять решительно потребовал от него принятия самых действенных мер по отношению к секретарше. Пусть делает что хочет, но обяжет девушку соблюдать тайну. Пусть идет на самые крайние меры!

— А почему я? — слабо отбивался  от  его нападок репортер.

— Потому что мы все женатые, — немного туманно, но очень веско отрезал редактор.

Когда первая жертва эксперимента открыла глаза, первым, что она увидела, было лицо мужчины, ради которого она подвергала свою жизнь опасности. Еще не совсем придя в себя, она схватила мужчину своей мечты за лацканы пиджака, притянула к себе и от души разрыдалась.

"Ох, оторвут-таки у меня эти лацканы", — подумал фоторепортер.

К чести его, надо добавить, что он тут же прогнал эту несвоевременную мысль и принялся утешать девушку. Впрочем, кто бы поступил иначе на его месте? Ему в жилетку плакалась молодая, симпатичная девушка, ища защиты и утешения, и сердце молодого человека преисполнилось самыми теплыми чувствами. Он и не знал, что так приятно держать Марысю в объятиях! Какое-то совершенно незнакомое ему чувство пробудилось в душе, такая нежность, которой он еще ни к кому не испытывал. Захотелось защитить девушку, окружить ее заботой и лаской. И еще захотелось прибить консультанта по науке и технике, ведь это он, неуклюжий дурак, до смерти напугал это очаровательное, слабое создание! Так бы и держал Марысю в объятиях до конца своей жизни. Надо же было кретину свалиться прямо на нее! Не мог назад опрокинуться, осел?

В объятиях любимого человека секретарша довольно скоро пришла в себя и вспомнила, что ей надо продемонстрировать свои достоинства. Мужественно взяв себя в руки, она высморкалась в платок молодого человека и все еще дрожащим голосом поинтересовалась:

— Что это было? О Господи, никак не могу опомниться. Бросился на меня...

В этот момент фоторепортер вспомнил, что явственно слышал свист вырывающегося из камеры воздуха, и ответил вопросом на вопрос:

— Ты что, укусила его?

— Не помню, возможно. Когда это чудовище накинулось на меня, я перестала соображать от страха. Так что это было?

В голове фоторепортера одна за другой пронеслись возможные версии ответов. Надо было за считанные секунды принять решение. Сказать Марысе правду или убедить ее, что ей только почудилось? Галлюцинации, и все тут! Нет, галлюцинации не подойдут, она может обратиться к врачу, все ему расскажет или подруге доверится. Да нет, зачем прибегать к таким мерам? Скажет девушке правду и попросит ее молчать, в конце концов, она такой же член их редакции, как и остальные конспираторы. Смущало лишь замечание редактора о том, что вопрос с Марысей поручено улаживать ему из-за его холостого положения. Им хорошо, у них жены, можно на них сослаться! Вот если бы у него была жена, он бы тоже сослался на нее и не ломал бы себе сейчас голову.

— Так что же это было? — продолжала допытываться секретарша. — То, что набросилось на меня?

И фоторепортер принял мужское решение.

— Тадеуш! — мрачно ответил он. — Споткнулся, как последний идиот, и случайно упал на тебя.

У секретарши даже дыхание перехватило от неожиданности. Как же так? Редакционного консультанта по вопросам науки и техники она знала как облупленного, не укладывалось в мозгу его преображение в чудовищного монстра. Такая метаморфоза!

Тяжело вздохнув, фоторепортер еще раз подтвердил — да, именно Тадеуш, а никакое не чудовище. Он поднял девушку с пола и посадил на стул.

— Я считаю, тебе надо выйти за меня замуж! — с отчаянной решимостью заявил он. — Хотя, подожди минутку, я сейчас их спрошу...

Задумывая далеко идущую матримониальную акцию, секретарша, конечно, надеялась на ее успех, но не так же скоро! Темп ее продвижения на пути к алтарю был ошеломляющим и сбил девушку с панталыку. Да и вообще события развиваются уж слишком оригинально. Сначала на нее набрасывается в темноте консультант по науке и технике, преображенный в монстра, а потом предмет ее воздыханий, до сих пор упиравшийся всеми четырьмя конечностями перед вступлением в брак, вдруг ни с того ни с сего совершенно добровольно заявляет о своем желании жениться на ней, и опять же непонятно почему мчится к коллегам согласовывать с ними свой марьяж. Ведь это же его личное дело, зачем такие вопросы согласовывать с коллегами? А может, тут затаились не коллеги? Может, и в самом деле какие-то монстры, ведь она так и не поняла, что же тут происходит. Может, тут прячется еще кто пострашнее?

Марыся не была ни трусихой, ни изнеженной барышней. И хотя только что она пережила большое потрясение, все же сумела взять себя в руки. Сразу вспомнив о поставленной перед собой сверхзадаче, она, вздохнув, достала из сумочки пудреницу и принялась приводить себя в порядок.
 
 

В кабинете художника редактор кончал раздевать перетрусивших пришельцев. Обстановка царила тягостная. Столько сил затрачено на подготовку эксперимента, и вот теперь разразилась катастрофа! Никто не  мог внести никакого путного предложения.

Появление фоторепортера прервало невеселый обмен мнениями.

— Делать нечего. Я на ней женюсь, — с порога бросил фоторепортер обалдевшим коллегам. — Зачем играть в прятки, дурить девушке голову? Я не стал наводить тень на плетень, прямо сказал ей — на нее свалился вот этот недоумок. Так что давайте решать, приводить ее сюда или как?

Редактор недолго думал.

— Раз уж ей столько известно, надо рассказать и остальное, — сказал он, а присутствующие кивками подтверждали согласие с его мнением. — А там уж твоя забота, чтобы она держала язык за зубами. И вообще давай скорей возвращайся, у нас новая проблема.

Пудра, губная помада и тушь для ресниц очень помогли секретарше обрести душевное спокойствие. И рассуждать она могла уже здраво, реально оценив ситуацию. Что бы тут в редакции ни происходило, предложение руки и сердца любимого мужчины было настоящим, а ведь это — самое главное. Теперь остается только проследить за тем, чтобы любимый не пошел на попятную, ну да уж она проследит. Может, имеет смысл как можно скорее раззвонить об этом на всю округу?

И в сердце секретарши недавние страх и ужас сменились блаженной радостью. Нет уж, она пойдет на все, но свою заветную мечту осуществит.

Торопливые и несколько хаотичные поздравления, которыми осыпали девушку сотрудники редакции, когда репортер ввел ее за руку в кабинет художника, убедили Марысю, что жених сам сообщил им о радостном событии, значит, от своих слов отпираться не собирается. А когда ей подробно рассказали о предстоящем эксперименте, она пришла в восторг. Лицо девушки пылало от возбуждения, глаза сияли. Ей так понравился предстоящий, ни на что не похожий эксперимент, к которому она теперь будет причастна, что Марыся забыла на минуту даже о своем личном счастье. Фоторепортер в изумлении глядел на невесту. Вот эта девушка недавно пережила страшный шок, и смотрите-ка, как быстро пришла в себя! И способна оценить уникальное мероприятие! И к тому же так хороша! Да ведь это просто бесценное сокровище, он, дурак, явно до сих пор ее недооценивал.

Пессимист сатирик, естественно, сделал далеко идущий пессимистический вывод из последнего инцидента.

— Сами видите, в случае чего сбежать мы не сможем, — мрачно рассуждал он. — Если им взбредет в голову прикончить космитов на месте, нам конец. Ни малейшего шанса уцелеть.

— Да чем они тебя прикончат? — усомнился художник.

— Чем угодно, хоть дубиной. Тебе не все равно?

Социолог попытался вдохнуть в коллег бодрость.

— Значит, выйдем и ни на шаг от вертолета.

И грустно добавил:

— Тогда эксперимент не будет полноценным. Очень жаль, ведь в плане предусмотрено общение с землянами.

— Ничего не поделаешь, мы должны иметь при себе оружие, — твердо заявил пилот. — Кстати, я давно собираюсь сказать вам — для того чтобы вести машину, мне нужны свободные руки и ноги. Да нет же, иначе нельзя! — поспешил он прибавить, видя, как редактор собирается возражать. — Я и на шлемофон согласен, и на прочие причиндалы, но руки и ноги должны функционировать свободно.

Редактор все-таки недоверчиво поинтересовался:

— Даже если лететь-то всего  ничего? Какие-то  жалкие пару километров?

— И обратно, — уточнил пилот.

— И обязательно вам потребуются и руки, и ноги? Нельзя одно что-нибудь?

— Нельзя. Уж так устроен вертолет, что мне потребуется и то и другое. А если на меня натянете надутую автомобильную камеру, да еще перевяжете велосипедными, не смогу пошевелить ни рукой, ни ногой.

К спору подключился художник.

— Придумаем что-нибудь. Полетите ненадутым, накачаем вас в последний момент.

— Интересно, кто станет меня накачивать? Ведь все уже будут в космических скафандрах.

— А тот... как его... автоматический подъемник. И когда приземлимся, когда посадите вертолет, он быстренько и накачает все ваши камеры. Ведь не сразу же после приземления пришельцы выйдут к публике, то есть к аборигенам. Всегда, когда прилетает тарелка, она сначала приземляется и стоит себе неподвижно, изучает обстановку, и только через некоторое время из нее начинают выходить пришельцы. А вы выйдете последним.

— И выходят они со стингерами в руках или прочими распылителями! — обрадовался консультант. — Нам надо обязательно вооружиться!

Социолог охладил его восторг.

— Мы прибываем с мирными намерениями!

— Намерения само собой, никто и не спорит, но ведь мы не знаем, куда прилетели, так ведь? Вдруг на этой неизвестной планете водятся какие опасные звери, — поддержал консультанта пилот, которому очень не улыбалось предстать с голыми руками перед неизвестно как настроенной толпой.

— Дикие  звери  в Гарволине? — не понял социолог.

— Они же не знают, что приземлились в Гарволине! — попытался втолковать этому болвану консультант, да только рукой махнул.

Все ждали, что скажет редактор, он же молчал, о чем-то глубоко размышляя и уставясь невидящим взглядом на секретаршу. Той стало неуютно под пристальным взглядом начальства. Девушка подумала, что позволила себе расслабиться и перестала демонстрировать свои достоинства. Нельзя же так, иначе ее акции сильно упадут. Она встала, разыскала кофе и кофейник и принялась за приготовление кофе, подумав, что сейчас всем не помешает подкрепиться глотком свежесваренного напитка. Ее хлопоты заставили редактора очнуться от задумчивости.

— Капитан прав, — заявил он, повысив пилота в ранге. — Вы летите на чужую, неисследованную планету и, хотя приземляетесь в населенном пункте; не имеете ни малейшего понятия, кем он населен. Оружие необходимо, только оно должно быть необычным.

— Вот именно! — подхватил консультант. — Что-нибудь такое, что крутится-вертится, завывает и искры испускает...

Оторвавшись на минуту от приготовления кофе, секретарша осмелилась вмешаться в дискуссию:

— Если разрешите, я только два слова. У одних моих знакомых есть американская машинка для сметания листьев с газона. Немного напоминает пылесос, только поперечный. Листьев она не всасывает, а, наоборот, раздувает, дует как черт, двигается на колесиках, завывает по-страшному, а когда испортится, искры из нее так и сыпятся...
 
 

*   *   *

 

Подготовка к тайному эксперименту уже продолжалась несколько недель, и в семьях его участников стали вспыхивать конфликты. Носили они разный характер в зависимости от обстоятельств. Вот что произошло, например, в доме социолога.

Вернувшись к себе после памятной тренировки, вдохновленный идеей секретарши, он вспомнил о своих шведских родственниках. Вернее, не о них, а о тех подарках, которые они время от времени присылали своим бедным родственникам в Польшу, хвастаясь своими, шведскими, достижениями цивилизации. Это были в основном электроприборы домашнего пользования. Социолог по своей простоте ни разу не позавидовал богатым родственникам, чего те, собственно, и добивались, ибо его не интересовало ни домашнее хозяйство, ни электроприборы как таковые. И с электричеством, и с электроникой он всегда был не в ладах. Но теперь... Теперь он вдруг подумал, что кое-что из шведской электротехники может наконец пригодиться.

Возвратившаяся с работы жена, уже давно обеспокоенная тем, что в последнее время с мужем происходит что-то неладное, застала его за необычным занятием. Вытащив из шкафчика в прихожей заграничный пылесос, совершенно не похожий на распространенные в Польше советские пылесосы, муж пытался насадить гофрированную трубку на выходное отверстие, а вместо щетки заталкивал веник. Веник плохо держался, трубка тоже то и дело соскакивала. Подумав, социолог огляделся, увидел складную металлическую вешалку и попытался ею заменить веник.

— Ты что делаешь? — спросила с изумлением жена. Уже одного вида мужа с пылесосом в руках хватило бы, чтобы жена не поверила своим глазам.

А тут он еще с ним что-то химичит...

— Собрался пропылесосить квартиру? Так ведь не туда воткнул резиновую трубку...

— Да нет, я изготовляю современное оружие! — рассеянно ответил муж и добавил: — Неземного происхождения.

Жена, стоявшая посреди прихожей с хозяйственной сумкой в руках, тяжело плюхнулась на пуфик: под ней подкосились ноги.

— Оружие? Неземное? — с трудом пролепетала она. — Зачем?!

Социолог опять же рассеянно взглянул на супругу и тут только сообразил, что проговорился. Надо спасать положение. Схватив пылесос с воткнутой в него вешалкой, он страшно зарычал и двинулся на жену. Ладно бы еще двинулся нормально, а то как-то ненатурально, какими-то неестественно мелкими шажками, едва переступая ногами, словно спутанными в щиколотках, как спутывают лошадей на выгонах.

Вскрикнув ужасным голосом, жена кинулась в ванную и забаррикадировалась там.
 
 

К редактору приехали в гости его родители. Встретив их, он бросил затем стариков на жену, отговорившись срочной работой, что, принимая во внимание его высокий пост, ни у кого не вызвало подозрений. Родители не обиделись. Избавившись от необходимости заниматься родичами, тем более что и жена с сынишкой были при деле — она хлопотала, приготовляя угощение свекру и свекрови, а ребенок не слезал с коленей дедушки, — редактор закрылся в другой комнате и занялся срочной работой. Открутив от детской кроватки блестящий никелированный шарик, он протащил через дырку электрический провод и принялся прикреплять к его концу миниатюрный вентилятор, для пущего эффекта обмотанный сверкающими серебряными елочными гирляндами. Закончив работу, он воткнул вилку в розетку. Результаты превзошли его ожидания.

— Милочка, а чем Адась, собственно, занимается? — поинтересовалась мать редактора у его жены, долгое время прислушиваясь к странным звукам, доносившимся из соседней комнаты, и так и не догадавшись, что же делает сын.

— Понятия не имею, — со вздохом отвечала невестка. — Он всегда был перегружен работой, а уж в последнее время совсем от рук отбился, о семье забыл, не пьет, не ест. Что-то жутко срочное и важное.

Свекровь еще немного послушала и больше не выдержала. Материнское сердце подсказывало ей — с сыном что-то неладно. Рывком раскрыв дверь в соседнюю комнату, она замерла на пороге.

Ее сын с сияющим лицом размахивал длинной блестящей трубкой, на конце которой с треском крутилось что-то непонятное, отбрасывая во все стороны сверкающие отблески. Адась то поднимал трубку, то опускал ее, неожиданно поворачиваясь, направлял ее в сторону, а то принимался фехтовать, как шпагой, то и дело цепляя за мебель.

— Сынок, ты что делаешь? — с тревогой поинтересовалась мать, причем тревогу главным образом у нее вызывало совершенно блаженное выражение лица сына.

Услышав голос матери, сын оторвал взгляд от своей трескучей игрушки и жадно поинтересовался:

— Мама, какое это производит на тебя впечатление? На что это тебе кажется похожим?

Бедная мать с трудом произнесла:

— Похоже на то, сынок, что ты малость спятил...
 
 

Весело насвистывая "Валентина-твист", пилот просматривал игрушки сына. Вот из большой кучи игрушек он вытащил то, что осталось от некогда огромного грузовика — днище кузова на колесиках. Кажется, то, что надо. С силой толкнул, и бывший грузовик проехал по полу с оглушительным грохотом. Точно, то, что надо. Пилот с удовлетворением сам себе кивнул головой и направился в кухню, где жена пыталась заставить сынишку съесть ужин.

— Коханая, ты недавно мыла голову? — поинтересовался нежно пилот, хотя в его голосе чувствовалось некоторое сомнение.

— Нет, я была в парикмахерской, — ответила жена. — А что?

— Нет, ничего. В таком случае ты, наверное, теперь несколько дней не будешь мыть голову?

— Не буду, конечно. А ты почему спрашиваешь? Тебе не нравится моя прическа?

Жену пилота, женщину молодую и красивую, отнюдь не удивил интерес мужа к ее внешнему виду. Напротив, она привыкла, чтоб на нее обращали внимание, считала это само собой разумеющимся.

— Нет, совсем наоборот! — живо возразил супруг. — Постарайся сохранить ее подольше, хотя бы неделю. И вообще мне кажется, прическа очень удачная, тебе стоит опять сходить к тому же мастеру.

Жена нежно улыбнулась мужу, продолжая кормить сына.

— Нет, мое сокровище, ножичек не трогай. Ешь вилочкой, вот так.

Пилот, переминаясь с ноги на ногу, томился в кухне, явно не решаясь спросить о чем-то жену. Та, занятая сынишкой, не замечала состояния мужа. Наконец, пилот осмелился задать вопрос.

— Послушай, коханая, вот когда мы шли на бал, у тебя что-то такое было на голове, помнишь? Нет, не шляпка, волосы твои были посыпаны чем-то таким, сверкающим. Мне еще очень понравилось.

— Уж не хочешь ли ты посоветовать мне и сейчас посыпать волосы этими блестками? Они только к вечернему туалету подходят, по особым, торжественным случаям.

— Да нет, я так... — смутился пилот. — А ты тогда извела все эти блестки? Или еще осталось?

— Наверное, немного осталось, в шкафчике, в ванной. Да зачем они тебе?

— Не нужны они мне! — замахал руками пилот. — Я просто так спрашиваю.

Кормление ребенка, особенно за ужином, было наказанием божьим. Вот и теперь оно затянулось надолго, так что пилот без помех успел приладить на остатках детского грузовика женин фен для сушки волос, успел разыскать в шкафчике остатки серебристого порошка, успел насыпать его внутрь фена и даже насадить все устройство на длинную палку. Тут послышался звук отодвигаемого стула в кухне, так что опробование космического оружия пришлось отложить на другое время. Надо улучить подходящую минутку.

Эта минутка выдалась после того как, уложив ребенка спать, жена закрылась в ванной. Толкая перед собой аппарат на палочке, другой палочкой пилот нажал на кнопку выключателя фена, предварительно воткнув его в розетку. Фен проявил себя самым лучшим образом, выпустив из себя облачко серебристой пыли. Пилот отключил фен и прокатил остатки машины по полу. Днище затарахтело устрашающим образом, включил фен — опять выпорхнуло блистающее облачко. Испытание можно было счи­тать удавшимся.

Жена, стоя под душем, слышала какие-то странные шумы в квартире. Очень обеспокоенная, она поскорее закончила купание и, выскочив из ванной, увидела странную картину: пол в комнате был засыпан ее праздничным порошком для волос, который муж в спешке пытался подмести...
 
 

После долгих поисков сатирик решил использовать в военных целях огромную резиновую грушу для клизмы. Испытание нового оружия он проводил в ванной и добился-таки своего: при оптимальном количестве воды, при определенном градусе наклона из груши изливался не сплошной поток воды, а образовывался очень эффектный фонтанчик широкого радиуса действия.

Для того чтобы убедиться, насколько он широк, сатирик провел второй этап исследований. Он наполнил грушу чернилами, пузырек с которыми уже много лет стоял без употребления и, по мнению сатирика, был никому не нужен, так что его вполне можно было пустить на экспериментальные цели.

К возвращению жены с работы сатирик успел смыть едва половину чернильных пятнышек с ванны, стен и пола. Пыхтя и сопя, он вытирал следы действия оружия неведомой цивилизации, когда в дверях ванной вдруг появилась жена.

— Это что такое? — вопросила она суровым голосом, оглядывая непонятно откуда взявшиеся в ванной чернильные брызги.

Увидев пустую бутылочку из-под чернил, фиолетовую клизму и сплошь покрытого чернильными пятнами мужа, она спросила уже в полнейшей панике:

— Что здесь происходит? Ты никак с ума сошел?

Выпрямившись с грязной тряпкой в руке, сатирик подумал и серьезно ответил:

— Принимая во внимание цель и характер нашего мероприятия, я, пожалуй, готов согласиться с тобой — и в самом деле немного спятил. Но к психиатру не пойду, само пройдет!

Тут ему в голову пришла гениальная мысль, которую он не замедлил высказать:

— А все из-за яиц. Напрасно ты меня ими закармливаешь! Я недавно где-то прочел, что в больших количествах яйца очень вредны. Вроде бы из-за холестерина, он на мозг бросается. Но если ты настаиваешь... Пожалуйста, я могу и впредь их есть, вот только куплю еще пузырек чернил.

Жена молча вырвала из руки мужа тряпку и принялась наводить порядок, сразу приняв решение. От яиц она откажется раз и навсегда, их можно заменить треской и творогом, ведь ей еще когда советовали...
 
 

Машинка, служащая для сметания листьев с газонов, идеально подходила для предназначенной ей роли, даже не требовалось никаких дополнений, никакого камуфляжа. В Польше она была настолько нетипичным предметом, что, увидев ее, ни один из представителей общественности не мог бы сказать, что это такое. У машинки была узкая специальность: сметать листья с газона. Значит, для нее требовались как минимум две составляющие: опавшие листья — этого в Польше было навалом, ничего не скажешь, — и газон подходящих размеров. А такой газон был на всю страну один — в распоряжении посла Соединенных Штатов Америки, в его личной резиденции. Экспериментаторы очень надеялись, что американского посла не окажется в числе зевак на гарволинском рынке в момент неожиданного приземления пришельцев, а все остальные граждане ни за что не распознают в вооружении одного из пришельцев машинку отнюдь не военного свойства.

Знакомые секретарши получили машинку в подарок от своих канадских родственников. И хотя она была отнюдь не дешевым предметом домашнего пользования, канадцы все-таки послали ее бедным родственникам в подарок. Дело в том, что, пользуясь этим полезным предметом, канадцы совсем извелись. Нет, у них были обе составляющие: и листья, и газон. Что с того? Сметая с помощью машинки листья со своего газона, канадские родственники с помощью той же машинки засоряли листьями прилегающую к их газону улицу, являющуюся муниципальной собственностью, и вынуждены были потом сами заметать эту улицу метлой. Помучившись какое-то время, они сочли за благо избавиться от такого достижения цивилизации и отправили это обременительное достижение морским фрахтом в Польшу, которая поглощала все.

Секретаршины знакомые вышеупомянутой машинкой пользовались редко. Точнее говоря, только один раз. Включили — и сразу все листья с их газона влетели в окна соседей. Соседям это очень не понравилось, и больше хозяева машины ею не пользе вались, так что она была совсем новая.

Вот почему консультант по науке и технике, в отличие от своих товарищей по команде пришельцев, не занимался дома изготовлением оружия.  Ему  оставалось только привезти хитрую машинку серетаршиных знакомых в редакцию, что он и сделал. К счастью, он сообразил как следует завернуть ее в старую оконную штору и потом не один раз радовался своей предусмотрительности, ибо по дороге встретил не меньше пятнадцати знакомых, не причастных к секретной операции, в том числе и главного редактора.

Что касается главного редактора, он не был человеком излишне придирчивым или вредным, да и вообще делами редакции интересовался постольку-поскольку, ибо все силы отдавал политической карьере. И все-таки его заинтересовало, что такое тяжелое выносят из лифта два его подчиненных, консультант по науке и технике и фоторепортер. А ноша их была очень тяжела, об этом явно свидетельствовало сопение и кряхтение этих двух молодых и сильных мужчин.

Уступая дорогу своим подчиненным, начальник поинтересовался, что такое они несут. Поинтересовался без всякой задней мысли, просто автоматически.

Это был пятнадцатый по счету встречный, который задал вопрос: "Что это у вас?" Предыдущим четырнадцати консультант и фоторепортер просто не соизволили ответить, и встречные не обижались, взглянув на капли пота, стекающие с лиц сотрудников редакции и яростно-измученное выражение их лиц. На вопрос главного не ответить было просто нельзя.

К сожалению, ни фоторепортер, ни консультант не придумали заранее, что соврать. Да они и не ожидали, что в столь позднюю пору им встретятся в редакции такие толпы любопытных сотрудников. Да еще сам главный. Они просто не знали, что произошло ЧП. Ранним утром в редакцию поступило сообщение о том, что отпрыск одного из государственных мужей примет участие в международном авторалли. Вся пресса страны была поставлена на ноги, и редакция, естественно, не могла остаться в стороне. Главный редактор встал чуть свет и, правильно рассчитав, застал спортивный отдел редакции, когда тот, согласно обычаю, в полном составе явился спозаранку отметиться в книге присутствия. Главный сообщил — в двенадцать созывается экстренное совещание. Начавшись в полдень, совещание затянулось до самого вечера. В нем приняли участие ответственные работники местного совета и партийное руководство.

Много времени занял подбор достойной кандидатуры из журналистов, который будет сопровождать царственного гонщика, освещая в подробностях все перипетии борьбы на сложной трассе. Вот почему столько народу оставалось в редакции до позднего вечера.

К сожалению, фоторепортер и консультант ни о чем не знали и не были подготовлены к неожиданным встречам. И теперь в ответ на вопрос главного они только молчали, если не считать сопения и пыхтения, но ведь это не ответ! А главный ждал и уже начал гневаться. Оба его подчиненных мелкими шажками продвигались вдоль стеночки по коридору, преувеличенно демонстрируя тяжесть ноши, которая могла бы оправдать полную невозможность несущих произнести слово. А сами лихорадочно придумывали, что бы такое половчее соврать.

Положение спасла секретарша. Услышав голоса, она вышла из канцелярии и увидела двух конспираторов, сгибающихся под тяжестью груза, и главного, настырно допытывающегося о характере оного. Поспешив на помощь любимому, девушка уже издали крикнула:

— Ничего особенного, пан главный,   это  всего-навсего канцтовары. Панове  любезно  согласились доставить их в секретариат.

Возможно, главный так просто не отвязался бы от несчастных конспираторов, но девушка хорошо знала, как обращаться с начальством.

— Позвольте напомнить, пан редактор, что через десять минут начинается совещание в горкоме.

Из головы главного тут же вылетели все глупые вопросы. Кивнув головой сотрудникам, он поспешил к лифту, думая уже только о совещании и предстоящих затем сообщениях собственного корреспондента, об эффектных катастрофах на трассе участников гонки и венчающем тернистый путь грандиозном банкете в честь победы национального героя.

— Марысенька, ты золото! — растроганно пропыхтел фоторепортер, грохнув на пол свою половину тяжести. Консультант с облегчением последовал его примеру.

Секретарша растаяла от счастья. Правильно она рассчитала, что приобщение к тайне увеличит ее шансы на успех, но на такой успех не смела и надеяться.

Умная девушка скрыла свою радость, промолвив по возможности сухим тоном:

— А теперь поскорей забирайте это отсюда и хорошенько спрячьте где-нибудь. Главный до завтра забудет о машинке, если не наткнется на нее снова.

Опасную машинку доволокли до кабинета редактора, главы эксперимента, и сообщили ему о том, как чуть было все не сорвалось из-за любопытства главного.

— Правильно мы сделали, приняв Марысю в нашу команду, — прокомментировал событие редактор. — Что бы вы без нее ответили?

Его коллеги по-разному восприняли эти слова. Фоторепортер порадовался своему жизненному выбору, а консультант подумал: не будь этой Марыси, ему вообще не пришлось бы волочить проклятую машинку...
 
 

Генеральный просмотр изготовленного членами экспедиции оружия пришельцев происходил по заведенному порядку в комнате художника.

Перекрикивая шум, треск и завывания, взволнованный редактор пытался довести до сведения коллег очень важную мысль.

— Помните, что у вас каждая рука действует отдельности!! — орал он. — Держать что-то сразу двумя вы никак не сможете!! И чтобы ни в одну глупую башку не пришло толкнуть оружие ногой!!

Его поддержал тоже страшно озабоченный   художник.

— И вообще все старайтесь держать повыше! — тоже оглушительным криком втолковывал он астронавтам. — Ведь ни одному из вас ни в жизнь не согнуться! Лучше всего прицепите себе к бокам или вот, как капитан, на палочке...

И он выдвинул на всеобщее обозрение вперед пилота, ловко оперирующего двумя палками и трудолюбиво тренирующего попадание одной из них в кнопку выключателя фена. Другой палкой пил двигал вперед оглушительно гремящий бывший грузовик.

Грохот грузовика сливался с пронзительным воем пылесоса социолога, сопровождающимся бренчанием металлической вешалки. Свою долю шума вносил и весело фырчащий вентилятор художник и пулеметная дробь трескучего мотора машины консультанта, которая очень эффективно оправдала свое назначение, разметав по углам комнаты все находившиеся в ней бумаги.

За шумом сатирик не расслышал того, что ему кричал фоторепортер.

— Не слышу! Громче!

— Не надо чернил, говорю! Мы не имеем права наследить! Что-нибудь другое, что не оставляет таких следов, что легче смывается!

— А что легче смывается?!!

В этот момент консультант выключил свою адскую машинку, а пилот остановил грузовик. В комнате стало почти тихо. Не замечая этого, фоторепортер продолжал орать голосом, не уступающим по децибелам иерихонским трубам.

— Такое, что вообще не надо смывать! Пусть не цветное, а только жутко вонючее!

— Хорошо, согласен, — сказал сатирик нормальным голосом. — Не ори так. Чем, по-твоему, должно вонять?

— Да все равно! — сообразив, что не нужно больше кричать, тоже нормальным голосом ответил фоторепортер. — Хоть розами, хоть скипидаром...

— По-твоему, розы и скипидар — одно и то же?

— А мне кажется, цветное было бы лучше, — высказал свое мнение художник, выключая свой вентилятор.

— Это по-твоему, мне же все равно, у меня пленка черно-белая. А если кому обольешь чернилами рубашку или пиджак, по морде можешь схлопотать, независимо от того, из какой галактики прибыл, — огрызнулся фоторепортер.

Консультант по науке и технике не принимал участия в дискуссии, размышляя о своих научных и технических проблемах. До него только сейчас дошло, что его машинка снабжена собственным моторчиком, не нуждается ни в подключении к электросети, ни в толкании палочкой. Порадовавшись за себя, он вспомнил и о коллегах,

— Все это прекрасно! — сказал он. — Но к чему вы подключите вашу боевую технику?

— Как это к чему? — удивился редактор. — Ведь в вертолете же есть электричество!

Трудяга пилот, который опять принялся тренироваться со своим грузовичком, услышал последние слова редактора.

— О Езус-Мария! Я и не подумал...

— У вас какой аккумулятор? — обратился к нему технический консультант. — На двенадцать вольт? Или на двадцать четыре?

— На двенадцать, но это не имеет значения, ведь нам же потребуется двести двадцать!

В комнате воцарилась напряженная тишина. Не разбирающимися в физике сотрудниками овладела тревога, они поняли — возникла очередная проблема.

— Так что же теперь? — робко поинтересовался социолог, вытаскивая из розетки вилку своего пылесоса. — Оружие не будет действовать?

И все с надеждой уставились на специалистов — консультанта и пилота, которые напряженно думали.

— Еще один генератор? — неуверенно предположил консультант.

— Знаете, я ведь не электрик, — ответил пилот, — не очень-то в нем разбираюсь... Минуточку... Значит, так, двигатель вертолета будет работать без остановки... Аккумулятор подзаряжается... Нет, то. Второй небольшой двигатель и генератор на двести двадцать...

— Трансформатор! — осенило консультанта, припомнившего вдруг, чему его некогда учили в Политехническом. — Такой трансформатор, как на железной дороге.

Поскольку остальные смотрели на него,  не  понимая, консультант счел своим долгом пояснить:

— В вагонах пассажирских поездов можно бриться, так ведь? Включаешь в коридоре свою электробритву и бреешься...

— Не хочешь ли ты сказать, что на гарволинскую площадь мы въедем в железнодорожном вагоне? — с негодованием вскричал редактор, который никогда не отличался глубокими познаниями в области физики.

— Да не паникуй! — успокоил его консультант. — Трансформатор невелик по размеру. Как думаете, в вашем вертолете можно будет его установить?

Теперь все взгляды были прикованы к лицу пилота, которое попеременно то хмурилось, то прояснялось. Наконец он сказал:

— Думаю, можно! Надо, конечно же, поговорить с электриком, но мне кажется — это то, что надо. Будут у нас двести двадцать! Только боюсь, на большую мощность нам нельзя рассчитывать.

— Значит, оружием будем пользоваться не все время и не все сразу, а попеременно...

Будущие пришельцы принялись нервно перешептываться. А как быть, если придется отбивать натиск толпы? Если непредсказуемая польская об­щественность коллективно бросится на пришельцев? Выходит, они не смогут все вместе пустить в ход свое оружие? Тогда, видимо, одному придется пожертвовать собой, под прикрытием его огня остальные успеют забраться обратно в вертолет. Для одного-то хватит мощности этой таинственной штуки, которую знатоки называют трансформатором?

Пришлось консультанту и пилоту снизойти до уровня познаний темных в техническом отношении коллег и доступным для последних языком пояснить принципы действия генераторов и трансформаторов. Редактор понял главное — опять предстоит разговор с электриком, а тот в последнее время всячески старается избежать общения с редактором. У редактора создалось впечатление, что вибрирующие световые круги значительно расстроили нервную систему электрика. А такой был спокойный, выдержанный человек...

Вопреки опасениям редактора электрик воспринял почти спокойно просьбу об установке генератора и трансформатора. Не исключено, что работа с такими привычными предметами подействовала целительно на его нервы. Во всяком случае, он не только не возражал, но даже с радостью занялся работой, да еще принялся насвистывать веселую мелодию.

Все предметы космического вооружения оклеили серебряной фольгой и замаскировали всевозможными украшениями. Сатирик по долгом размышлении от чернил отказался и заменил их потрясающе вонючей субстанцией. Получить ее удалось по блату в Институте ветеринарии. Опытным путем в институте был выведен экстракт выделения некоего экзотического зверя, а именно скунса. Очень ценная субстанция добыта была учеными для научных  экспериментов, но кореш сатирика, сотрудник лаборатории института, согласился раздобыть для дружка немного ценной жидкости. Лаборант лично развел экстракт жидкостью для опрыскивания плодовых деревьев. Ему самому было интересно, что из этого выйдет.

Результат превзошел все ожидания. Разведенный один к десяти экстракт распрыскали на свежем воздухе, за городом, и, по мнению немногочисленных участников нового эксперимента, он выделял вонь, подобной которой на земле не сыщешь. Страшное оружие!

Прогноз погоды на предстоящую неделю был как нельзя более благоприятным. Светила полная луна. Приготовления в принципе были закончены, и можно было назначать день эксперимента.
 
 

Если с оборудованием вертолета и снаряжением пришельцев дело обстояло более-менее благополучно, то с устройством оргии возникли трудности. Оргия преступной шайки планировалась с целью заманить в близлежащие леса телевидение и кинохронику. Заманить следовало каким-то хитрым образом, чтобы они ни о чем не догадались. И не только заманить, но и задержать до момента приземления пришельцев. Значит, оргию следовало организовать в таком месте, откуда до рыночной площади Гарволина можно было добраться за считанные минуты.

Подыскать подходящее место оказалось совсем не трудно. Рощица на окраине города, в двух шагах от Люблинского шоссе, подходила как нельзя лучше: от нее всего за несколько минут можно добраться по шоссе до центральной площади Гарволина. Как люди опытные и много чего повидавшие в жизни, и редактор, и фоторепортер не сомневались, что среди сотрудников обоих приглашенных творческих коллективов обязательно несколько человек застрянут в забегаловках на рыночной площади Гарволина, откуда собственными глазами увидят эпохальное событие и немедленно донесут о нем отправившимся в лес коллегам.

Труднее было назначить подходящее время. Ведь как обычно организуют репортаж с места выдающихся событий? Если, например, к нам приезжает  c  визитом глава соседнего государства или через наш город проходит заключительный этап велогонки Мира, в котором как раз мы побеждаем и в индивидуальном, и в групповом зачете, на месте событий уже накануне, если не раньше, начинают размещаться бригады средств массовой информации. Иначе опоздание гарантировано, даже известен рекорд пунктуальности — семь часов опоздания. А тут изволь обеспечить их своевременную явку в Гарволин без всякой предварительной информации!

Долго ломали головы редактор с фоторепортером и пришли к единственно возможному решению.

— Не обойтись нам без своего человека, — с грустью констатировал редактор. — Придется кому-то раскрыться. Расскажем ему, в чем дело, и он возьмет на себя доставку вовремя обеих бригад. Вот только кто?

— Веслав, — подумав, ответил фоторепортер.

— Ты думаешь, Весь подойдет? — с сомнением спросил редактор. — Не такая уж он ответственная личность, чтобы его послушали.

— Наоборот, именно от него все зависит! — отстаивал свою кандидатуру фоторепортер. — Схватит камеру и помчится. Остальные тут же бросятся следом.

Редактор знал, что Веслав — оператор не просто опытный, но, можно сказать, талантливый. Впрочем, коллеги ценили его не только за профессиональные качества, и даже, можно сказать, не столько. Ценили его за редкую физическую силу и выносливость. Мужчина громадного роста, сильный как бык, он  со  своей камерой управлялся как с перышком и один заменял домкрат, когда требовалось сменить колесо в служебной машине. А главное, очень не любил ждать. Ожиданий и опозданий просто физически не терпел, и зачастую под его нажимом телевизионная "нисса" уезжала на задание, не дождавшись многих опаздывающих сотрудников. Не компанейский, молчаливый по натуре, он и в самом деле годился на роль своего человека в стане болтливых, как правило, журналистов.

Итак, редактор утвердил кандидатуру Веслава, и тут возник вопрос: в какой форме подать средствам массовой информации завлекательное сообщение. Фоторепортер предлагал: просто и без выкрутасов. Довести до их сведения, что в сараюшке на полянке у рощицы преступная шайка держит награбленные трофеи, вокруг которых на радостях отплясывает под покровом ночной темноты, устраивая попутно разнузданные оргии с привлечением несчастных жертв слабого пола. Редактор возражал: в таком случае об этом первой должна бы узнать местная милиция и журналистам покажется подозрительным ее отсутствие, вернее, журналистов насторожит неведение о происходящем представителей сил правопорядка... Подумаешь, возражал фоторепортер, можно сослаться на счастливый случай, который помог обнаружить столь лакомый кусочек для всякого уважающего себя представителя второй древнейшей профессии... Ведь в каждой нормальной стране каждые нормальные телевидение и пресса тайком извещаются о готовящейся полицейской операции по захвату преступников на месте преступления.

— А какое же у нас преступление? — возразил редактор. — Преступление наши вымышленные преступники уже совершили, а теперь только празднуют, обмывают, так сказать...

— А жертв насилия ты забыл? — воскликнул фоторепортер. — Ведь они притащили на свою оргию силой захваченных женщин.

— Ты прав! — согласился редактор.

А фоторепортер продолжал:

— Так вот, в каждой нормальной стране мчится такая телевизионная бригада и стая газетчиков на место преступления, глаза горят, слюнки текут...

— У наших не текут, — охладил пыл коллеги многоопытный редактор. — Им все до фени.

— Не скажи! — возразил фоторепортер. — Сам знаю таких журналистов, которые в погоне за сенсацией на край света помчатся, не то что в рощицу под Гарволином.

— Есть, конечно, настоящие профессионалы среди журналистов, — согласился редактор, — да ведь не они руководят газетой и телевидением. А руководители ни в жизнь не разрешат выезд бригад на такое сомнительное мероприятие, как бандитская оргия. Нет, давай придумаем что-нибудь другое, — решил редактор. — К тому же как ты думаешь ее организовать? И как вообще ты представляешь всю операцию по заманиванию газетчиков и телевизионщиков в гарволинские леса?

Фоторепортер принялся рассуждать вслух:

— Значит, так. Анонимный звонок энтузиастам-журналистам и Веське. Те поднажмут на свое руководство, быстренько соберутся, тут и Веська постарается, и примчатся к сараюшке...

— ...и ничего там не обнаружат! — подхватил  редактор. —  Приезжают и что видят? Сараюшка, правда, стоит, но вокруг ничего не происходит. Ну, допустим, разбросаем мы пустые бутылки из-под спиртного...

— ...и колбасные огрызки или там шкурки…

— Колбасных шкурок  маловато,  чтобы заставить их задержаться на месте.

— Да, надо какое-то средство посильнее, — согласился фоторепортер. — Вот если бы нам удалось организовать каких голых девушек, которые согласятся побегать там между деревьями...

— Девушки и одной хватило бы, да где ее возьмешь? — возразил редактор и глубоко задумался.

Он попытался представить себя на месте приехавших в лес журналистов. Что могло бы заставить  его  остаться там добровольно? Пустые бутылки наверняка бы его не привлекли, другое дело — полные, да еще бы и закуску к ним. Нет, этот вариант отпадал, главбух редакции категорически отказывался выделять дальнейшие средства на какие-то сомнительные эксперименты. Итак, гастрономическая версия отпадала, оставалась версия оптическая. Действительно, если бы в лесу мелькнули какие голые бабы... да хотя бы одна голая баба, это подтвердило бы достоверность информации, полученной от анонима. Но где взять голую бабу? Ведь в их шайке... тьфу! В их коллективе нет ни одной женщины. Хотя как это нет?

— Знаю! Марыся! — вскричал редактор. — Она и сыграет роль приманки.

Услышав имя невесты, фоторепортер вздрогнул и, неловко взмахнув рукой, смел с редакционного стола оставшиеся невостребованными фрагменты космического одеяния, которые с оглушительным бренчанием раскатились по полу.

При мысли, что его Марысенька, его невеста, женщина, которую он решил взять в жены, и в которой с каждым днем раскрывались все новые достоинства, и которая теперь, спасая уникальный эксперимент, станет демонстрировать свои телесные достоинства, обнажившись перед этими облезлыми телевизионными сатирами, бедному фоторепортеру стало плохо. Первый раз он отчетливо понял, что это будет его жена, его любимая женщина, и он совсем не намерен позволить ей предстать нагишом перед другими, тем более что и сам еще не имел возможности увидеть невесту обнаженной. В фоторепортере вдруг с такой силой взыграли чувства, что он и сам себе удивился. Рука дернулась дать оплеуху редактору, осмелившемуся внести столь оскорбительное для него и Марыси предложение. В морду его, старого хрыча! Да как он смеет?

И фоторепортер стремительно вскочил, чтобы осуществить свое намерение, но его перебил редактор, не подозревавший, что оказался на волосок от травмы.

— Хотя нет! Слушай, превосходная идея! В сараюшке мы им покажем порнуху! Недавно один мой знакомый из Швеции привез нечто потрясающее! Он одолжит мне, я попрошу. Установим там скрытую установку и запустим им кино. Ни один мужик не оторвется, гарантирую! Ну как?

Потребовалось некоторое время на то, чтобы фоторепортер обрел утраченное душевное спокойствие. Отказавшись от мордобоя, он с некоторым усилием изгнал из воображения образ невесты в натуральном виде, в чем ему помог редактор, принявшийся вслух развивать свою гениальную идею. С трудом переключившись с личного на общественное, фоторепортер трезво заметил:

— Тогда появляется возможность вызвать их еще засветло, в сараюшке темно, кино можно смотреть. А они успеют тогда к моменту приземления. Вот только как их заманить в сараюшку? Что ты им скажешь? Точнее, что скажет анонимный информатор?

— Да что угодно! Это не имеет значения. Да хотя бы об... о торжественном открытии памятника Ленину.

— В сараюшке?

— А что? Образец народного творчества, деревянная скульптура в национальном стиле. Заглянут они, значит, в сарай, Ленина там не обнаружат, зато автоматический проектор начнет им показывать фильм. Как ты думаешь, многие из них покинут сарай?

— Да ни один!

— То-то. И уверен, потом не станут предъявлять претензии. Наоборот, может, примутся разыскивать проектор, чтобы ленту присвоить...

— И найдут?

— Не дай Бог! Пленку я обязан буду вернуть. А вообще неплохо было бы им там бутылку-другую поставить. Не водки, разумеется, они только виски уважают. Придется разориться, купить в валютном магазине.

— Еще чего! — возразил фоторепортер. — У нас еще за прошлый год остались неиспользованными лимиты на культуру, проведем по этой статье.

Редактор понял, что зарапортовался, и охотно признал свою ошибку.

— Правильно, молодец, что напомнил, там как раз на две бутылки. Ну вот, вроде все продумали, за работу!
 
 

Нельзя сказать, что будущие астронавты не были морально готовы к предстоящему эксперименту, но только теперь, когда срок последнего приблизился вплотную, они осознали во всей полноте, насколько страшное испытание  их  ждет.

В соответствии с разработанным редактором планом они должны были глубокой ночью, еще до наступления рассвета, пробраться в дорожных костюмах в вертолет и в нем дожидаться полудня, ибо приземление в Гарволине должно произойти обязательно средь бела дня. Взволнованный редактор вдохновенно излагал участникам экспедиции разработанный по минутам план действий, а запершиеся вместе с ним в комнате художника пришельцы хранили страшное молчание, удрученные предстоящим кошмаром.

Поэтому редактор был безмерно удивлен, когда из уст коллег одновременно вырвался вопль недовольства. Остановившись на всем скаку в своем радостном энтузиазме, редактор удивленно вопросил:

— Вы чего? Что вас не устраивает? Все продумано до мельчайших подробностей.

— Пошел ты со своими подробностями знаешь куда? — яростно просипел сатирик, больше других травмированный неземным одеянием. — В дорожных костюмах! Как ты себе это представляешь? Вот здесь, в этой комнате переоденемся и трамвайчиком поедем на аэродром, так?

Его поддержал художник, саркастически добавив:

— А потом, на рассвете, начнем искать ягодки в лесу.

— Уже не мы начнем, а наши трупы, — подхватил столь же горячо консультант по науке и технике. — Сообразил бы, болван, кто в состоянии выдержать столько часов?

— Нас обязательно заметит кто-нибудь из местного населения, — присоединился к протесту коллег социолог, хотя и в более мягкой форме. — А если коровы увидят, наверняка молоко потеряют, — озабоченно добавил  он.

Молчал лишь один фоторепортер. Его удручали еще и вопросы личного порядка. Поддавшись на ловкие дипломатические уговоры редактора, секретарша выразила согласие побегать по рощице в купальном костюме телесного цвета. В нем она выглядела столь завлекательно (он в этом уже смог убедиться лично), что без труда была в состоянии удержать на какое угодно время не только телевидение и кинохронику, но и стройные ряды трудящихся в бесчисленных первомайских колоннах, вот только он не был уверен, что имеет моральное право согласиться на это. Молодого человека разрывали противоречивые чувства: общественные интересы требовали его согласия, личные категорически возражали. Занятый разрешением своего внутреннего конфликта, фоторепортер не принимал участия в общем галдеже.

Сатирик уже совсем не владел собой, художнику же стало весело, и он предложил время ожидания провести, забравшись на ветви деревьев. Все кричали одновременно, не слушая аргументов друг друга. И хорошо, потому что консультант, не стесняясь, яркими красками сочно характеризовал состояние умственных способностей начальства, а тот неудачно огрызался, ибо коровы социолога окончательно сбили его с толку.

Самым рассудительным оказался пилот.

— Минутку, панове, потише, пожалуйста! — мощным рыком ворвался он в нестройную дискуссию и, дождавшись установления относительной тишины, продолжал уже нормальным голосом: — Зачем вам вообще лететь со мной, чтобы потом торчать в лесу до установленного часа? Я и без вас доставлю вертолет, куда договорились.

— А как же неземные существа? — попробовал вякнуть редактор.

— Доберутся своим ходом. На любом транспорте, кто как сможет. В нормальном обличии. Ну, пусть выйдут из домов пораньше, ранним утром. Я же на вертолете доставлю все снаряжение. Могу, на худой конец, прихватить одного автоматического подъемника, а уж остальные пусть добираются сами. Понятно? И никаких проблем. Вечерком доставите в ангар незаметно все оборудование и снаряжение. И мне будет спокойнее. Моя машинка не очень-то стабильна, и чем меньше времени в ней будут находиться люди, тем для них лучше. Откровенно говоря, в испытательный полет я на всякий случай прихватил с собой парашют...

Парашют решил дело. Редактор поджал хвост и перестал возражать, отстаивая свой превосходный план. Приняв озабоченное выражение лица, он сначала взглянул на часы, а потом на лежащий перед ним график операции.

— Раз так, — важно заявил он, — транспортировку  начинаем в семнадцать двадцать три...
 
 

Поздней ночью из ворот ангара выкатился летательный аппарат странной формы, поднялся в воздух и с тихим рычанием поплыл куда-то в юго-восточном направлении. Обслуживающий персонал в лице двух механиков и одного электрика какое-то время пялился на него, задрав головы, а затем, отерев пот со лба, как-то ошалело уставился друг на друга.
 
 

В лесу за Гарволином, на опушке довольно большой поляны, стояли, потушив фары, два военных грузовика, один "газик", микроавтобус марки "нисса" и одна легковая машина марки "вартбург". Вокруг них суетились люди с электрическими фонариками в руках. Установленные на грузовиках локаторы были направлены в небо.

И когда над верхушками темных деревьев послышалось негромкое урчание вертолета, для ожидающих оно прозвучало ангельским пением...
 
 

Так случилось, что возвращающийся после ночного вызова в Хрубешев гданьский врач задавил по дороге зайца. Вспомнив, как сердилась жена из-за ночного вызова, как не хотела его отпускать, врач решил, раз уж так случилось, умилостивить супругу, привезя ей в подарок незапланированную дичь. Остановив машину, он вышел из нее и с фонариком в руке принялся разыскивать то, что осталось от сбитого зайца. Кажется, того отбросило в кювет.

Ночь была светлая, на усеянном звездами небосклоне светила еще и полная луна, так что при желании можно было обойтись и без фонарика. Врач действительно нашел в придорожном рву свою жертву, без признаков жизни, но в очень неплохом состоянии. Он поднял зайца за задние ноги и тут услышал над головой негромкое урчание. Странным оно показалось врачу, нетипичным, не похожим ни на что, напоминающее привычный шум самолетов или вертолетов. Стоя на обочине шоссе с зайцем в руке, врач задрал голову и на фоне звездного неба ясно разглядел неспешно проплывающий мимо странной формы летательный аппарат. Проплывал он на небольшой высоте и летел в направлении Люблина.

А надо заметить, что у доктора Зайончковского было хобби — моторизация в самом широком понимании этого слова. Его интересовало все, что ездит, плавает, летает, все механические аппараты. И  он  очень неплохо в них разбирался. В данной области его познания не уступали познаниям специалиста-инженера. Доктор читал много литературы по интересующему его предмету, выписывал даже иностранные специальные журналы, следил за всеми новинками в интересующей его области и хвастался тем, что может определить любой движущийся аппарат, созданный гением и руками человека.

И вот теперь никак не мог понять, что же  он  видит, хотя, задрав голову, напряженно всматривался в проплывающий над ним почти бесшумно в ночном небе темный предмет. От напряжения глаза чуть не выскочили из орбит, а шея одеревенела.

Нет, на вертолет эта штука никак не походила, а врач знал все системы вертолетов. Контуры не те. На самолет — тем более. И уж, разумеется, не воздушный шар, не говоря о том, что воздушный шар не урчал бы вовсе. В какой-то степени силуэт проплывающего воздушного корабля напоминал бокастую лодку, но сама мысль о том, что какая-либо лодка была в состоянии летать по небу, показалась ученому доктору абсурдной.

Доктор Зайончковский отвел взор от диковинки, потряс головой и протер глаза, пытаясь стряхнуть наваждение, и даже поглядел на зайца в другой руке, чтобы убедиться — глаза его не обманывают... После чего опять поднял их к небу. Таинственный предмет уже почти затерялся вдали, но доктору показалось, что он вроде бы снижается.

Доктору ничего не оставалось, как сесть в машину и продолжить свой путь, что он и сделал, испытывая, кроме понятного ошеломления, еще и что-то вроде претензии к самому себе: вот, прозевал какое-то новейшее изобретение в столь интересующей его области. В Гданьск доктор приехал к шести утра, разбудил жену, вручил ей зайца и рассказал о странной штуковине, которую видел по дороге в ночном небе, причем признался — так и не мог определить, что же это такое было, хотя на всем пути от Любиц до Гданьска только об этом и думал.

Жена благосклонно приняла подношение, спрятала его в холодильник, покрутила пальцем у виска, зевнула и решила больше не ложиться, а пораньше прийти на работу, где ее с самого утра ждала срочная корреспонденция. В их редакции намечался очередной аврал...
 
 

На главной площади небольшого польского городка Гарволина, по традиции называемой рыночной, текла обычная жизнь. На автобусную станцию прибывали и с нее отъезжали рейсовые автобусы, к ним стояли, как обычно, очереди пассажиров. Очереди рассасывались с приходом автобуса и возникали в ожидании другого. Никуда не уезжавшие гарволинцы сновали по площади, переходя из магазина в магазин и совершая утренние покупки. Все было как обычно. Никто не обращал внимания на некоторые нетипичные моменты. Да и то сказать, они не очень бросались в глаза.

Нетипичными моментами были пятеро мужчин. Двое сидели на скамейке у здания автостанции автовокзала, двое прохаживались по площади, рассеянно поглядывая на малоинтересные витрины магазинов, а пятый стоял, облокотившись о газетный киоск, и читал газету. У всех пятерых в. руках были большие, как-то особенно тщательно завернутые букеты цветов, и большие же сумки висели на плече. О том, что в руках неизвестные держали букеты цветов,  можно  было лишь догадываться, ибо огромные кульки из газет полностью скрывали цветы, наружу торчали лишь обычно прилагаемые к букетам ветки декоративной зелени или даже травы. Внимательный наблюдатель даже смог бы определить, что это были преимущественно лебеда и тысячелистник.

Пятеро мужчин делали вид, что незнакомы друг с другом, и по очереди то глядели на часы, то задирали голову к небу.

Спокойную атмосферу центральной городской площади Гарволина ни в чем не нарушали драматические события, разыгравшиеся в эту минуту в трех с половиной километрах от города, на опушке небольшой поляны. Да и как могли нарушить? Кто бы мог о них сообщить? Оказался, правда, один непредусмотренный свидетель интересного зрелища, но его никакая сила не могла заставить от этого зрелища оторваться, даже на самый короткий момент.

Бригаду Государственной Польской кинохроники направили сюда для снятия сюжета о выдающемся изобретении. Руководство кинохроники по только ему одному известным каналам получило сообщение о том, что в таком-то месте в такое-то время будет испытываться новый агрегат, последнее слово науки и техники в деревообрабатывающей промышленности. Изготовленный по канадской лицензии агрегат одним своим концом извлекает из почвы дерево вместе с корнями, выпуская с другого конца уже готовый предмет меблировки. А поскольку для эксперимента неразумное руководство деревообрабатывающей промышленности избрало памятник природы, особенно любимую местным населением рощицу у шоссе Варшава — Люблин, то местное население решило отстаивать рощицу с вилами и косами в руках. А также топорами.

Приехав по названному адресу, кинохроника принялась выискивать упомянутый в тайном сообщении памятник природы, чтобы заранее выбрать наиболее подходящее место для киносъемок. К сожалению, ничего особенного обнаружить не удалось, в общем-то обычная роща, да еще небольшой сарайчик.

А телевизионщиков поставил на ноги сигнал о разыгрывающихся в рощице сценах, оскорбляющих общественную нравственность. Телевизионщиков предупредили, что такие сцены происходят преимущественно по ночам, затягиваясь иногда до пяти утра. Опоздав по своему обыкновению и явившись к одиннадцати, побив тем самым собственный рекорд опоздания, микроавтобус телевидения подъехал к рощице, когда там уже стояла машина кинохроники. Первым из микроавтобуса выскочил какой-то громадный детина и принялся спешно расставлять штативы, чтобы установить на них камеры и юпитеры. За ним попрыгали остальные.

Обе ветви средств массовой информации легко установили контакт.

— И вы здесь? — удивился оператор кинохроники. — Странно... А главное, незачем было беспокоиться, ведь могли бы все материалы от нас получить. Интересно, где же мужики с вилами?

Телевизионный деятель с удивлением взглянул на коллегу из конкурирующей фирмы.

— Меня тоже удивляет отсутствие мужиков, только на кой черт им вилы? Никогда не слышал, чтобы в оргиях применялись вилы.

— А чем же они станут защищаться?

— Защищаться? От кого? От девок, которых собираются... того...

Услышав о девках, которых собираются... того... к беседующим подтянулись остальные кинохроникеры. Прежде чем обе стороны обменялись имеющейся в их распоряжении совершенно тайной информацией, единственный из прибывших, знающий истинную причину вызова, громадный Веслав, успел вытащить все захваченное с собой телевизионное оборудование и разбросать его на большой территории. Одна из поставленных перед ним задач заключалась в том, чтобы затянуть время, погрузка же в микроавтобус дорогостоящего и тяжеленного оборудования наверняка потребует немало времени. Как минимум пару часов, если он, Веслав, не поможет.

Несколько озадаченные разноплановостью ожидающих их сенсаций, разбитные журналисты тем не менее решили духом не падать, а снимать все, что  ни  подвернется интересного. Пока же не происходило абсолютно ничего, не только интересного, но и вообще ничего. Да и никого не было поблизости, за исключением парнишки подросткового возраста, случайно пасущего поблизости коров. При виде неожиданно появившихся в глухомани столичных машин и разномастной публики, повалившей из них, парнишка позабыл о коровах и во все глаза уставился на приехавших. Вряд ли можно было признать оскорбляющим нравственность факт, что мальчишка пасет коров вместо того, чтобы сидеть на уроке в школе, но даже если с большой натяжкой и признать, факт этот не стоил того, чтобы из-за него мчаться сломя голову за тридевять земель.

Руководитель бригады кинохроники был  очень  недоволен.

— Наверняка опять ошиблись! — злился он. — У нас вечно путают. И теперь мы, как идиоты,  вот  примчались сюда вместо Беловежской пущи или какой другой...

С ним не согласился руководитель телевизионщиков.

— Никаких пущ! — твердо заявил он. — Из очень достоверного источника мы получили сообщение, что именно здесь.

— А что именно? — попытался поставить точки над "i" киношник.

Телевизионщику очень не хотелось признаваться, что их провели как мальчишек, и он старался напустить как можно больше туману.

— Трудно сказать. Официально одно, а из частного источника — совсем другое. Но источник достоверный.

— Возможно, собирались что-то организовать, да не вышло, — предположил киношник.

— Все возможно...

— Так что же, возвращаемся?

— Я бы не стал торопиться. Не мешало бы все-таки заполучить хоть какой-нибудь материал. Пусть даже хоть паршивый сенокос...

Кинохроника тоже пришла к выводу, что возвращаться с пустыми руками глупо, надо хоть что-то снять, пусть даже простое дерево. Хорошо  бы  старое. Стали озираться в поисках старого фотогеничного дерева, но как назло тут росли только самые обычные деревья неинтересного среднего воз­раста. Замусорена, правда, роща была основательно, но замусоренность наших лесов уже всем надоела, не та тема, чтобы привлечь внимание широкой общественности.

— Проедем куда подальше, — решил глава бригады кинохроники, но, оглянувшись на свою машину, увидел, что из нее уже вытащено все оборудование. Это была заслуга Веслава. Свою первую задачу он выполнил; рассеяв по лесу оборудование своей бригады, он принялся за оборудование кинохроники и с ним тоже отлично справился, тем самым лишив и ее возможности сдвинуться с места в ближайшие час-два.

Ошеломленный трудолюбием коллеги из дружественного учреждения, кинооператор позволил себя уговорить немного прогуляться по ближайшим окрестностям с целью изучения натуры. Но не успел он и шагу шагнуть, как кто-то из телевизионщиков громко вскрикнул:

— О! Глядите!

Проследив за указующим перстом телевизионщика, журналисты увидели, как из-за деревьев в некотором отдалении от них выскочила женщина, производящая впечатление абсолютно голой. И молодой. Всего одно мгновение виднелась ее изящная фигурка на фоне лесной зелени, тут же из этой зелени вытянулись две мужские руки и втянули несчастную обратно в чащу.

Если кто из столичных журналистов не совсем проснулся, если кто зевал и почесывался, то теперь все в мгновение ока, стряхнув с себя лень и оцепенение, превратились в энергичных охотников за сенсациями. Кинохроника отказалась от поисков другой натуры. Похоже, коллеги из телевидения были лучше информированы...

Женская фигурка опять мелькнула среди деревьев, и обе творческие бригады, не сговариваясь, кинулись в том направлении. Голая баба в лесу под Гарволином — это совсем не то, что, например, сто голых баб на пляже в Сопоте. Наверняка тут что-то происходит, может, и в самом деле удастся снять интересные кадры.

Облава организовалась сама собой с потрясающей оперативностью. Облава из самых что ни на есть благородных побуждений, можно сказать, облава по зову сердца, ибо следовало немедленно установить, кто же заставляет бедную женщину в таком виде метаться по лесу. Облава не на женщину, а на преследующие ее преступные элементы, наверняка позволяющие себе и многое другое, оскорбляющее общественную нравственность. Найти негодяев, заснять их преступные деяния и... получить премию.

Руководствуемые столь благородными побуждениями, пыхтя и сопя под тяжестью подхваченных на ходу камер, журналисты со всех сторон пытались подобраться к лесной нимфе, но это оказалось очень непросто. Нимфа появлялась и исчезала внезапно, что весьма затрудняло охоту на нее. Никому даже толком не удалось разглядеть женщину. Понятно было лишь одно — она совсем голая и она от кого-то скрывается. Значит, правда, где-то здесь и в самом деле происходят бандитские оргии. Интересно, почему именно под Гарволином?

На лесной дорожке у другого конца полянки стоял "вартбург" фоторепортера. От всех остальных участников облавы его скрывала лесная чаща, ибо обе машины средств массовой информации въехали на полянку по другой дороге, более удобной. Сарайчик, представляющий собой гвоздь программы, находился как раз на полпути между ними.

Мрачный фоторепортер всеми силами старался держать невесту на возможно большем расстоянии от зрителей и как можно ближе к своей машине. И с каждой минутой мрачнел все более. Он не предполагал, что охотников на Марысю окажется так. много. А Марыся, уже не сомневаясь в горячих чувствах, пробужденных ею в любимом мужчине, старалась вовсю, понимая, что ревность лишь еще более укрепит эти чувства.

Фоторепортер старался всячески помогать невесте. Умело руководя ее действиями, вовремя то показывая издали девушку, то втаскивая ее за очередной куст, он завлек многочисленных охотников в глубь леса. Охотники уже не сомневались, что девушку преследует негодяй, она же пытается от него убежать. Ошалев от страха, несчастная не видит целого табуна спешащих ей на помощь честных людей и, скрываясь в гуще леса, очень затрудняет их задачу. Трудности не остановили благородных защитников жертвы насилия, они продолжали стремиться ей на помощь.

Поначалу секретарша с удовольствием выполняла свою задачу и от души веселилась, видя, как ревнует влюбленный фоторепортер и как увлеклась ею вся эта стая журналистов. Но постепенно она стала уставать, к тому же некоторые из преследователей излишне, по ее мнению, приблизились к ней. Взглянув на часы на обнаженной руке, девушка решила — пора! Убедившись, что ее все видели, она вбежала в сарайчик через дверь, схватила лежащую там свою одежду и выскочила через стену — две доски там специально отодрали, они держались лишь на одном гвозде — прямо в объятия возлюбленного. Придерживая одной рукой девушку, фоторепортер второй рукой вставил доски на место, и оба бросились к его автомашине. По дороге молодой человек весь пылал от справедливого гнева. Зубы его сами собой скрежетали, глаза метали молнии. Секретарша таяла в объятиях любимого.

В машине он был вынужден выпустить ее из объятий, включил скорость, отпустил сцепление и нажал на газ. Дверцу захлопнул, когда на спидометре было уже пятьдесят.

— Марыся, ты просто золото! — крикнул с заднего сиденья редактор, который весь извелся от волнения. — Блестяще провела операцию! С меня поллитра... Ох, глупости говорю. Проси что хочешь, бриллиантовое колье, звезду с неба...

— Талон на телевизор, — перебила девушка и, обратясь к фоторепортеру, попросила: — Остановись на минутку где-нибудь, надо же мне одеться. Не могу я выйти в таком виде на рыночной площади в Гарволине.

Фоторепортер подумал — выйди Марыся в таком виде на гарволинской площади — и пусть приземляются хоть десять межпланетных кораблей, на них никто не обратит внимания. Однако вслух такого говорить не стал.

Неумело, в спешке организованная облава упустила зверя. Правда, обнаженную женскую фигуру проследили до входа в какой-то сарай, и даже вслед за ней в сараюшку с разбегу вскочили два охотника. В сарае было темно. Осмотревшись и не увидев преследуемой, один из преследователей выскочил обратно, другой же задержался на минутку. Этого оказалось достаточно для того, чтобы включился скрытый проектор. По старой простыне, висящей на одной из стен сарая, побежали завлекательные картинки. Изумленный вскрик коллеги заставил его товарища вернуться в сарай.

Не веря глазам своим, оба какое-то время пялились на кадры фильма, потом, вспомнив об остальных, спохватились и выскочили  из  сарая. Лес огласился их громкими призывными, хотя и не очень вразумительными криками:

— Люди!!! Помереть мне на этом месте!!! Скорее сюда!!!

Вот каким образом участники эксперимента получили в свое распоряжение как минимум сорок пять минут полной свободы действий. Обе творческие бригады в полном составе застыли перед простыней, заменяющей экран. Дополнительным, непредусмотренным организаторами эксперимента зрителем оказался коровий пастух, в полном ошеломлении наблюдавший сначала приезд в его тихую рощицу двух столичных машин, потом общую суматоху и облаву, а теперь вот это потрясное кино...
 
 

В соответствии с графиком операции космический корабль уже должен был стартовать с укромной лесной полянки, вот почему руководитель эксперимента так волновался и подгонял фоторепортера.

Как впоследствии выяснилось, они напрасно торопились, со стартом у экипажа произошла заминка. Виновницей ее явилась гигантская тыква. Нет, сама по себе она была незаменима и, будучи надетой на голову спортсмена-тяжеловеса, придала последнему идеально нечеловеческий облик, тем более что в самой середине так называемого "лица" пришельца торчал хвостик, оставшийся от стебля, на котором тыква некогда росла. К сожалению, выяснилось, что, напялив на себя тыкву, автоматический подъемник не был в состоянии не только поднимать, но и вообще сидеть в нормальной позиции. Мешала крыша вертолета, спортсмен просто не умещался в машине с тыквой на голове. Пришлось посадить его прямо на пол, и, растолкав своей тыквой остальных пришельцев, которые забились по углам, спортсмен заявил — он ничего не видит и не ручается, что не выпустит из рук рукоятки лебедки. Естественно, такого нельзя было допустить, никто из астронавтов не желал рисковать жизнью. Озадаченные путешественники долго думали и пришли к такому решению: в Гарволин подъемник полетит в своем натуральном виде, без тыквы на голове. По прибытии на место опустит платформу с пришельцами и только после этого напялит на себя тыкву, что вполне было в его силах.

С проблемой справились, но решение ее тем не менее заняло какое-то время, что и явилось причиной некоторой задержки старта. Вот так в самом начале и выбились из графика...
 
 

Редакционный "фиат" без особой спешки въехал на рыночную площадь Гарволина и затормозил на стоянке. Из него вышли трое: уже немного успокоившийся редактор, фоторепортер и нормально одетая секретарша. Редактор с секретаршей сразу же направились в кафе, фоторепортер замешкался, извлекая из багажника фотооборудование.

В кафе за столиком у окна, откуда открывался великолепный вид на всю площадь, их ждал замдиректора Центра по изучению общественного мнения. От ожидания и волнения он весь извелся.

— Ну, наконец-то! — прошептал он трясущимися губами. — Я уже думал — вы никогда не приедете. Ничего не происходит или это я просто ничего не вижу? Наши люди будут в зале ожидания автовокзала. А ваши?

— А мы здесь! — немного удивленно ответил подоспевший фоторепортер, расставляя у окна свои фотоаппараты.

— Нет, я  спрашиваю, где остальные?

Пододвинув секретарше стул, редактор сел и сам шепотом ответил:

— А остальные везде. Попрятались. Кинохроника и телевидение пока в лесу, возможно, как увидят вертолет — примчатся.

Взглянув на часы, редактор что-то подсчитал в уме и добавил:

— Думаю, минут через сорок  они  будут в состоянии заняться работой.

Перешептывание заговорщиков перебила официантка, подошедшая принять заказ.

— Надо будет сразу расплатиться, — сказал фоторепортер после ее ухода. — Потом  можем  не успеть...

— Ага, вижу наших! — воскликнул редактор, заметив двух мужчин, прогуливающихся у магазинных витрин.

Замдиректора чуть не вышиб лбом стекло, кинувшись разглядывать "наших".

— Это которые? Вон те, с сумками? А что у них  там?  Зачем им такие? И вот эти штуки...

— Какие штуки? — не понял редактор.

— Ну, вроде букетов, которые они держат в руках. Будут цветы преподносить?

Пришлось редактору раскрыть производственную тайну:

— Да нет же, это микрофоны, замаскированные под букеты. А в рукаве проходит провод...

— И что, они обо всем знают? Вы ввели их суть эксперимента? — нервно допытывался замдиректора.

Редактор в ответ рассмеялся, тоже нервно.

— Как бы это вам понятнее объяснить... Мы сообщили им, что на площади будет происходить не что интересное, а их задача — изучать реакцию граждан на происходящее и записывать их высказывания на магнитофонную ленту. О сути эксперимента им не сообщили, сказали — нечто чрезвычайно интересное, но, тсс, это военная тайна, мы сами узнали по знакомству, чтобы никому ни словечка. В общем, туману мы напустили порядочно, они так толком ничего и не поняли.

Оставив в покое газетчиков, замдиректора Центра принялся расспрашивать о представителях других средств массовой информации, телевидения и кинохроники, которым тоже предстояло освещать ожидаемое событие.

Туг редактор темнить не стал и рассказал все как есть: обе творческие бригады он держит в рощице под Гарволином, недалеко, в нужный момент успеют подтянуться сюда. Замдиректора чрезвычайно интересовали все обстоятельства разыгранного в рощице фарса, он принялся расспрашивать о технических деталях.

— И что, кинопроектор включается автоматически? Ведь для этого нужно электричество. Вы подвели к сараю электричество?

— Слишком много хлопот! — возразил редактор. — Правда, поначалу хотели попросить военных протянуть линию, а потом обошлось. Кинокамера работает на батарейках. Смотрите, об этом никто не должен знать!

От восторга замдиректора захлебнулся кофе и закашлялся. Вспомнив о своих служебных обязанностях, секретарша с силой ударила его несколько раз по спине. Обретя способность говорить, замдиректора поинтересовался:

— А откуда?..

Редактор шепнул ему что-то на ухо и немного громче добавил:

— У нас связи... А вы себе и представить не можете их достижения в области науки и техники. Чего только у них нет!

В этот момент фоторепортер, не отрывающийся от окна, больно ударил его под столом в косточку. Вовремя ударил. Еще немного — и позабывший сам о конспирации редактор проболтался бы, что это подчиненный замдиректора Центра по изучению общественного мнения социолог пан Здислав был инициатором хитрой выдумки и организовал все эти чудеса науки и техники через своего военного брата. Дернувшись от боли, редактор спохватился и придержал язык, пробормотав:

— Так что у нас связи... частным порядком... военная тайна...

А поскольку, говоря это, он в замешательстве пялился на секретаршу, замдиректора сделал вывод, что имеет честь сидеть за одним столом с современной Матой Хари, и перестал задавать опасные вопросы. От военных тайн лучше держаться подальше...!

— Боже, как я волнуюсь! — перешел он на безопасную тему. — Как волнуюсь! Долго еще?

— Спокойно! — сам жутко взволнованный, нервно произнес редактор. Оторвав взгляд от секретарши, он глянул на часы и проинформировал: — По графику должны появиться через десять минут.

От волнения он не мог усидеть на месте. Вскочил со стула, опять плюхнулся на него. Молчать он просто не мог и принялся болтать о том, что приходило в голову. Замдиректора узнал, что редактор лично проследил за отправлением вертолета, лично проверил, все ли снаряжение астронавтов было погружено в него, самих же астронавтов он, тоже лично, еще раз проинструктировал — опять взгляд на часы — ровно один час и пять минут назад. Потом оставил команду и помчался в рощицу на редакционной машине. Уж очень его беспокоило то, что там происходило. И надо сказать, Марыся — тут обожающий взгляд на девушку — справилась со своим заданием просто блестяще, с помощью бравого фоторепортера...

— Кстати, — вспомнил фоторепортер, — а  мой  "вартбург" так и остался стоять в лесу.

— Не волнуйся, милый, — успокоила его секретарша. — Потом съездим за ним, я не забуду.

Редактор наконец замолчал, и все четверо выжидающе уставились в окно.
 
 

Двое мужчин на скамейке у автовокзала передвинулись в тень. В сотый раз взглянули на часы, потом на небо.

— Могли бы и поторопиться, — пробурчал один из них. — Солнце печет, холера, того и гляди получишь солнечный удар.

— Да, и пиджак не снимешь, — поддержал его жалобы коллега. — Надо было протянуть провод через рукав рубашки.

— А теперь уже поздно, вот-вот прилетят. Не станешь же при всех разоблачаться?

Тяжело вздохнув, второй поинтересовался:

— А ты хоть знаешь, что прилетит? Я так толком ничего и не понял: что-то такое особенное, сказали, а что именно?

— Я тоже не знаю, — ответил первый. — Да и никто не знает. Сообщили только, что такое... нетипичное, ни на что не похожее, а о подробностях расспрашивать запретили. Военная, мол, тайна...

Прогуливающиеся по рыночной площади, каждый отдельно, мужчины с букетами нечаянно встретились у витрины одного из магазинов. Витрина была оформлена самым изысканным образом: посередине декоративный цветочный горшок с пеларгонией, на заднем плане, украшенном несколько выгоревшей материей красного цвета, на всеобщее обозрение выставлены портреты государственных мужей, собственных и дружественных, а под ними образцы товара: свитер неопределенного размера в грязно-серые и бордовые полоски и пиджак в зеленую елочку, тоже очень странного размера: неимоверно длинный, неимоверно узкий в плечах с неимоверно короткими рукавами. Рядом с пиджаком, вероятно для создания колорита, валялось нечто грязно-желтого цвета, очень похожее на забытую в витрине половую тряпку, в которой, присмотревшись внимательнее, можно было все-таки распознать шейный платок.

Внимательно разглядывая горшок с пеларгонией, один из мужчин спросил, стараясь не шевелить губами:

— Ты хоть знаешь, что здесь должно произойти?

— Никто не знает, наверху запроектировали и нам спустили, — так же конспиративно ответил второй и, не выдержав, поинтересовался: — Как ты думаешь, какой это размер?

— Нетипичный, — наверное, для инвалида. А говорили, что-то будет приземляться. Здесь, на рыночной площади.

— Знаешь, мне кажется...

— Что?

Оглянувшись и убедившись, что на них никто не обращает внимания, оба конспиратора еще внимательнее уставились — один на пиджак, другой на пеларгонию — и продолжили обмен мнениями.

— Кажется мне... раз нам ведено заниматься исключительно реакцией людей, значит, предполагают — у кого-то что-то нечаянно вырвется.

— Думаешь, шпионов ищут?

— Если ищут таким вот способом, глупее не придумаешь.

— Целиком и полностью согласен с тобой. Вот почему думаю — здесь другое. Нечто совсем новое, неожиданное, и поэтому мне самому интересно.

— Мне тоже. Скорей бы уж начиналось.

Обменявшись мнениями, они отцепились наконец от неинтересной витрины и разошлись в разные стороны.
 
 

Редактор в четвертый раз за последние четыре минуты взглянул на часы и озабоченно произнес:

— Опаздывают. Езус-Мария, что там случилось? Уже должны быть здесь.

— Ты в каком состоянии их оставил? — поинтересовался фоторепортер.

— Не беспокойся, уже одетыми. И оружие у каждого на изготовку, так что оставалось только загрузиться в вертолет. Я не стал дожидаться, пока погрузятся.

— Ну тогда я не знаю... А с другой стороны, хорошо, что их еще нет.

— Почему?

— Потому что мы плохо рассчитали время, — признался фоторепортер, — и камера включилась с опозданием. Еще как минимум четверть часа никакой силой телевизионщиков и киношников из сараюшки не выгонишь.

— В таком случае ты прав, — согласился редактор с коллегой. Согласился на словах, в глубине души он отдал бы все, чтобы наконец началось действо, которого он ждал всю жизнь. А на киношников и телевизионщиков ему, если честно, глубоко наплевать.

Совсем по-другому относился к упомянутым выше институциям замдиректора Центра по изучению общественного мнения. При одной мысли, что их может не оказаться на месте в нужный момент, он чуть было сознания не лишился, ведь тогда все мероприятие теряло для него всякий смысл. И теперь, встревоженный до крайней степени, он уже и сам не знал, что предпочел бы увидеть первым: приземляющийся космический корабль или самые что ни на есть привычные машины кинохроники и телевидения. Он попытался что-то сказать коллегам, но от волнения так заикался, что те его не поняли.

Полное спокойствие сохраняла лишь секретарша, в которой личная радость от одержанной победы всецело затмевала все служебные эмоции. Девушка взяла на себя миссию успокоить взволнованных мужчин.

— Не стоит так волноваться, — сказала она. — Известно ведь, что всегда в последний момент что-то обязательно случится. Но у них же там полно всяких механизмов, а при них механики, справятся... Сейчас прилетят, вот увидите. Это во-первых. Во-вторых, телевидение и кино и в самом деле немного запоздают, вот и хорошо, что те еще не прилетели. Ну и в-третьих, я никуда не пойду, останусь здесь и попридержу столик. Ведь должна же у нас быть какая-то база...

Вроде бы ничего особенного не сказала, но каким-то таинственным образом эти простые слова успокоили ее товарищей по столику. Фоторепортер опять позвал официантку.

И тут вдруг в голубом безоблачном небе появилась маленькая блестящая точка. Она напоминала неподвижную искорку, повисшую в безбрежном пространстве. Но вот искорка стала постепенно расти и снижаться.

Первой увидел ее замдиректора Центра по изучению общественного мнения и от неожиданности опрокинул только что поданную ему официанткой чашку с кофе.

— Вот они! — крикнул он, срываясь с места. Редактор успел схватить его за руку.

— Спокойно! — прошипел он. — Без паники. Всем сидеть на местах, мы можем только смотреть. Не привлекать к себе внимания!

Замдиректора послушно шлепнулся на свой стул, не сводя глаз с искорки, блистающей на безмятежном небосклоне. Фоторепортер принялся незаметно доставать из-под стола свои аппараты, по очереди обвешиваясь футлярами. Делал он это не торопясь, чтобы не привлекать внимания посетителей кафе.

— А что будет, если их не заметят? — нервничал замдиректора.

— Не беспокойтесь, это исключено, — ответил редактор. — А Весь там зачем?

Серебряная точка медленно спускалась...

Тщательно спрятанный в листве растущих поблизости деревьев и нацеленный на заменяющую экран простыню, крытый проектор вышел из строя за несколько секунд до окончания фильма. Сбившаяся в кучку посередине сарая окаменевшая толпа зрителей испустила единый общий вздох и пошевелилась. Оператор Веслав, на которого возложили ответственность за успех акции, первым вышел из сарая, ощущая в себе нечто вроде претензии и бормоча сквозь зубы:

— Могли бы, такие-сякие, хотя бы рассказать, чем все закончится...

Убедившись, что скрытый проектор остался скрытым и его нельзя обнаружить, он поднял глаза к небу и замер. На небе сияла медленно увеличивающаяся искорка.

Веслав был человеком серьезным, ответственным и к своим обязанностям относился добросовестно. Конечно, скрытая камера могла в любой момент заработать и показать конец захватывающего фильма — как оператор, он знал, что такое бывает, но понял — больше медлить нельзя. Вот почему, когда остальные зрители, нехотя, оглядываясь и медля, стали покидать сарай, половина оборудования уже была перенесена Веславом в машины. Правда, телевизионный штатив оказался в "ниссе" кинохроники, а юпитеры киношников — в телевизионной машине, но этого никто не заметил. Весь грудился как черт!

— А ну быстрее! — страшным голосом подгонял он коллег. — Видите же, там что-то летит. Необычное! Пошевеливайтесь!

Коллеги, огорошенные всеми сенсациями дня — остатками оргии преступников в виде голой бабы среди лесной чащобы, а потом потрясающей оргией на старой простыне, — подгоняемые теперь дикими выкриками Веслава, послушно кинулись по машинам, не способные ни на какие самостоятельные действия, а тем более протесты. Блюдя свое достоинство, руководитель телевизионной группы взглянул на небо и подтвердил:

— Действительно, что-то летит.

— Не столько летит, сколько садится, — поправил его любознательный электрик кинохроники. — И похоже, прямо на крыши городка.

— О, есть надежда — вдруг катастрофа! — обрадовался руководитель телевидения. — Поспешайте, хлопцы, вдруг удастся заснять!

И машины помчались на максимальной скорости в направлении Гарволина. В каждой из машин руководитель соответствующей бригады чувствовал, как в нем нарастает желание свершить нечто необычное, заснять еще никем не заснятые сцены. Не такие, ясное дело, которые они только что видели в сарае, но не менее завлекательные.

Через три минуты, еще не успев опомниться, оба творческих коллектива оказались в самом центре Гарволина.
 
 

Меж тем серебряная точка превратилась в странный серебристый предмет и недвижно зависла над центральной площадью Гарволина. В окно кафе было видно, как к автовокзалу подъехал автобус и стоящие в очереди пассажиры приготовились втискиваться в него. Первые были слишком озабочены стремлением поскорей занять место и не обращали внимания ни на что другое, последние же начали задирать головы и один другому указывать на диковинный предмет в небе.

— Он у вас что, действительно летит беззвучно? — изумленно прошептал за столиком кафе замдиректора Центра

— Звук специально приглушен, — объяснил тоже шепотом редактор, из последних сил стараясь приглушить в себе эмоции. — Гениальный пилот, глядите, как изумительно снижается! В точности так, как мы уславливались.

Тем временем необычное явление было замечено многими, большинство голов на рыночной площади были задраны вверх. Все молча таращились на непонятный серебристый предмет, немного напоминающий толстое веретено, вверху которого вращался большой светящийся круг. Второй круг, поменьше, поблескивая на солнце, вращался с другой стороны веретена. Веретено висело над центром площади, постепенно снижаясь.

Уже вся автобусная очередь заметила диковинку, и темп посадки существенно замедлился. Не понимая причины этого, водитель глянул на очередь, увидел задранные вверх головы и вышел из кабины.

— Вертолет, что ли? — вслух произнес он не очень уверенно.

— Какой, к черту, вертолет? — отозвался кто-то  из  пассажиров. — Где пан видел бесшумный вертолет? Уж скорее спутник.

— Для спутника оно слишком маленькое, — с сомнением заметил кто-то.

В числе пассажиров был варшавский архитектор, приехавший в Гарволин в служебную командировку с целью осуществления авторского надзора над строительством серьезного объекта. Он уже занес ногу на ступеньку автобуса, но, услышав слово "спутник", обернулся и так и застыл с задранной ногой.

— Спутник совершает посадку в Гарволине? — с полнейшим недоумением произнес он.

Стоявшая за архитектором в очереди толстая баба с корзиной, полной цыплят, вдруг очнулась, оторвала тупой взгляд от серебряного чуда и, решительно оттолкнув архитектора, влезла в автобус, ворча:

— А мне плевать, спутник это или еще что, мне ехать пора.

Архитектору тоже надо было ехать, но он подумал — служба подождет, такое не каждый день увидишь. Вдруг ему раз в жизни повезло и он стал свидетелем уникального явления? Ведь вот этот невиданный аппарат, плавно скользящий вниз, и в самом деле ни на что не похож.

И он отошел в сторонку, чтобы не мешать остальным пассажирам садиться в автобус.

Желающих садиться, однако, было немного. Те, что еще стояли на остановке, забыли о своем намерении ехать. Те же, которые уже сели, услышав слово "спутник", принялись выглядывать в окна, сгрудившись по одну сторону автобуса, и даже сделали попытку выйти из него.

В автобусе поднялся невообразимый гвалт.

— Кто сказал, что это спутник?

— Смотрите, космический корабль, лопнуть мне на этом месте!

— Американский или русский?

— Что вы на меня навалились, проше пана? Грубиян!

— А на кого мне наваливаться? Ишь какая, своей головой всю видимость закрыла! А ну убери ее из окошка!

— Как же, разбежалась! Может,  мне ее вообще  отрубить ради вашего удовольствия?

— Глядите, пани Высоцкая, ведь это ни на  что  не похоже!

— Вы правы, милочка, прямо не от мира сего.

— Свят, свят, с нами крестная сила!

— Ну что за народ! Каждый сам норовит поглядеть, другому не дает!

— Куда же вы выходите? Автобус вот-вот отправится, и останетесь вы, как дурак, с этим спутником!

— Никуда не отправится, глядите, шофер тоже вылез!

Теперь давка в дверях автобуса возникла в обратном направлении, все спешили выйти наружу. Выскочив из автобуса, тут же задирали головы и пялились на диковинку.

Напрямик через поля к городу мчались несколько мальчишек, сбежавших с уроков для того, чтобы половить рыбу. Издали увидели они в голубом небе странную летательную конструкцию и помчались к тому месту, где она снижалась. По дороге они успели перекинуться своими соображениями относительно странной конструкции, даже немного подрались. Разногласий о космическом происхождении летательного аппарата не возникло, расхождения появились по поводу его конкретной принадлежности. Одни утверждали, что он летит с Марса, другие — из Советского Союза.

Сдержанно урча, таинственный космический аппарат совсем снизился, его брюхо коснулось асфальта площади. Светящийся вибрирующий круг наверху еще какое-то время так же крутился, как и в полете, затем его вращение замедлилось, хотя блеск по-прежнему ослеплял, соперничая с солнечным блеском. Затем с ним что-то произошло, вроде бы один световой круг сменился другим, несколько меньшим по размеру, но вращающимся с большей скоростью. Именно этот круг приковывал взоры людей, удерживал их, как магнит, мешая разглядеть остальные детали летательного аппарата.

Теперь он уже неподвижно стоял на рыночной площади, но по-прежнему ничего не происходило.

Не приоткрылась дверца, не дрогнули оконные стекла. Точнее, никаких дверец видно не было, стекла же просматривались отдельными фрагментами в самом верху космического корабля, если это были действительно стекла, а не что-нибудь необычное, их напоминающее. Во всяком случае, сквозь них не удавалось разглядеть, что происходило внутри — очень мешал вращающийся световой круг.

Люди на площади стояли неподвижно, в полном ошеломлении, и молча ждали — что же дальше будет.

У кого-то вырвалось:

— Без экипажа? Дистанционное управление?

Никто не ответил. Все замерли в напряженной тишине. Ее нарушил цокот копыт. Из боковой улочки показались две лошади, запряженные в телегу. Возница глянул на людей на площади, перевел взгляд на космический аппарат и, резко натянув вожжи, остановил свой экипаж. Кони с удовлетворением восприняли неожиданный передых.

Все эти живые картины наблюдали сквозь окно кафе редактор и замдиректора Центра по изучению общественного мнения. После недавно испытанной неимоверной тревоги — не сорвался ли эксперимент? — они вроде как расслабились и позволили себе пассивно наблюдать за происходящим. А возможности наблюдать были, вид из окна открывался на всю площадь.

Пока она еще не полностью была забита народом, толпы собрались лишь на автобусной остановке да перед мясным магазином, где люди в очереди ждали поступления хоть какого-нибудь товара.

Фоторепортер со своими фотоаппаратами уже шнырял по площади, выискивая подходящие объекты для съемки.

Даже если бы самый обыкновенный вертолет ни с того ни с сего вдруг вздумал приземлиться на городской площади, он не мог бы не привлечь внимания. То же, что приземлилось в данном случае, совсем не походило на обычный вертолет. Нет, оно ни в коем случае не могло быть вертолетом! Оно вело себя так, что даже дети не решались приблизиться к нему, хотя стояло неподвижно и вроде бы ничем не угрожало людям. Впрочем, детей на площади было немного, одни младшеклассники. Старшеклассники пока еще сидели на уроках в школе.

Вдруг по правому борту таинственного аппарата медленно закрутились три блестящие металлические пики, на концы которых были насажены блестящие же металлические шары. Покрутились немного и остановились, после чего стали вращаться три точно такие же пики с другой стороны таинственного аппарата. Площадь, издав громкое коллективное "Ох!", опять недвижно замерла.

В этот момент из боковой улочки на площадь вырвались запыхавшиеся подростки, те самые, что сбежали с уроков.

— Да нет же, это действительно марсиане! — воскликнул бывший сторонник Советского Союза.

Его громкий крик как бы пробудил толпу на площади. Люди зашевелились и стали осторожно подтягиваться к космическому кораблю, однако держась от него на порядочном расстоянии. Смелости набрался лишь столичный архитектор. Оторвавшись от толпы, он сделал несколько шагов к машине. При виде такой безумной храбрости общественность сочла нужным отреагировать. Из толпы раздались предостерегающие крики:

— Куда прешь? Поберегись, неизвестно ведь, что это такое!

— Погоди, пан, посмотрим, что из него вылезет!

— Назад, назад!

— А я вам говорю, это летающая тарелка!

— Какая там тарелка, совсем на тарелку не похоже!

— Скорее уж летающая миска!

— Езус-Мария, люди, глядите, какие-то марсыанцы прилетели! Только их не хватало!

— А это не атомное? — забеспокоился кто-то. — Вдруг взорвется?

— Не дай Бог, типун тебе на язык!

— Нет уж, я на всякий случай отойду подальше, — нервно заявила молодая мамаша, которая  со  своей коляской стояла в первых рядах зевак. И она принялась задом выбираться из постепенно увеличивающейся и напиравшей толпы.

— А вы бы, милочка, вообще отсюда ушли, — посоветовала сердобольная старушка. — Неизвестно ведь, что там. Вдруг на ребеночка повлияет?

Вслушиваясь в эти выкрики, архитектор нерешительно остановился. Постояв немного в одиночестве на нейтральной полосе между толпой и прилетевшим кораблем, подобно витязю, собирающемуся вступить на виду всего войска в решительную схватку с рыцарем противника, он, видимо, раздумал вступать в схватку и вернулся в лоно своего войска, то есть в толпу на площади. Возвращаясь, он наступил на ногу какому-то высокому мужчине, не отрывавшему взгляда от блестящего аппарата и то и дело протиравшему очки кусочком замши, чтобы лучше видеть.

Это был историк, возвращавшийся из служебной командировки в Люблин к себе в Варшаву. Будучи убежден, что пересадка в Гарволине сделала его свидетелем эпохального события, историк старался разглядеть и запомнить все детали космического корабля, чтобы потом поведать потомству.

Вскрикнув от боли, историк подпрыгнул, потом той же замшей протер оставшийся на ботинке пыльный след и таинственно прошептал архитектору:

— На всякий случай. Мало ли что... а вдруг это радиоактивно?

— Не может быть! — энергично запротестовал архитектор. — Ведь там люди!

— Почему вы думаете, что люди?

— А кто же еще? Не марсиане же в самом деле!

— Ну, не знаю, не знаю... Говорят, на Марсе вообще ничего и никого нет...

Не закончив фразы — помешала вдруг попавшая неизвестно откуда в рот какая-то травинка, — историк попытался вытащить травинку изо рта, но она сама выскочила. Оказалось, травинка торчала из букета, запакованного в газетную бумагу, а букет держал какой-то юркий тип, проталкивающийся сквозь толпу. А по толпе волнами понеслось, повторяемое на все лады:

— Марсиане! Это марсиане! Марсиане  к нам  прилетели!

И вдруг все опять замерло. Замолчав, люди напряженно вглядывались в верхнюю часть марсиан­ского звездолета, где что-то вроде бы пошевелилось. Возможно, этого никто не заметил бы, если бы не посыпавшиеся вдруг из того самого места золотистые искры под все еще вертящимся световым кругом. Движение сопровождалось чуть слышным непонятным звуком, напоминавшим то ли урчание, то ли скворчание. Его и не расслышали бы, не повисни над площадью мертвая тишина. Урчание продолжалось, но ничего не происходило. Это было совсем уж страшно. Толпой постепенно овладевал ужас. Еще немного — и люди бросились бы врассыпную, круша все на своем пути, но напряжение сняло прибытие автобуса. Нормальный рейсовый автобус, ни о чем не подозревая, прибыл в назначенный расписанием срок. Из него стали выходить пассажиры. Уже издали они заметили, что на площади происходит что-то необычное, вот и спешили, подталкивая друг друга, выбраться поскорее.

Увидев подкрепление, люди на площади немного успокоились, да и как броситься врассыпную, когда сзади напирают вновь прибывшие? А те принялись расспрашивать, что тут происходит и что такое вон там светится.

Весть о событии на рыночной площади с быстротой молнии разнеслась по городку. Народу все прибывало.

Заведующий аптекой, занимавшей нижний этаж углового здания на площади, вышел из-за прилавка, привлеченный необычным сборищем. К аптеке вели три ступеньки. Остановившись на верхней, пан Юзеф, не веря своим глазам, смотрел на неземной космический корабль, не зная, что и думать. Не далее как накануне он прочел в толстом журнале подборку статей, посвященную космическим исследованиям, из которой явствовало, что на встречу с развитыми формами жизни во Вселенной нет никаких надежд. Развитые формы обитают лишь на нашей грешной Земле и нигде более. Надо сказать, такое заключение весьма разочаровало и огорчило пана Юзефа. Несмотря на свою профессию, он был романтиком и в глубине души мечтал хоть когда-нибудь встретиться с существами, обитавшими и на  других планетах нашей необъятной Вселенной. И вот теперь собственными глазами он видел космический корабль явно неземного происхождения. И хотя никакие пришельцы просто не имели права существовать, тем не менее вот оно, непонятное, стоит на площади и скворчит! Выходит, реальность опрокидывала научные изыскания? Вот и верь после этого науке!

А меж тем в верхней части межпланетного корабля что-то продолжало потрескивать и искриться. Поскольку в памяти аптекаря еще слишком свежи были полученные вчера знания, он не знал, что и думать. С одной стороны, пришельцев просто не может быть. С другой — вот они, приземлились. Того и гляди пожар устроят. А это может быть опасно для людей, так написано в научных статьях. Вот почему аптекарь поспешил обратно в аптеку и схватился за телефонную трубку.

— Да, да, на рыночной плошали! — кричал аптекарь в телефонную трубку, одновременно пытаясь оттолкнуть мешавшего ему невесть откуда взявшегося незнакомца. Незнакомец упорно совал ему под нос какой-то сверток из газеты с торчащими из нее стеблями растений и трав. — Да пошел ты к черту, отцепись! Нет, это я не вам говорю! Да, да, прямо, прямо у автовокзала! Конечно, народ собрался! Много! Отцепись, пан! Нет, пока ничего не горит, но вот-вот загорится! Говорю же вам, искры сыпятся! Да откуда мне знать, что это такое? Как это почему звоню? Потому что того и гляди пожар начнется, вот и звоню вам! А вы хотите, чтобы я подождал, пока как следует не разгорится? Как от чего загорится, от того, что у нас приземлилось на площади! Да откуда мне знать, что это такое, никогда ничего подобного не видел! Нет, уверен, что и другие не знают, не могу я позвать кого потолковее, как пан себе желает! Да пошел ты, холера тебя побери! Нет, это не вам! Говорят, марсиане прилетели. Какие шуточки, проще пана, мне не до шуток. И не пьяный я. Как кто? Заведующий аптекой, ну да, Юзеф Завадский. Правильно, солидный человек. Да заберите же эту зелень, что вы мне ее в рот суете? Сам понимаю, мое сообщение звучит фантастически, но эта штука еще фантастичнее. Приезжайте скорее, сами увидите! И ничего я не выдумываю, собственными глазами ее видел. Стоит посреди площади и огонь извергает! Искры сверху сыпятся, так и летят во все стороны!

На пороге опустевшего кафе стояли редактор с замдиректора Центра по изучению общественного мнения. Им пришлось покинуть свой наблюдательный пункт за столиком кафе, потому что сквозь окно они видели теперь лишь спины зевак, запрудивших рыночную площадь. Отсюда, с высокого крылечка кафе, видна была и космическая машина, и столпившаяся общественность. Фоторепортер шнырял по площади, без устали щелкая затворами своих фотоаппаратов, а секретарша, как и обещала, осталась за столиком, присматривая за оставленным имуществом любимого и сторожа столик.

— Почему же они не выходят? — тревожным шепотом допытывался у редактора замдиректора. — Чего они ждут?

— Ничего не ждут, накачивают пилота, — объяснил редактор. — Все идет по плану...

Замдиректора засылал редактора вопросами:

— А что у них наверху происходит? Почему искры летят? И как они их делают? Чем пускают? Ведь о них вы мне ни словечка не сказали!

— Сказал! Это бенгальские  огни.

— Что еще за огни такие?

— Не слышали разве? На Новый год  их  пускают, на елку. Знаете, такие, на палочке, горят и искрятся. Как ветряная мельница вертятся.

Телевидение и кинохроника примчались к моменту приземления космического корабля. Машины остановились на улице перед самой площадью. Веславу уже не пришлось подгонять коллег. Увидев, что происходит, они сами так и посыпались из машин. Никто из жителей Гарволина не обратил внимания на столичных представителей средств массовой информации, не до них было. Сам же Веслав с камерой в руках обратился задом к неземному явлению, а передом к народным массам и лихорадочно запечатлевал реакцию этих масс на неземное явление.

Внезапно загадочный межпланетный корабль перестал испускать искры. Часть его крыши отъехала в сторону, и в образовавшемся отверстии показалась какая-то фигура. Толпа с воплем отпрянула.

— Езус-Мария! — не удержавшись, вскричал замдиректора. — Это еще кто?

— Ваш сотрудник! — с огромным удовлетворением информировал редактор. — Поскольку он должен был сидеть с краю, по всей вероятности, это ваш статистик-социолог.

Толпа беспокойно колыхалась. Несколько человек с криком сбежало из передних рядов в задние, кое-кто попрятался за рыночными тумбами и углами домов, боязливо выглядывая оттуда. Однако большинство проявило мужество и осталось на посту. Мужик на телеге посмотрел на своих лошадок. По опыту он знал, что животные в своем поведении руководствуются здоровым инстинктом, а поскольку в данном случае они не проявляли никакого беспокойства, а лишь с явным удовольствием воспользовались возможностью передохнуть, то и он спокойно остался сидеть на месте, с высоты телеги наблюдая за происходящим. Он первый заметил милиционера, который вдруг появился и толпе. Энергичным шагом выйдя из боковой улицы, милиционер, оказавшись на площади, вдруг словно споткнулся и остановился как вкопанный.

— Граждане, паааапрашу разойтись, — произнес он привычную фразу, которую начал еще за углом. Закончил, правда, без обычного металла в голосе, ибо успел заметить диковинный аппарат. Из собравшихся на площади никто, разумеется, не отреагировал на приказ представителя власти.

До того ли было! Именно и эти секунды из машины вылезло нечто потрясающее — какая-то странная блистающая металлом фигура на огромных лапах, с хоботом, и непонятным образом опустилась на землю. Следом за ней сразу же появилась вторая, такая же самая, и тоже спустилась. Толпа заколыхалась, послышались взволнованные комментарии:

— Вылезают! Люди, глядите, они вылезают! Люди, они же не люди!

Надо признать, это был момент торжества творческой фантазии художника.

— Езус-Мария, и в самом деле марсиане!

— Смотрите, смотрите, уже третий лезет!

— Разрази меня гром, уже пятый показался!

— Пока они не нападают, — задыхаясь от волнения, прошептал историк архитектору.

— Да и не станут нападать! — весь дрожа от эмоций, отвечал архитектор. — Ведь ясно же — это представители высокоразвитой цивилизации, а они не могут быть агрессивными. Они прилетели установить с нами контакт.

— Так давайте же поможем им этот контакт установить! Только вот не представляю, каким образом...

— Разумеется, с помощью математики, — с оттенком превосходства в голосе ответил архитектор. — Математику знают во всей Вселенной.

Несколько обиженный тоном превосходства, историк иронически поинтересовался:

— Вы думаете, они Пифагора по фамилии знают?

— Наверняка! То есть фамилии, может, и не знают, но суть учения...

Издали послышалось завывание сирены пожарной команды. Стоявший рядом с архитектором и историком какой-то мужчина с интересом выслушал обмен мнениями ученых мужей, с некоторым сомнением еще раз посмотрел на странных пришельцев и со всех ног пустился бежать в направлении ближайшей школы.

Пятеро марсиан неподвижно стояли вокруг своего космического корабля. У их ног виднелись какие-то чрезвычайно странные не то машины, не то приборы. От тесно сгрудившейся толпы их отделяла широкая полоса пустого пространства. Похоже, обе стороны не знали, с чего начать. В толпе перешептывались, спорили, ужасались, но ничего не предпринимали. Толстенькие блестящие пришельцы тоже не делали шагов к сближению. Казалось, так и пребудут все в неподвижности, пока не прозвучат трубы Страшного суда.

Неподвижность нарушила пожарная команда, сирена которой в какой-то степени заменила собой трубы Страшного суда. Красная машина с визгом покрышек затормозила на краю площади. Увидев толпу, пожарники сразу же приступили к привычным действиям. Спрыгнув на землю, они в мгновение ока размотали свои шланги и кинулись в толпу, опять же привычно расталкивая людей в стороны.

При виде их четких действий пришельцы тоже отреагировали четко и наверняка тоже привычно. Двое отступили на шаг назад, оборотясь к сбившейся толпе, а трое повернулись к приближающимся пожарникам. До сих пор неподвижно стоявшая у ног одного из них зловещая машина вдруг жутко взвыла — угрюмо и протяжно, непонятным образом взбивая вокруг себя мощный клуб пыли, мусора и лошадиного навоза. Второй непонятный предмет со страшным грохотом вдруг изверг облачко серебристой пыльцы, наверняка радиоактивной. На неприятеля направили еще один страшный космический огнемет — длинную светящуюся жердь с вращающимся на конце диском, испускающим зловещие отблески. Он угрожающе нацелился на ту часть толпы, из которой должны были вырваться пожарники со своим гидрантом. Наверняка убивает своим излучением, как же иначе? Вон какой кошмарный смрад распространился вокруг, от одной вони помереть недолго.

Того, что началось на центральной площади Гарволина, не описать! В безумной панике толпа отпрянула и бросилась врассыпную. В первых рядах бежала пожарная команда, что неудивительно: она состояла из молодых, сильных, прекрасно натренированных ребят. Мгновенно узкие улочки, выходящие на площадь, оказались закупоренными убегающими. Стоящие до этого в первых рядах и потому испуганные более других зеваки оказались теперь в ужасном положении — бежать им было некуда, спрятаться на площади тоже надумаешься, ибо бегущая толпа унесла с собой остатки снесенных ларьков и киосков. Испуганные лошади понесли, свернули в проулок между домами и дышлом своротили деревянную будочку во дворе. Сразу же распространилась могучая вонь, не уступающая по интенсивности космической, что еще больше усилило панику. Здание автовокзала и стоявшие перед ним автобусы не разнесли только потому, что толпа разбегалась в разные стороны, в том числе и по автостраде Варшава — Люблин.

И все это время из мощного громкоговорителя, установленного на площади, продолжала литься задушевная народная песенка "Эй, летела птичка". Некому было выключить передачу, поскольку коллектив радиоузла в полном составе покинул студию минут десять назад  и,  естественно, не вернулся на свое рабочее место.

— А вы говорили — не будут нападать! — упрекал историк архитектора, осторожно высовываясь из-за колеса автобуса. В его голосе одновременно звучали и торжество, и сожаление.

Сидящий рядом с ним на корточках архитектор только плечами пожал.

— А кто начал? — выступил он на защиту пришельцев. — Мы начали! Как всегда! Ох, темнота наша... И кто додумался вызвать пожарников? При чем здесь пожарники? С чего вдруг они кинулись на спокойных гостей? Да еще так агрессивно, с гидрантами. И машина у них красная, самый раздражающий цвет. Ну те и не выдержали, они ведь не знали, что  это  пожарные.

— Как вы думаете, есть жертвы? — интересовался кто-то сзади. — Вам видно, посмотрите.

— Да вроде бы никто на асфальте не лежит, — ответил историк, выглянув еще раз. — Может, с другой стороны?

Наблюдатель с другой стороны сообщил,  что  там тоже погибших не видно.

— Не иначе как они стреляли не в полную силу, — решил кто-то. — Просто для острастки пустили в ход оружие.

В набитом до последнего предела возможностей зале ожидания автовокзала царили тревога и нерешительность. Никто из спрятавшихся там не знал, на что решиться. Понятно, зал ожидания — не очень надежное убежище, но выйти на площадь еще страшнее. Баба в углу громко стала читать отходную молитву. Другая истерически кричала:

— Молитесь, христиане! Пробил наш последний час!

Ей вторил пропитый бас:

— Точно, все снесут! Камня на камне не оставят!

— Только этого нам не хватало! — раздраженно кричал третий. — Пан, куда ты мне в морду суешь свой букет?

— Это дурни пожарные их разозлили! Сразу же набросились со своими кишками! Надо было сначала по-хорошему попробовать.

— Армию, армию вызвать!

— Люди, надо бежать отсюда! Ведь мы здесь что в мышеловке, придут и всех передушат!

— Никто же не идет, что пани так дергается? Все ноги отдавила.

— Всех, всех подушат!

— Если пани еще раз мне на мозоль наступит, я за себя не ручаюсь!

— А сейчас  они что  делают? Кто-нибудь выгляните в дверь!

— Ничего не делают, — доложили от двери. — Стоят, как стояли.

— А из-под рук у них ничего такого не сыпется?

— Холера их знает, где у них руки. Но ниоткуда ничего не сыпется.

Редактора и замдиректора Центра по изучению общественного мнения втолкнули в двери кафе одними из первых. Судорожно уцепившись за столик, который изо всех сил отстаивала секретарша, оба старались удержать позиции у окна.

— А Янушек где? — чуть не плача допытывалась секретарша. — Надо же, бросили его одного на произвол судьбы! И теперь или пришельцы его застрелят, или люди затопчут! Как стадо диких животных, поглядите! Что напало на наших, с чего они вдруг стрелять надумали? О, Боже, где же Янушек?

— Успокойтесь, Марыся, вижу я Януша! — крикнул ей редактор. — Вон со своей камерой за людьми гоняется! Молодец, какие кадры будут! Марыся, прекратите истерику, жив Янушек, ничего с ним не сделается.

— А это... это тоже предусмотрено вашими планами? — настырно допытывался замдиректора, поджимая ноги, чтобы не отдавили, и придерживая столик. — О, черт, стул увели...

— Сидеть надо было, а не вскакивать! — огрызнулся редактор. — Как вам сказать... Реакцию мы предвидели, но не такую. Она... как бы поточнее выразиться... немного излишне спонтанная, что ли...

В кафе все лезли новые беглецы в поисках убежища, один из них больно заехал локтем в ухо замдиректора. Редактор попытался смягчить свое высказывание.

— Ну, в общем, вы ведь предвидели возможность необычной реакции на нештатную ситуацию, так ведь? В конце концов, общественность имеет право на панику. Смотри-ка, оказывается, нетипичное вооружение впечатляет...

— А вонь какая! — заметила секретарша, которая сразу же успокоилась, увидев, что фоторепортер жив и невредим. — И не нравится мне, что Янушек так себя ведет. По сравнению со всеми этими, что без памяти удирают, он производит впечатление не то героя, не то идиота. Выделяется, одним словом.

— А ты, оказывается, очень умная, Марысенька, — удивился редактор и принялся стучать чайной ложечкой по окну, пытаясь привлечь внимание фоторепортера. Выйти из кафе, чтобы оттащить фоторепортера, он при всем желании не мог.

А фоторепортер был в своей стихии, и никакая сила не оторвала бы его от любимого занятия. В рекордно короткий срок, будто у него было четыре руки, он, меняя фотоаппараты, успел запечатлеть сцены бегства с общественной площади. Красочные получились кадры, люди мчались, не помня себя от страха и ничего не видя перед собой. Наверняка, подумал он, удачной получится фотография тех двух типов, что безуспешно пытались прикрыться чьим-то велосипедом. Или вот этого запыхавшегося парня с веткой в руке — единственного человека на площади, который не поддался панике, не бежал от страшных пришельцев, а, напротив, пялился на них разинув рот.

Это был тот самый парень, что пас коров в лесочке под Гарволином и стал свидетелем незабываемых событий. Для него потрясающие сенсации начались гораздо раньше, чем для всех остальных жителей Гарволина. Сначала он стал свидетелем оргии, представленной секретаршей в костюме бикини, потом смотрел кино в сарайчике, а потом, узрел пришельцев. На гарволинскую рыночную площадь он примчался минуту назад, пешком преодолев расстояние, которое машины творческих бригад покорили значительно быстрее. И вот сейчас наслаждался необычным зрелищем, справедливо полагая, что вряд ли когда еще увидит нечто подобное. Поэтому и глазел, не отрываясь и не думая бежать. Еще чего! Пусть эти дурни разбегаются, он останется на месте, и нет такой силы, которая сдвинула бы его с этого места.

При виде двух отчаянных смельчаков — фоторепортера и пастуха, не сбежавших с площади, гарволинцы вроде бы немного осмелели, во всяком случае паника утихла, тем более что мужику удалось задом вывести свою телегу из узкой щели между домами, с трудом выпростав дышло из досок разоренного сортира. Какое-то время повисшую над площадью мертвую тишину нарушал лишь цокот подкованных копыт по неровным булыжникам мостовой, поскрипывание телеги и покрикивание возницы на лошадей. Выбравшись на свободное пространство и развернувшись, мужик обнаружил, что площадь пуста, и оробел. Растерявшись, он остановил лошадей, не зная, что делать дальше, куда деваться. Послушные лошади не стали создавать дополнительных трудностей, сразу же остановились и не делали никаких поползновений сбежать. Глядя на них, немного успокоился и сам возница.

Пятеро марсиан неторопливо заняли исходные позиции рядом со своим кораблем, не проявляя болеет никаких враждебных намерений. Они стояли кучкой, не двигаясь с места, лишь время от времени наклоняя друг к дружке круглые головы и, похоже, переговариваясь. Вид у них был какой-то растерянный, кажется, они не знали, что теперь делать.

А пришельцев действительно охватила растерянность, переходящая в панику.

— Если они и в самом деле вызовут военных, что станем делать? — шепотом спросил пилот консультанта по вопросам науки и техники.

— Можете не шептать, ведь снаружи ничего не слышно, — ответил консультант, твердо добавив: — С военными шутки плохи, если появятся — смываемся немедленно.

Из астронавтов, пожалуй, только социолог был очень доволен происшедшим.

— Великолепно! — повторял он на разные лады в полном восторге. — Чудесно! Самая что ни на есть правильная реакция! Как мы и предполагали! Теперь остается еще установить, поверили ли они в нас. Панове, нам во что бы то ни стало надо пообщаться с общественностью!

— Пока общаться не с кем, — трезво заметил художник, который не впал в эйфорию, хотя тоже был весьма доволен реакцией землян на появление небесных пришельцев. — Да и чего проверять, ведь ясно же — поверили! Значит, выглядим мы как надо, — со сдержанной гордостью добавил он.

 

Сатирик, как всегда, нагнетал пессимизм.

— Погодите, вот явятся военные — придется поневоле пообщаться.

— Так давайте сматываться, пока не поздно! — вскричал консультант.

— Да погодите же, ведь пока армия на нас еще не двинулась, — успокаивал остальных пришельцев пилот.

— Потом поздно будет, как двинется! — упорствовал сатирик. — Армия, она, знаете ли, шутить не любит.

— Так ведь нет же пока никакой армии, — убеждал коллег пилот, живо заинтересованный развитием ситуации. — Давайте продемонстрируем свои дружеские намерения.

— Правильно, правильно! — горячо поддержал его социолог. — Ближе к народу! Покажем, что мы прибыли в мирных целях, хотим контакт установить!

— В таком случае оставьте свой пылесос в покое, а то опять разбегутся, — посоветовал художник; — Кто из вас знает, как демонстрировать дружеские намерения? Враждебные — пожалуйста, всем понятно: кулаком погрозить, оружие наставить, а вот дружеские...

— Поцелуи рассылать, знаете, как артисты со сцены...

— У нас в этих костюмчиках не получится.

— Ах, Господи! — вскричал вдруг социолог.

— Что случилось? — забеспокоились коллеги.

— Да ведь самое важное — детали: продолжительность, время реакции, вид реакции... А у меня никакой возможности записывать, как я раньше не подумал об этом?

Оказалось, не подумали не только об этом. Не говоря уже о возможности записывать и засекать время — часов тоже ни у кого не было, — не подумали и о том, как продемонстрировать боязливо выглядывающим из укрытий аборигенам свое дружеское расположение, свои мирные цели. Консультант готов был рвать на себе волосы в отчаянии, хорошо хоть и это было невозможно. Но как же он, безмозглый осел, не подумал об общении с сообщниками, находящимися сейчас на площади? Ведь дураку же ясно: в случае возникновения непредвиденных трудностей астронавты оказываются бессильными, им необходима помощь извне. Сейчас они в своих шлемах слышали лишь друг друга, слышали шум на площади ну, еще были связаны с автоматическим подъемником. У того, правда, была возможность связаться по рации со специальным человеком, приставленным для этого, но тогда, во-первых, возникала опасность, что его сообщение перехватит любой коротковолновик, настроенный на те же волны, а специального шифра не сообразили разработать, а во-вторых, не было уверенности, что тяжелоатлет не снял наушников, ведь они вместе со шлемом-тыквой весьма осложняли его работу. Интересно, сейчас тыква на голове у него или нет? И не поглядишь, Езус-Мария...

— Ну что пан ноет, ведь пан сам вызвался пойти в пришельцы! — упрекнул социолога художник.

— Так-то оно так, но ведь совсем забыл о куче мелочей...

— А ваш директор так и вовсе о них не подумал, головой ручаюсь, — добавил сатирик.

— Но он же не директор, а только замдиректора, — попытался оправдать начальство социолог.

— Ну, если зам...

Социолог, будучи оптимистом по натуре, недолго огорчался. Врожденный оптимизм, подкрепленный успехом высадки, взял верх, и он решил: буду считать про себя. До ста, трехсот, пусть даже и до тысячи! Таким образом можно установить продолжительность реакции.

И социолог принялся тут же считать, но уже на сорока сбился. Но даже это его не огорчило.

— Зато какая реакция! — то и дело выкрикивал он, оглушая своими выкриками в шлемофоне прочих пришельцев.

А население городка, вмиг прознавшее об эпохальном событии, и в самом деле реагировало самым что ни на есть правильным образом. То и дело боязливо оглядываясь на пришельцев, директор ювелирного магазина поспешно опускал жалюзи на окнах и навешивал амбарный замок на двери, торопясь сбежать куда подальше. Ведь неизвестно, насколько марсиане разбираются в драгоценностях и запорах, вдруг им ничего не стоит силой воли распахнуть двери, поэтому ему, директору, имеет смысл быть в этот момент как можно дальше от вверенного ему объекта.

— Пани Зося! — кричал он продавщице. — Быстренько запирайте заднюю дверь! И засовы, засовы не забудьте задвинуть! Сейчас я вам помогу. Чтобы потом не говорили, что заперто было не в соответствии с инструкцией. В случае чего подтвердите.

Послушная продавщица сделала, как ей велел начальник, и только поинтересовалась:

— А какую табличку на двери повесить? Чтобы в соответствии с инструкцией? "Переучет" или "Прием товара"?

— "Переучет"! Чтобы и в голову никому не пришло, что тут может быть хоть какой-нибудь товар. А вдруг эти марсиане умеют читать по-нашему? Эх, никого нет поблизости. Поглядите с той стороны, не спрятался ли кто за магазин? Не мешало бы иметь свидетеля, что мы уходим с пустыми руками. Нет, постойте, вон за мусорным баком притаился директор Санэпида, он партийный. Попросите его на, минутку. Нет, нет, вы пойдите, он неравнодушен к хорошеньким женщинам.

Ради продавщицы директор Санэпида и в самом деле на минутку согласился покинуть свое безопасное укрытие, предупредив, что в случае чего опять туда сбежит. Но требуемый факт подтвердил.
   

В горсовете секретарша председателя полулежала в кресле со стаканом воды в руках и, пытаясь успокоиться, попивала из стакана мелкими глоточками. Зубы девушки нежно позванивали о стекло. Ее начальник взволнованно метался по комнате. Взволновал его не столько прилет в подопечный город неземных существ, сколько отсутствие в этот исторический момент секретаря горкома.

— И как раз сейчас его нет! А они прилетели! Что делать?! Надо же, в такой момент — и я один! А его нет! И неизвестно, какой у них государственный строй...

Прекратив на минуту метаться, он потряс секретаршу за плечо. Ее зубы сильнее застучали о стакан. Отобрав его у девушки, начальник спросил с надеждой в голосе:

— А что они вообще говорили?

— Да ничего они не говорили, — плача, отвечала насмерть перепуганная девушка. — Вылезли из своей тарелки, встали и стояли молча. Пять штук. И ни словечка не сказали! И я туда не пойду больше, хоть убейте!

— Может, это какая американская пропаганда? — вслух размышлял начальник. — Тогда это по линии отдела культуры. Где Ящук?

— А он уже к ним с самого начала помчался. И вообще все туда подались, мы с вами, наверное, только и остались в горсовете.

Поднявшись, девушка налила себе еще воды, выпила и глубоко перевела дыхание.

— А вы правы, хорошо бы здесь оказался секретарь. Мне кажется, по такому случаю его даже из больницы выпустят, операцию ему ведь все еще не сделали.

Председатель внезапно оживился.

— Не сделали, говорите? Ну конечно же, ведь он  от  нее руками и ногами... Пани Хелена, пошли туда немедленно!

— Ни за что! — завизжала секретарша. — Я боюсь этих марсиан! Вон, до сих пор в себя не приду!

— При чем здесь марсиане? Пошли к нему в больницу!

Оба кинулись к двери и столкнулись с вбегавшим  заведующим отделом культуры.

— Атакуют! — кричал тот не помня себя. — На пожарников набросились! У них такие огнеметы, знаете, сплошной кошмар! Стреляют огнем, и при этом еще отравляющий газ выделяется!

Секретарша с криком ужаса бросилась в угол, пытаясь залезть в щель за шкафом. Председатель со стоном повалился в кресло, схватившись за голову и привычно затянув:

— И за все отвечать мне одному! Первый как чувствовал, в больницу сбежал! Езус-Мария, конец света! Как знать, может, они сейчас по всей земле высаживаются! А народу много погибло?

Заведующий замялся:

— Н-не знаю... Не думаю, все бросились бежать, и я тоже. И пожарники.

И он попытался протиснуться в щель за шкафом с другой стороны. Ему помешал председатель. Сорвавшись с места, он подбежал к подчиненному и принялся трясти его за плечо, приговаривая:

— И секретаря как назло нет, а я отвечай! Да куда вы лезете, черт вас подери?

— Там, за шкафом, давно валялся кусок трубы, от ремонта остался, — попытался объяснить заведующий.

— А труба вам зачем?

— Ну как же! Надо ведь какое-то оружие иметь при себе! Для защиты!

— Оставьте в покое трубу, холера! Тоже мне оружие! А ну давайте со мной мигом в больницу, быстрее, пока дороги не отрезали! Этим секретарь должен заняться, я не желаю брать на себя ответственность. Да отцепитесь же от шкафа! Пошли, пошли!

С силой дернув, председатель, мужчина крупный и могучий, оторвал-таки от шкафа хлипкого культурника и за руку вытащил его из кабинета, заставив бежать за собой. В кабинете осталась за шкафом трясущаяся секретарша, одна-одинешенька  во  всем здании органов местной власти.
   

Первый секретарь гарволинского горкома и в самом деле помещен был в местную больницу с диагнозом — камни в почке. Царь и Бог в своем городе, он все вопросы решал единолично, осуществляя в нем верховную власть. За его спиной председатель горсовета жил как за каменной стеной, во всем советуясь с секретарем и в жизни не приняв ни одного самостоятельного решения. А вот теперь обстоятельства складывались так, что по иерархии он оказывался самым главным, ему принимать решения, ему и отвечать в случае чего. Очень неприятное положение!
   

Главный хирург гарволинской больницы мыл руки. Мыл уже пятнадцать минут и не собирался кончать. Так ему лучше думалось, а думать было о чем. Консилиум компетентных специалистов пришел к единодушному мнению: операция первому секретарю необходима. Камни в почке были у него из тех, которые сами по себе не рассасываются и не выходят, удалить их можно было только хирургическим путем, секретарь же ни за что не соглашался на операцию. Напрасно врачи пытались объяснить секретарю необходимость операционного вмешательства, напрасно рисовали в ярких красках жуткие последствия промедления с операцией, напрасно приводили поучительные примеры удачных операций, словом, напрасно ссылались на прецеденты. Секретарь был непреклонен и, длительное время занимая койку в больнице, успешно дезорганизовывал работу как больницы, так и горсовета. Уговоры врачей и родных не производили на него впечатления, у него же самого не хватало решимости принять столь ответственное постановление.

Вот хирург и ломал голову, какой бы аргумент придумать, автоматически в сотый раз намыливая руки. Слышал он о каком-то знаменитом знахаре в одной из деревушек под Гарволином, может, напустить его на секретаря? Хирург так глубоко задумался, что не обращал внимания не только на то, что делает, но и на то, что вокруг него делается. А меж тем в больнице постепенно нарастал какой-то нетипичный шум и вскоре принял такие размеры, что хирург наконец-то очнулся от дум и спросил:

— Что там происходит? Кто поднял в больнице такой шум?

Пробегавшая мимо медсестра остановилась и запинаясь ответила:

— Я сама не видела, пан доктор, но говорят, у нас на автовокзале приземлился космический корабль. Я ничего не понимаю...

Доктор живо заинтересовался.

— Советский или американский? —  быстро спросил  он и принялся вытирать руки.

— В том-то и дело, что совсем неземной, откуда-то из космоса. С другой планеты вообще.

— И сел у нас в Гарволине? — изумился хирург. — Что за чушь вы несете? Ведь такого не бывает. Наверное, снимают какой-нибудь научно-фантастический фильм, а люди и принялись молоть невесть что.

— Да нет же! — слабо возражала медсестра. — Никакого кина нет, а корабль приземлился. Я сама не видела, но люди говорят — прилетели совсем ни на кого не похожие пришельцы, из корабля вылезли и набросились на наших пожарников. Такой кошмар!

Врач с недоверием смотрел на обычно рассудительную и спокойную сестру, которая сейчас от волнения была сама на себя не похожа. И больница гудит, как растревоженный улей.

— Да нет, такое невозможно! — сказал хирург. — Нонсенс! С другой планеты, говорите? Нет жизни на других планетах! Хотя... Черт их знает. Нет, это невозможно, если бы к нам летели, на Земле уже знали бы об этом.

И, перехватив иронический взгляд медсестры, поправился:

— Да, вы правы... Могли скрыть, а я в последнее время никаких "голосов" не слушал, ни Лондона, ни "Свободной Европы".

— Страшно глушат, все равно  ничего не разберешь,  — согласилась медсестра.

— Вы думаете, пришельцы и заглушали? — подхватил сообразительный доктор. — А что, очень возможно, фактор внезапности... Может, оно и к лучшему, что мы еще не успели прооперировать первого?

Тем временем до первого тоже дошли потрясающие вести. Когда врач с медсестрой вошли к нему в палату, он, вскочив с койки, в ужасе бросился к ним.

— Это правда? Говорят, какие-то из космоса прилетели?

— Правда! — подтвердила сестра и для убедительности крепко ударила себя в грудь. — Чтоб мне не дожить до Светлого дня! Чтоб помереть без святого причастия! Прилетело что-то страшное — блестящее, сверкающее, серебряное, а из него вышли тоже не пойми кто — блестящие и сверкающие, ну вылитые жабы. Нет, не люди, не человеки. Огнем принялись стрелять. А по-человечески не говорят, сразу стрелять начали, на пожарников набросились.

— А откуда пожарники взялись на площади? — подозрительно поинтересовался первый. — Они что там  делали?

— Так ведь их люди вызвали! Эти космиты как начали огнем палить — только искры на площадь полетели, могли и пожар устроить.

— И загорелось что-нибудь?

— Да нет, вроде не загорелось, но ведь могло! А тут вдруг вылезли эти... как их и назвать, не знаю, ноги как у жаб, а на мордах хоботы или, скорее, свиные рыла, аж до колен висят, а сами сверкают. Начали огнем людей поливать.

Хирург только собрался предложить первому секретарю, как главе городской власти, лично отправиться на площадь и лично удостовериться, что же там происходит, чтобы принять мудрое решение, но ему помешал пациент. Издав мощный рев, он опять повалился на койку.

— Что с паном? — в испуге бросилась к нему сестра.

— Скорее! — орал могучим голосом пациент. —  Сестра,  скорее же!

— Что скорее? — не поняла перепуганная сестра.

— Немедленно начинайте операцию! А пока дайте мне наркоз! Да побольше!

Привлеченные дикими криками, в дверях одноместной палаты столпился персонал больницы. Совершенно сбитые с толку, хирург с сестрой сразу же забыли обо всех пришельцах, ибо высокопоставленный пациент, до сих пор решительно отвергавший операцию, вдруг с невиданным пылом и жаром принялся требовать немедленной операции, причем неизвестно почему гневался и разъярялся. В принципе в больнице уже давно все было готово к операции и ничто не мешало приступить к ней немедленно, тем не менее больничный персонал заинтересовала такая внезапная смена настроения.

— Ведь вы же ни за что не соглашались на операцию! — напомнила хирургическая медсестра, лично потратившая много дней на уговоры.

— А теперь соглашаюсь! — капризно кричал пациент. — Немедленно подавайте наркоз!

— Куда вам его подавать? — не поняла сестра. — Наркоз больному дается на операционном столе.

— Никаких столов! — совсем разбушевался больной. — Сюда и немедленно! Подумаешь, немного больше посплю!

— Хорошо, хорошо, — успокаивал больного хирург. — Через полчаса приступим к операции...

— Какие полчаса?! — совсем вышел из себя первый. — Я требую прооперировать меня немедленно! Через полчаса будет поздно!

— Да что с вами? — рассердился врач. — Сделаем как положено, иначе вы потом будете... — Он запнулся, подыскивая слово покультурнее, но решил для пущего эффекта воспользоваться некультурным, зато сильным. — Иначе вы потом блевать будете!

— И буду! Я люблю блевать! — орал не помня себя пациент. — А вы, вместо того чтобы болтать, скорей приступайте к делу! Ведь за мной наверняка уже кинулись! И опять брать на себя всю ответственность... А вам приходилось отвечать за пришельцев? То-то! Неизвестно, что за люди, никаких указаний на сей счет из центра не поступало, долго ли до беды? Ни разу не имел дела с космитами и иметь не желаю! Плевать мне на них! Я тяжко болен, я в больнице, имею право спокойно подвергнуться операции! Я требую наркоза! Сестра, вы слышите, что я вам говорю?

Хирург только пожал плечами, и сестра помчалась за анестезиологом. Пришлось тому приступить к своим обязанностям в непривычной обстановке, но другого способа заставить первого замолчать не было. Вот так и получилось, что, когда председатель горсовета с заведующим отделом культуры бодрой рысцой вбежали в вестибюль больницы, интересующий их больной уже спал на операционном столе с блаженным выражением лица...
   

Директор школы, он же учитель математики, как раз вел урок в шестом классе, когда услышал крики в школьном коридоре. Прервав на полуслове объяснение теоремы, директор раздраженно взглянул на дверь — опять какие-то хулиганы нарушают тишину. Дверь в класс распахнулась, и вместо несовершеннолетних  хулиганов  в нее ворвался совершенно взрослый мужчина, жутко взволнованный.

— Я вас ищу, пан профессор! — крикнул он ди­ректору. — Бежим скорее! На рыночной площади, у автовокзала, приземлились марсиане! А они человеческого языка не понимают. Люди сказали — только с помощью математики с ними и можно пообщаться! А лучше вас никто не сумеет, вот эти самые, как на доске, всякие треугольники и прочее! Так что бежим скорее!

— Минутку, проще пана! — строго сказал директор, одним грозным взглядом усмиряя зашумевший было класс. — Взрослый человек, а такие шуточки у вас...

— Какие шуточки, разве я бы осмелился шутить с вами, пан директор! Святая правда, помереть мне на этом месте! А меня за вами люди прислали, говорят, у нас в Гарволине нет человека ученее пана!

Тут за спиной незнакомого нарушителя спокойствия показался очень хорошо знакомый директору ученик его школы, второгодник из восьмого класса, вечно прогуливающий уроки. Он поддержал первого посланца:

— Пан директор, там какие-то на рынок прилетели! Совсем не человеки, не пойми кто! И говорить по-нашему не умеют, люди сказали — с ними только математически и можно договориться! Пан директор, поспешите, ведь по-математически больше никто не умеет!

Директор все еще недоверчиво смотрел на нежданных посетителей и не знал, верить им  или  не верить.

— Ну, если это глупые шуточки... — грозно начал он, но подросток не стал ждать.

— Как же, тут не до шуток! — фыркнул он и, повернувшись, умчался, не дожидаясь директора.

Взрослый посланец продолжал нетерпеливо переминаться с ноги на ногу в дверях класса. Видя, как ученики уже вскочили и приготовились мчаться на площадь, и понимая, что никакая сила их не удержит, директор, все еще сомневаясь, сам бросился к выходу. Спохватившись, вернулся к доске, схватил несколько кусочков мела и выскочил из класса. За ним с шумом и гамом повалили ученики. Сбившись в дверях, они образовали пробку. Самые нетерпеливые полезли в окна.
   

В один из домов на окраине Гарволина, в двери своей квартиры ворвалась запыхавшаяся девочка.

— Мама! — с порога крикнула она. — К нам марсиане прилетели! На автовокзале стоят.

— Так они на автобусе приехали? — с интересом спросила мать девочки, оторвавшись от чистки картошки.

— Да нет же! Они прилетели, на чем-то таком блестящем! И на рынке сели! Бежим быстрее, сама увидишь! Быстрее!

— Глупости какие говоришь! — рассердилась мама. — И вообще, что это ты домой прибежала? А как же уроки в школе?

— Какие уроки? Всю школу распустили, сам директор помчался к марсианам, будет им геометрию рисовать, они по-человечески не понимают!

Услышав про директора, мать сразу поверила и встревожилась. Бросив недочищенную картошку, она сорвалась с места и забегала по кухне, в панике восклицая:

— Езус-Мария, вот и марсиане прилетели! Это за грехи наши Господь посылает нам испытание! Стой, ты куда? Вот сетка, поможешь мне. Куда же другая запропастилась? Ах ты, Господи...

— Зачем сетка? — не поняла дочь.

— Бери, не спрашивай, делай как говорят! Не помнишь, куда я кошелек сунула? Сахару надо купить и муки. Тут марсиане прилетели, а у нас никаких запасов!

Как сумасшедшая бегая по квартире, женщина схватила деньги и сумку и, выскочив на лестницу, затарабанила в дверь соседки.

— Пани Капарова, пани Капарова! Настал  наш  последний день! Марсиане прилетели! Я в магазин, на вас тоже займу очередь!
   

Комендант городского управления милиции, нервно застегивая на себе пояс с пистолетом, отдавал распоряжения сержанту:

— Немедленно свяжись с Главным управлением в Варшаве. Марсиане — это по их части! Пусть срочно принимают меры! И обзвоните все соседние отделения, чтобы прислали в Гарволин подкрепление, нам не хватит людей. Неизвестно, во что это выльется. А потом позвоните в Люблин. Мое мнение — надо подтянуть войска, но пусть сами решают.

— А если что — стрелять без предупреждения? — на всякий случай поинтересовался сержант с телефонной трубкой в руке и совершенно идиотским выражением на лице.

— Вы что, спятили? — остановился на бегу начальник. — Ни в коем случае не стрелять, сохрани Бог! Поняли? Ни в коем, даже в самом крайнем! А то скажут — мы виноваты, если начнется третья мировая. И пожарников вызовите! Хотя нет, похоже, они не любят пожарных. Тогда позвоните в войсковую часть! Но сами не вызывайте, ваше дело — только известить! А они уж пусть сами решают — вмешиваться или нет. На их ответственность!