Вадим Охотников

Охотников Вадим Дмитриевич (1905-1964)

Наследники лаборанта Синявина

Голосов пока нет

 

ОТ АВТОРА

 

    Говорят, что будто бы ушли в далекое прoшлoе длинные зимние вечера, когда в уютном семейном кругу кто-либо из взрослых рассказывал, а ребята слушали какую-нибудь интересную и длинную-длинную историю.
    Говорят, что взрослые теперь очень заняты, а ребята и того больше: столько у всех важных и неотложных дел.
    По-моему, это не совсем верно. И ребята не так уж без передышки заняты важными делами, и у взрослых время найдется.
    Возьмем, к примеру, Ивана Петровича Курочкина. Он ведь очень занятой человек. И хоть сравнительно молодой, а уже кандидат технических наук, известный изобретатель, руководит большой лабораторией, председатель какой-то комиссии и член подкомиссии и… не перечислить даже все должности и общественные нагрузки Ивана Петровича. А все же находит время! Выберет вечер, позовет своих ребят и говорит:

УГОЛЬНЫЙ ГEHEPATOP

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 голосов)
Как будто вот сейчас стоит передо мной друг моих ранних, юношеских лет Семен Крапко, задумчивый украинский хлопец с ясными голубыми глазами, немного сутулый и всегда такой серьезный, что наши девчата стеснялись с ним разговаривать.
  Семен был не намного старше меня: в маленьком уездном городишке, заброшенном за двадцать километров от ближайшей железной дороги и изрядно разрушенном во время недавно окончившейся гражданской войны, нас связывало много большее, чем юношеская дружба. Мы оба (я – ученик реального училища, а он – помощник машиниста в местной механической мастерской) были страстными любителями физики и электротехники. Мы были оба неутомимыми экспериментаторами и мечтателями, умеющими видеть в обыкновенном заржавленном электрическом звонке вполне реальную основу для изготовления мощной искровой радиостанции или какого-нибудь электромотора.

Пуговинка фиолетовая

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

   Густой лес. Солнечные лучи, пробирающиеся сквозь листву, ложатся на траву в виде маленьких расплывчатых пятен. Громко щебечут птицы. Я сижу на зеленом бугре и думаю о странной случайности, выпавшей из мою долю.

  Всего лишь несколько минут назад я сделал замечательную ботаническую находку – открытие необыкновенное, идущее наперекор известным законам природы, причудливое и удивительное явление, которое должно поразить всех ботаников мира!
  В руках у меня вещественное доказательство – маленькая веточка с широкими остроконечными листьями, очень похожими на кленовые. Но это не клен. И не какое-либо другое известное растение. Чтобы убедиться в этом, достаточно иметь самые элементарные познания в области ботаники. Скажите, где, в какой части сьета можно встретить дерево, у которого древесина была бы окрашена в яркофиолетовый цвет? Ведь, правда же, не существует таких растений!

ПOKOPИTEЛИ ЗEMHЫX HEДP

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (1 голос)

   Медленно плывут перед экраном странные пейзажи. Причудливые геологические наслоения сменяют друг друга. Изредка лодка натыкается на крупные камни, и тогда глухой удар сотрясает весь ее корпус.

  Согласно геологическому прогнозу, мягкая порода, в которой лодка может передвигаться свободно, должна простираться на значительную глубину, однако «подземные рифы» стали попадаться все чаще и чаще. Вот на экране появляется темная завеса – это массив из мелкокристаллического гранита. Корелин направляет луч радиолокатора вниз в надежде найти проход. Но стена уходит слишком глубоко. Лодка скользит параллельно гранитной преграде.
  Быстро течет время. Занятые наблюдениями, путешественники не ощущают его. Корелин с удивлением замечает, что лодка находится под землей уже более четырех часов.
  – Надо послушать, что говорит земля, – предложил Богдыханов.

НОВОЕ ЗРЕНИЕ

Голосов пока нет

   Студент пятого курса Электроакустического института Миша Савин был доволен сложившимися обстоятельствами. Еще бы! Ведь он едет к берегам южного моря. Впереди интересная практика в научно-исследовательском институте морской электроакустической техники.

  Приподнявшись и высунув голову из окна автобуса больше, чем это полагается для всякого приличного пассажира, он с нетерпением ждал, когда вдали покажется искрящаяся на солнце голубая полоска. Им овладело ребяческое желание, во что бы то ни стало первым увидеть море! Было приятно подставлять голову теплому ветру, чувствовать, как он шевелит волосы, прислушИваться к шелесту шин, трущихся об асфальт, и к звонкому, почти металлическому стрекоту цикад.

АВТОМАТЫ ПИСАТЕЛЯ

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 голосов)

  Призвание стать писателем я почувствовал давно. Друзья из среды литераторов отнеслись ко мне недоверчиво:

  -Ну, что ж, попробуйте! Вы думаете, это легко? Это вам не машины изобретать. Там все поддается математическим вычислениям и сразу видно, что нужно. А вот в литературной деятельности столько неясностей... –Вы представляете, – говорил мне один известный писатель – я переписываю свои произведения по двадцати пяти раз! Вы понимаете? Двадцать пять раз!
  – Все это ерунда! – гордо отвечал я. – У меня, на пример, имеется много интереснейших воспоминании. Только садись и пиши.

НАПУГАННАЯ МОЛНИЯ

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

   Работа у нас серьезная. Здесь не что-нибудь, а научно-испытательный полигон, где проверяются новейшие изобретения и открытия. Сами должны понимать: дело не шуточное...

  Вот возьмите хотя бы меня. Какая, собственно говоря, должность? Комендант полигона. Хозяйственный, так сказать, работник. А вы думаете, я плохо разбираюсь в научных вопросах? У нас тут без этого никак нельзя. Правда, у меня нет соответствующего образования, но народ здесь подбирается исключительно строго. Я так думаю, что и меня тут держат не просто так себе, а учитывая мою наклонность к различным вопросам науки.
  Вот, например, профессор Семенов,как только приедет к нам, так сразу спрашивает: «А где товарищ Воронов? Разыщите его, пожалуйста». В особенности профессор стал относиться ко мне с исключительным уважением с того времени, как я запугал молнию.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ВЗРЫВА

Голосов пока нет

   – Хотите, расскажу вам одну историю? Можно сказать, необыкновенный случай, – как-то предложил лейтенант Воронов. Это было в тот период, когда мы, работники исследовательского института, находились еще на казарменном положении. Перед тем как ложиться спать, мы часто собирались в маленькой уютной комнате, чтобы побеседовать на самые разнообразные темы. – Ну, что ж! Давайте, – ответил я. – Только что-нибудь посмешнее.

  Долговязый лейтенант, большой шутник и балагур, полез за портсигаром в карман и, стараясь быть серьезным, начал свой рассказ приблизительно так:

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ СНАРЯДЫ

Голосов пока нет

  Каждый удар, равномерно отбивавший секунды, подчеркнуто гулко разносился под опустевшими сводами старинного институтского здания. Раньше этот привычный стук никому не казался таким громким. Он терялся в говорливом шуме студенческой толпы. И только на закате хлопотливого дня, отражаясь многократно от высоких сводов бесконечных коридоров, он дополнял ту неуловимую торжественность, которой была наполнена вечерняя тишина старого здания. Теперь же тикающие электрические часы, расположенные почти во всех комнатах Ленинградского Политехнического института, вечером, ночью, утром и днем были единственным напоминанием о жизни. Всюду лежала пыльная тень недавней и спешной эвакуации.

  Но в одной из комнат часы не могли властвовать безраздельно. Она не была пуста, как остальные. Ее по-прежнему наполняли сложные физические приборы.

ШОРОХИ ПОД ЗЕМЛЕЙ

Голосов пока нет

   – Слышал я его уже много раз... Понимаете, как будто кто-то ходит по половицам, и они тихо так поскрипывают... Шорох такой... очень странный!

  Директор шахты пожал плечами.
  – Пустяки, – сказал он. – Это чисто нервное... Да вы не волнуйтесь!
  A про себя подумал:
  “Вот еще, – кто бы мог ожидать? Такой здоровяк на вид, и вдруг – психоз! Шорохи под землей чудятся”.
  Петренко, приземистый и широкоплечий человек с загорелым лицом, нервно поднялся с места и принялся расхаживать по кабинету.
Ленты новостей